Статья 624. Касаемо выкупа арендованного имущества

Изложение Статьи  624

Содержание

1. В законе или договоре аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.

2. Если условие о выкупе арендованного имущества не предусмотрено в договоре аренды, оно может быть установлено дополнительным соглашением сторон, которые при этом вправе договориться о зачете ранее выплаченной арендной платы в выкупную цену.

3. Законом могут быть установлены случаи запрещения выкупа арендованного имущества.

Судебная практика

Судебная практика касаемо применения 624 статьи в разных округах РФ.

Распространение норм о договоре купли-продажи на договор аренды с правом последующего выкупа имущества арендатором

  1. Статья 624 ГК РФ разрешает выкупать арендованное имущество, если это предусмотрено законом или договором, но не регламентирует применение в таких случаях норм Гражданского кодекса РФ о купле-продаже. Анализ судебной практики позволяет дать ответы на вопросы как о возможности, так и порядке применения упомянутых норм, в том числе в отношении договора финансовой аренды (лизинга).

1.1. Вывод из судебной практики: По вопросу о том, какие нормы о договоре купли-продажи применяются к договору аренды с правом последующего выкупа арендованного имущества, существует две позиции судов.

Позиция 1. К договору аренды с правом выкупа применимы нормы о договоре купли-продажи, касающиеся не только формы договора, поскольку договор аренды с правом выкупа является смешанным.

Судебная практика:

Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 23.08.2019 N Ф10-3917/2019 по делу N А23-6456/2017
“…В силу пункта 1 статьи 624 ГК РФ в договоре аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.
Такой договор следует рассматривать как смешанный (пункт 3 статьи 421 ГК РФ), содержащий в себе элементы договора финансовой аренды и договора купли-продажи.
Согласно статье 491 ГК РФ в случаях, когда договором купли-продажи предусмотрено, что право собственности на переданный покупателю товар сохраняется за продавцом до оплаты товара или наступления иных обстоятельств, покупатель не вправе до перехода к нему права собственности отчуждать товар или распоряжаться им иным образом, если иное не предусмотрено законом или договором либо не вытекает из назначения и свойств товара.
Как указано выше, обязательства арендаторами в полном объеме не исполнены.
На основании изложенного суды правомерно отклонили доводы конкурсного кредитора Шаркова О.В. о необходимости включения спорного транспортного средства (эвакуатора ДАФ-95ХА380) в конкурсную массу должника, отметив, что Шарков О.В. вправе самостоятельно реализовать вышеназванное имущество, собственником которого он является…”

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Определение Верховного Суда РФ от 14.10.2014 по делу N 307-ЭС14-22, А56-70987/2012
“…Из установленных нижестоящими судами обстоятельств дела следует, что 03.12.2007 между обществом “Северная Венеция” (лизингодателем) и обществом с ограниченной ответственностью “ПСК “ПГ-Стром” (лизингополучатель; далее – общество “ПСК “ПГ-Стром”) заключен договор, по условиям которого общество “Северная Венеция” обязалось передать лизингополучателю в возвратный лизинг оборудование для производства щепо-цементных плит (далее – ЩЦП), перечисленное в приложении N 3, а лизингополучатель – своевременно и в полном объеме уплачивать предусмотренные договором от 03.12.2007 лизинговые платежи (далее также – договор выкупного лизинга). Стоимость оборудования составила 31 105 000 рублей, сумма лизинговых платежей с учетом выкупной стоимости – 44 098 949 рублей (пункт 8.1 договора выкупного лизинга).
В дальнейшем общество “Северная Венеция”, общество “ПСК “ПГ-Стром” и общество “ИСК-Энерго” заключили трехсторонний договор от 20.03.2009 N 2 о перемене лиц в обязательстве, по условиям которого общество “ПСК “ПГ-Стром” передало обществу “ИСК-Энерго”, а общество “ИСК-Энерго” приняло на себя все права и обязанности лизингополучателя по договору выкупного лизинга (далее – договор о перемене лиц в обязательстве).
Исковые требования по настоящему делу основаны на обстоятельствах, возникших в связи с расторжением договора выкупного лизинга.
Под договором выкупного лизинга в соответствии с частью 1 статьи 624 Гражданского кодекса и статьей 19 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” (далее – Закон о лизинге) понимается договор, который содержит условие о переходе права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю при внесении им всех лизинговых платежей, включая выкупную цену, если ее уплата предусмотрена договором.
Включение в договор лизинга дополнительного условия о возможности перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный, содержащий в себе элементы договоров лизинга (финансовой аренды) и купли-продажи…”

Постановление Президиума ВАС РФ от 12.07.2011 N 17389/10 по делу N А28-732/2010-31/18
“…Согласно статье 624 Кодекса и статье 19 Закона о лизинге включение в договор финансовой аренды (лизинга) дополнительного условия о возможности перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (пункт 3 статьи 421 Кодекса), содержащий в себе элементы договоров финансовой аренды и купли-продажи.
Следовательно, к отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Кодекса, регулирующие правоотношения по купле-продаже.
В соответствии с пунктом 1 статьи 454 Кодекса по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель – принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).
Таким образом, в случае расторжения договора финансового лизинга по инициативе лизингодателя и изъятия им предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность. Следовательно, оснований для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, не имеется…”

Постановление Президиума ВАС РФ от 18.05.2010 N 1729/10 по делу N А41-243/09
“…В силу общего правила статьи 665 Гражданского кодекса, статьи 2 Закона о лизинге по договору финансовой аренды обязанности лизингодателя сводятся к приобретению в собственность у третьей стороны (продавца) имущества и предоставлению данного имущества лизингополучателю во временное владение и пользование.
Вместе с тем согласно статье 624 Гражданского кодекса и статье 19 Закона о лизинге в договор финансовой аренды может быть включено дополнительное условие о переходе по данному договору права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю. Такой договор следует рассматривать как смешанный (пункт 3 статьи 421 Гражданского кодекса), содержащий в себе элементы договора финансовой аренды и договора купли-продажи.
К отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Гражданского кодекса, регулирующие куплю-продажу.
Содержащееся в настоящем постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации толкование правовых норм является общеобязательным и подлежит применению при рассмотрении арбитражными судами аналогичных дел…”

Постановление Президиума ВАС РФ от 01.03.2005 N 12102/04 по делу N А56-36561/03
“…Договор аренды с правом выкупа следует рассматривать как смешанный договор, содержащий в себе элементы договора аренды недвижимости и договора купли-продажи недвижимости.
Поскольку в настоящем случае имеет место выкуп арендованного имущества, то к правоотношениям сторон должны применяться и нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие куплю-продажу недвижимого имущества, в том числе статья 555 названного Кодекса.
В соответствии с пунктом 1 статьи 555 Гражданского кодекса Российской Федерации при отсутствии в договоре согласованного сторонами в письменной форме условия о цене недвижимости договор о ее продаже считается незаключенным.
Поскольку данная норма подлежит применению и к отношениям сторон по рассматриваемому делу, спорный договор следует считать незаключенным в силу того, что в нем нет условия о цене земельного участка…”

Волго-Вятский округ

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 17.06.2014 по делу N А31-7016/2012
“…Сославшись на то, что в результате расторжения договоров на стороне ответчика возникло неосновательное обогащение в виде выкупной цены предмета лизинга, истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском.
В силу статьи 624 ГК РФ и статьи 19 Закона о лизинге включение в договор финансовой аренды (лизинга) дополнительного условия о возможности перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (пункт 3 статья 421 ГК РФ), содержащий в себе элементы договоров финансовой аренды и купли-продажи.
Следовательно, к отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы ГК РФ, регулирующие правоотношения по купле-продаже.
Согласно пункту 1 статьи 454 ГК РФ по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель – принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).
В случае расторжения договора финансового лизинга прекращается обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность, следовательно, оснований для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, не имеется.
В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.05.2010 N 1729/10 выражена правовая позиция, согласно которой договор финансовой аренды с дополнительным условием о переходе по данному договору права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю следует рассматривать как смешанный, содержащий в себе элементы договора финансовой аренды и договора купли-продажи.
Суды обеих инстанций пришли к обоснованному выводу о том, что с расторжением договоров и возвращением предметов лизинга лизингодателю прекращены обязательства лизингодателя по передаче предметов лизинга в собственность лизингополучателю, а значит, отпали основания для удержания той части денежных средств, которые были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предметов лизинга…”

Дальневосточный округ

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 07.10.2013 N Ф03-3805/2013 по делу N А73-14559/2012
“…Сумма лизинговых платежей по договору составила 1 436 177,89 рублей, включая НДС, который подлежит оплате независимо от использования имущества лизингополучателем в соответствии с согласованным сторонами графиком платежей (приложение N 1), в котором определены размер, состав и сроки уплаты лизинговых платежей (пункт 2.2 договора). При этом согласно п. 4.2 выкупная стоимость имущества включена в состав лизинговых платежей и равна последнему платежу, предусмотренному графиком лизинговых платежей по состоянию на дату его уплаты.
Пунктом 1 статьи 624 ГК РФ установлено, что в законе или договоре может быть предусмотрен переход арендованного имущества в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.
Договором лизинга может быть предусмотрено, что предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя по истечении срока договора или до его истечения на условиях, предусмотренных соглашением сторон (статья 19 Закона о лизинге).
В соответствии с частью 1 статьи 28 Закона о лизинге под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя. В общую сумму договора лизинга может включаться выкупная цена предмета лизинга, если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.
При рассмотрении спора, с учетом правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 18.05.2010 N 1729/10, согласно которой к отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие куплю-продажу, суды обоснованно квалифицировали договор от 11.06.2010 как смешанный, содержащий в себе элементы договора лизинга и договора купли-продажи.
Судами установлено и сторонами не оспаривается факт полного исполнения ответчиком обязательства по уплате лизинговых платежей, включающих выкупную стоимость 12.07.2012 и нахождение предмета лизинга во владении ответчика…”

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 30.04.2013 N Ф03-1422/2013 по делу N А73-9386/2012
“…Суды установили, что 01.11.2010 между ООО “Балтийский лизинг” (лизингодатель) и ООО “Финмашинери” (лизингополучатель) заключен договор N 28/10-ХБР в отношении автомобиля TOYOTA LAND CRUISER PRADO GRJ150L-GKAEKW номер двигателя IGR A 181284.
Согласно пункту 2.2 договора (в редакции дополнительных соглашений к нему) сумма лизинговых платежей составляет 3 093 100 руб. 75 коп. с учетом НДС. Приложением N 1/1 к договору определен график внесения платежей. В силу пункта 4.2 договора выкупная стоимость имущества включена в состав лизинговых платежей и равна последнему платежу, установленному графиком лизинговых платежей по состоянию на дату его уплаты. Согласно графику внесения платежей сумма данного платежа составляет 159 795 руб. 42 коп.
Проанализировав условия договора от 01.11.2010, суды верно квалифицировали его как смешанный, содержащий элементы договоров купли-продажи и аренды…”

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 06.05.2011 N Ф03-1319/2011 по делу N А73-7940/2007
“…Как следует из материалов дела и установлено судами, 28.07.2004 ООО “Комсомольский-на-Амуре лесозавод” (арендодатель) и ИП Кравец С.Ф. (арендатор) подписали договор аренды нежилого помещения, в соответствии с условиями которого, арендодатель передает, а арендатор принимает в арендное пользование нежилое помещение, принадлежащее арендодателю на праве собственности, цех ДОЦ-1, лит. Ж общей площадью 1 252, 5 кв. м, расположенный по адресу: Комсомольск-на-Амуре, ул. Лесозаводская, 4, с правом последующего выкупа.
Согласно пункту 1.2 указанного договора арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении одного года с момента вступления договора в силу или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены (1 200 000 руб.).
Ссылаясь на то, что до истечения срока действия спорного договора он оплатил арендодателю установленную им выкупную цену за арендованное имущество и приобрел на него право собственности, ИП Кравец С.Ф. обратился в арбитражный суд с настоящим исковым заявлением.
Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что договор между ООО “Комсомольский-на-Амуре” лесозавод и ИП Кравец С.Ф. является смешанным и содержит в себе элементы договора аренды и договора купли-продажи. Также судом установлено, что указанный выше договор заключен на срок в один год. Установив данные обстоятельства, суд первой инстанции пришел к выводу, что данный договор является незаключенным в силу положений пункта 2 статьи 651, пункта 3 статьи 433 ГК РФ.
Пункт 1 статьи 551 ГК РФ также предусматривает, что переход права собственности на недвижимость по договору продажи недвижимости к покупателю подлежит государственной регистрации.
Кроме того, пунктом 3 статьи 551 ГК РФ предусмотрено, что в случае, когда одна из сторон договора купли-продажи недвижимого имущества уклоняется от государственной регистрации перехода права собственности на недвижимость, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о государственной регистрации перехода права собственности.
Установив, что ИП Кравец С.Ф. не предъявлял требований о понуждении ООО “Комсомольский-на-Амуре лесозавод” к регистрации перехода права собственности, суды обеих инстанций обоснованно отказали в иске ввиду того, что истцом выбран неправильный способ защиты нарушенного права…”

Западно-Сибирский округ

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 26.06.2013 по делу N А46-28518/2012
“…Из материалов дела видно, что между ООО “ЛК УРАЛСИБ” (лизингодатель) и ООО “Сибирская строительная компания” (лизингополучатель) был заключен договор финансовой аренды (лизинга) N ОМК-0337-8А от 19.09.2008 (далее – договор), по условиям которого лизингодатель обязался приобрести в собственности автомобиль Mitsubishi Lancer Evo IX и предоставить это имущество лизингополучателю за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей.
В соответствии с разделом 7 договора лизинга стоимость предмета лизинга составила 1 050 000 рублей, авансовый платеж – 210 000 рублей, выкупная стоимость предмета лизинга – 1 000 рублей.
Согласно статье 624 ГК РФ и статье 19 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” включение в договор финансовой аренды (лизинга) дополнительного условия о возможности перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (пункт 3 статьи 421 ГК РФ), содержащий в себе элементы договоров финансовой аренды и купли-продажи…”

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 06.08.2010 по делу N А75-5300/2009
“…В соответствии с п. 1 ст. 624 Гражданского кодекса Российской Федерации договором аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.
Как правильно указано судами, поскольку в данном случае имеет место выкуп арендованного имущества, то к правоотношениям сторон в порядке пункта 3 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации должны применяться и нормы этого Кодекса, регулирующие куплю-продажу недвижимого имущества, в том числе статья 555 Кодекса.
В соответствии с пунктом 1 статьи 555 Гражданского кодекса Российской Федерации при отсутствии в договоре согласованного сторонами в письменной форме условия о цене недвижимости договор о ее продаже считается незаключенным.
Дав толкование условиям договора аренды от 16.12.2004 и дополнительным соглашениям к нему от 26.12.2006 б/н и N 2 в порядке статей 431, 432 Гражданского кодекса Российской Федерации и исследовав представленные доказательства в совокупности, арбитражные суды пришли к правильному выводу о том, что договор в части права на выкуп арендованного имущества является незаключенным в виду несогласования такого существенного условия как выкупная цена…”

Московский округ

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 23.10.2018 N Ф05-16905/2018 по делу N А40-22379/18
“…Как следует из материалов дела и установлено судами, между ООО “ДарВей” (лизингополучатель) и ООО “РЕСО-Лизинг” (лизингодатель) заключен договор финансовой аренды (лизинга) от 16.09.2014 N 5156ДМО-ДАВ/01/2014, в соответствии с которым лизингодатель приобрел и передал лизингополучателю по акту приема-передачи от 24.09.2014 во временное владение и пользование автомобиль легковой Infiniti QX 60, 2014 г.в., VIN 5N 1AL0MM6EC539975, приобретенный у ООО “АЦ на Ленинском” по договору купли-продажи от 16.09.2014 N 5156ДМО/2014.
Обращаясь с настоящим иском, истец указал, что все обязательства по заключенному договору лизинга перед ответчиком истцом исполнены в полном объеме, однако транспортное средство в собственность истца не передано. Истец полагает, что непередача лизингодателем права собственности на предмет лизинга лизингополучателю является нарушением ответчиком условий договора лизинга, а также воспрепятствованием со стороны ответчика в защите нарушенных прав истца (отсутствие согласия на расторжение договора купли-продажи автомобиля, воспрепятствование расторжению договора купли-продажи автомобиля), дает истцу право требовать расторжения договора лизинга в порядке, предусмотренном Гражданским кодексом Российской Федерации.
В соответствии с пунктом 1 статьи 19 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” договором лизинга может быть предусмотрено, что предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя по истечении срока договора лизинга или до его истечения на условиях, предусмотренных соглашением сторон.
Включение в договор финансовой аренды (лизинга) дополнительного условия о возможности перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный, содержащий в себе элементы договоров финансовой аренды и купли-продажи, следовательно, к отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие правоотношения по купле-продаже.
Договор лизинга от 16.09.2014 N 5156ДМО-ДАВ/01/2014 является смешанным договором, содержащим в себе элементы как договора финансовой аренды (лизинга), так и договора купли-продажи предмета лизинга.
Согласно пункту 2 статьи 456 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено договором купли-продажи, продавец обязан одновременно с передачей вещи передать покупателю ее принадлежности, а также относящиеся к ней документы (технический паспорт, сертификат качества, инструкцию по эксплуатации и т.п.), предусмотренные законом, иными правовыми актами или договором.
В случае непередачи лизингополучателю документов, необходимых для регистрационного учета автотранспортного средства, истец как покупатель не был лишен возможности обратиться в арбитражный суд с иском об обязании лизингодателя (продавца) передать указанные документы.
Таким образом, истцом избран ненадлежащий способ защиты права, что является самостоятельным и достаточным основанием для отказа в иске…”

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 03.09.2014 N Ф05-9424/2014 по делу N А40-139190/13-109-892
“…В силу статьи 624 Гражданского кодекса и статьи 19 Закона о лизинге в договор финансовой аренды может быть включено дополнительное условие о переходе по данному договору права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю. Такой договор следует рассматривать как смешанный (пункт 3 статьи 421 Гражданского кодекса), содержащий в себе элементы договора финансовой аренды и договора купли-продажи.
К отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Гражданского кодекса, регулирующие куплю-продажу.
В соответствии с пунктом 1 статьи 454 Гражданского кодекса по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).
В рассматриваемом случае в связи с расторжением по требованию лизингодателя договора лизинга с правом выкупа и изъятием им предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность. Следовательно, отпали основания для удержания той части денежных средств, которые были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга.
Арбитражный суд первой инстанции, проверив представленные сторонами расчеты, в том числе в части размера выкупной цены предмета лизинга, признал обоснованными требования в части выкупной стоимости предмета лизинга, уплаченной лизингополучателем в составе лизинговых платежей и составляющей 444 180 руб. 06 коп.
Судебная коллегия суда кассационной инстанции соглашается с данным выводом суда.
Учитывая, что фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами первой и апелляционной инстанций на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, а окончательные выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права, у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для отмены либо изменения принятых по делу решения и постановления апелляционной инстанции, предусмотренные статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации…”

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 18.08.2014 N Ф05-8560/2014 по делу N А40-135552/13-109-865
“…Кассационная коллегия считает, что выводы суда первой инстанции соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, оценка которым судом дана в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; суд первой инстанции правильно применил нормы права; кассационная жалоба истца (лизингополучателя) удовлетворению не подлежит ввиду следующего.
Согласно статье 624 Гражданского кодекса Российской Федерации и статье 19 Закона о лизинге включение в договор финансовой аренды (лизинга) дополнительного условия о возможности перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (пункт 3 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации), содержащий в себе элементы договоров финансовой аренды и купли-продажи.
Следовательно, к отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие куплю-продажу.
В соответствии с пунктом 1 статьи 454 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).
В настоящем деле в связи с расторжением по требованию лизингодателя договоров лизинга с правом выкупа и изъятием им предметов лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче предметов лизинга лизингополучателю в собственность.
Таким образом, в случае расторжения договора финансового лизинга по инициативе лизингодателя и изъятия им предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность. Следовательно, оснований для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, не имеется.
Поскольку после расторжения договора лизинга имело место удержание лизингодателем оплаченной части фактической выкупной цены без предоставления лизингополучателю в части, касающейся выкупа, встречного исполнения (передачи имущества), у лизингополучателя возникло право требовать возврата денежных средств, перечисленных им в счет погашения выкупной цены.
Таким образом, суд первой инстанции, установив вышеприведенные фактические обстоятельства дела и применив данные нормы права, пришел к правомерному выводу о том, что после расторжения договоров лизинга и возврата предметов лизинга лизингодателю на стороне последнего возникло неосновательное обогащение в виде выкупной цены предметов лизинга, уплаченной лизингополучателем лизингодателю в составе лизинговых платежей…”

Постановление ФАС Московского округа от 11.06.2014 N Ф05-5358/2014 по делу N А40-26982/13
“…Отменяя решение Арбитражного суда города Москвы в части взыскания с лизингодателя неосновательного обогащения в виде выплаченных лизингополучателем выкупных платежей в составе лизинговых платежей, Девятый арбитражный апелляционный суд принял во внимание, что в связи с нарушением ответчиком сроков внесения лизинговых платежей истец 17.09.2012 известил ответчика о расторжении договора и потребовал от ответчика возвратить предмет лизинга.
В силу статьи 624 Гражданского кодекса и статьи 19 Закона о лизинге в договор финансовой аренды может быть включено дополнительное условие о переходе по данному договору права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю. Такой договор следует рассматривать как смешанный (пункт 3 статьи 421 Гражданского кодекса), содержащий в себе элементы договора финансовой аренды и договора купли-продажи.
К отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Гражданского кодекса, регулирующие куплю-продажу.
В соответствии с пунктом 1 статьи 454 Гражданского кодекса по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).
В рассматриваемом случае в связи с расторжением по требованию лизингодателя договора лизинга с правом выкупа и изъятием им предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность. Следовательно, отпали основания для удержания той части денежных средств, которые были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга.
При указанных обстоятельствах суд кассационной инстанции не установил оснований для изменения или отмены постановления апелляционной инстанции, предусмотренных в ч. 1 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации…”

Постановление ФАС Московского округа от 03.06.2014 N Ф05-14630/2012 по делу N А40-91575/12
“…Как правильно указал суд апелляционной инстанции, согласно статье 624 Гражданского кодекса Российской Федерации, статье 19 Федерального закона от 29.10.98 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” включение в договор финансовой аренды дополнительного условия о переходе по данному договору права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (пункт 3 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации), содержащий в себе элементы как договора финансовой аренды, так и договора купли-продажи.
К отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие сделки купли-продажи.
В соответствии с пунктом 1 статьи 454 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).
В связи с расторжением договора лизинга с правом выкупа и изъятием предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче транспортного средства в собственность лизингополучателю. Следовательно, отпали основания для удержания той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в составе лизинговых платежей в счет погашения выкупной цены предмета лизинга.
Поскольку после расторжения договора лизинга имело место удержание лизингодателем оплаченной части выкупной цены предмета лизинга, суд апелляционной инстанции пришел к правомерному выводу о том, что у лизингополучателя возникло право требования возврата денежных средств, фактически перечисленных им в счет погашения выкупной цены.
Исследовав и оценив в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в материалы дела доказательства и доводы сторон, суд апелляционной инстанции пришел к правомерному выводу об удовлетворении исковых требований в части суммы неосновательного обогащения, поскольку правовых оснований для удержания денежных средств у ответчика не имеется…”

Постановление ФАС Московского округа от 21.05.2014 N Ф05-4328/14 по делу N А40-124245/13
“…Изучив доводы кассационной жалобы, заслушав представителя заявителя, проверив в порядке статей 284, 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом норм материального права и соблюдение норм процессуального права при принятии обжалуемого судебного акта, суд кассационной инстанции приходит к выводу о том, что отсутствуют основания, предусмотренные статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены или изменения постановления суда апелляционной инстанции, а именно:
Оценив представленные доказательства в их совокупности и взаимной связи, в частности проведя анализ условий договора лизинга, графика лизинговых платежей, расчетов по указанным платежам, руководствуясь нормами Федерального закона от 29.10.98 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)”, положениями статей 624, 665, 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, судом удовлетворены заявленные по иску требования.
Как правильно указал суд апелляционной инстанции, согласно статье 624 Гражданского кодекса Российской Федерации, статье 19 Федерального закона от 29.10.98 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” включение в договор финансовой аренды дополнительного условия о переходе по данному договору права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (пункт 3 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации), содержащий в себе элементы как договора финансовой аренды, так и договора купли-продажи.
К отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие сделки купли-продажи.
В соответствии с пунктом 1 статьи 454 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).
В связи с расторжением договора лизинга с правом выкупа и изъятием предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче транспортного средства в собственность лизингополучателю. Следовательно, отпали основания для удержания той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в составе лизинговых платежей в счет погашения выкупной цены предмета лизинга…”

Постановление ФАС Московского округа от 04.12.2013 N Ф05-10689/2012 по делу N А40-5802/12-76-51
“…Как правильно указал суд апелляционной инстанции, согласно статье 624 Гражданского кодекса Российской Федерации, статье 19 Федерального закона от 29.10.98 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” включение в договор финансовой аренды дополнительного условия о переходе по данному договору права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (пункт 3 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации), содержащий в себе элементы как договора финансовой аренды, так и договора купли-продажи.
К отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие сделки купли-продажи.
В соответствии с пунктом 1 статьи 454 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).
В связи с расторжением договора лизинга с правом выкупа и изъятием предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче транспортного средства в собственность лизингополучателю. Следовательно, отпали основания для удержания той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в составе лизинговых платежей в счет погашения выкупной цены предмета лизинга.
При указанных обстоятельствах с учетом доводов жалоб, суд кассационной инстанции не установил оснований для изменения или отмены решения арбитражного суда первой и постановления апелляционной инстанций, предусмотренных в ч. 1 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации…”

Постановление ФАС Московского округа от 03.12.2013 N Ф05-12211/2012 по делу N А40-20791/12-162-197
“…Как правильно указал суд апелляционной инстанции, согласно статье 624 Гражданского кодекса Российской Федерации, статье 19 Федерального закона от 29.10.98 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” включение в договор финансовой аренды дополнительного условия о переходе по данному договору права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (пункт 3 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации), содержащий в себе элементы как договора финансовой аренды, так и договора купли-продажи.
К отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие сделки купли-продажи…”

Постановление ФАС Московского округа от 25.11.2013 N Ф05-14061/2013 по делу N А40-85927/12
“…Согласно статье 624 Гражданского кодекса Российской Федерации, статье 19 Федерального закона от 29.10.98 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” включение в договор финансовой аренды дополнительного условия о переходе по данному договору права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (пункт 3 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации), содержащий в себе элементы как договора финансовой аренды, так и договора купли-продажи.
К отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие сделки купли-продажи.
В соответствии с пунктом 1 статьи 454 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).
Поскольку после расторжения договора лизинга имело место удержание лизингодателем оплаченной части выкупной цены предмета лизинга, суды первой и апелляционной инстанций пришли к правомерному выводу о том, что у лизингополучателя и цессионария возникло право требования возврата денежных средств, фактически перечисленных лизингополучателем в счет погашения выкупной цены…”

Постановление ФАС Московского округа от 18.11.2013 N Ф05-12058/2013 по делу N А40-144724/12-76-1307
“…Вместе с тем, согласно статье 624 Гражданского кодекса Российской Федерации, статье 19 Закона о лизинге включение в договор финансовой аренды дополнительного условия о переходе по данному договору права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (пункт 3 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации), содержащий в себе элементы как договора финансовой аренды, так и договора купли-продажи.
Заключенными между сторонами договорами лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю (п. 7 договоров лизинга).
Следовательно, к отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие правоотношения по купле-продаже.
В соответствии с пунктом 1 статьи 454 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).
Таким образом, в случае расторжения договора финансового лизинга по инициативе лизингодателя и изъятия им предмета лизинга прекращается обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность.
В рамках заявленного иска ООО “Финанс” по правилам статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации должно доказать, что в состав выплаченных им лизингодателю лизинговых платежей вошла выкупная цена предмета лизинга и у другой стороны сделки имеется неосновательное обогащение.
Однако, как установили суды первой и апелляционной инстанций, такие доказательства в материалы дела не представлены.
Исходя из изложенного, судами первой и апелляционной инстанций полно и всесторонне исследованы обстоятельства дела, правильно применены нормы материального и процессуального права.
Нарушений норм процессуального права, являющихся безусловным основанием для отмены судебного акта, арбитражными судами первой и апелляционной инстанций при вынесении обжалуемых судебных актов, не допущено…”

Постановление ФАС Московского округа от 31.10.2013 по делу N А40-138198/12-114-1340
“…Как правильно указал суд апелляционной инстанций, согласно статье 624 Гражданского кодекса Российской Федерации, статье 19 Федерального закона от 29.10.98 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” включение в договор финансовой аренды дополнительного условия о переходе по данному договору права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (пункт 3 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации), содержащий в себе элементы как договора финансовой аренды, так и договора купли-продажи.
К отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие сделки купли-продажи.
В соответствии с пунктом 1 статьи 454 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).
В связи с расторжением договора лизинга с правом выкупа и изъятием предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче транспортного средства в собственность лизингополучателю. Следовательно, отпали основания для удержания той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в составе лизинговых платежей в счет погашения выкупной цены предмета лизинга.
Поскольку после расторжения договора лизинга имело место удержание лизингодателем оплаченной части выкупной цены предмета лизинга, суд апелляционной инстанции пришел к правомерному выводу о том, что у лизингополучателя возникло право требования возврата денежных средств, фактически перечисленных им в счет погашения выкупной цены.
При указанных обстоятельствах, суд кассационной инстанции не установил оснований для изменения или отмены постановления апелляционной инстанции, предусмотренных в ч. 1 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации…”

Постановление ФАС Московского округа от 15.10.2013 по делу N А40-39603/11-24-235
“…Судами установлено, что между ответчиком (лизингодатель) и истцом (лизингополучатель) заключен договор лизинга N 9603/2007 от 30.11.2007, согласно которому первый обязался приобрести в собственность и предоставить второму во временное владение и пользование для предпринимательских целей предмет лизинга – транспортное средство Самосвал HOWO ZZ3257M3647W.
Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в Постановлении от 18.05.2010 N 1729/10 указал, что договор лизинга, предусматривающий переход права собственности, следует рассматривать как смешанный договор (пункт 3 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации), содержащий в себе элементы договора финансовой аренды и договора купли-продажи.
К отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие куплю-продажу.
В соответствии с пунктом 1 статьи 454 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).
Исследовав имеющиеся в деле доказательства, суды пришли к выводу, что в состав лизинговых платежей включена выкупная стоимость предмета лизинга.
Таким образом, поскольку договор лизинга расторгнут, предмет лизинга возвращен лизингодателю, прекращено его обязательство по передаче предмета лизинга в собственность лизингополучателю; основания для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, отсутствуют.
Суд кассационной инстанций не установил наличия вышеперечисленных оснований для отмены обжалуемых судебных актов, в том числе постановления Девятого арбитражного апелляционного суда, в связи с чем считает кассационную жалобу не подлежащей удовлетворению; постановление апелляционного суда, которым изменено решение суда первой инстанции, оставляет в силе…”

Постановление ФАС Московского округа от 01.10.2013 по делу N А40-75868/12-126-754
“…Из материалов дела следует и установлено судом, между сторонами заключен договор лизинга N 3009/2010 от 24.06.2010.
Согласно положениям пункта 1.1 договора, раздела 6 Общих условий лизинга лизингодатель обязуется предоставить предмет лизинга с правом последующего приобретения права собственности, а в пункте 3.2 договора сторонами был согласован график лизинговых платежей с отдельным указанием сроков внесения платежей, размера каждого лизингового платежа и стоимости предмета лизинга в составе каждого лизингового платежа, то судебная коллегия считает, что выкупная стоимость была согласована сторонами и вошла в состав лизинговых платежей.
Как правильно указал суд апелляционной инстанций, согласно статье 624 Гражданского кодекса Российской Федерации, статье 19 Федерального закона от 29.10.98 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” включение в договор финансовой аренды дополнительного условия о переходе по данному договору права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (пункт 3 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации), содержащий в себе элементы как договора финансовой аренды, так и договора купли-продажи.
К отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие сделки купли-продажи…”

Постановление ФАС Московского округа от 03.09.2013 по делу N А40-127624/12-162-1217
“…Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, 01.08.2011 между истцом (лизингодатель) и ответчиком (лизингополучатель) был заключен договор финансовой аренды (лизинга) NVTSIB184/1L-11.
Согласно статье 624 Гражданского кодекса Российской Федерации и статье 19 Закона о лизинге включение в договор финансовой аренды (лизинга) дополнительного условия о возможности перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (пункт 3 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации), содержащий в себе элементы договоров финансовой аренды и купли-продажи.
Следовательно, к отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие куплю-продажу.
Нарушений норм процессуального права, являющихся безусловным основанием для отмены судебного акта, арбитражными судами первой и апелляционной инстанций при вынесении обжалуемых судебных актов, не допущено…”

Постановление ФАС Московского округа от 24.07.2013 по делу N А40-129594/11-35-1131
“…Как следует из материалов дела и установлено судами, 31.08.2007 между ответчиком (лизингодателем) и истцом (лизингополучателем) был заключен договор финансовой аренды (лизинга) N РЯЗ-0072-7А, согласно которому лизингодатель обязался приобрести в собственность и передать лизингополучателю во временное владение и пользование предметы лизинга определенные в спецификации (Приложение N 1), а лизингополучатель обязался принять их и уплатить лизинговые платежи согласно графику лизинговых платежей.
Согласно Договору выкупная стоимость предметов лизинга установлена в размере 1.000 руб. за седельный тягач и 1.000 руб. за полуприцеп.
Нормы ст. 624 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Кодекс) и ст. 19 Федерального закона “О финансовой аренде (лизинге)” (далее – Закон о лизинге) о включении в Договор дополнительного условия о возможности перехода права собственности на предмет лизинга к Лизингополучателю позволяют рассматривать такой договор как смешанный (п. 3 ст. 421 ГК РФ), содержащий в себе элементы договоров финансовой аренды и купли-продажи. Поэтому, к отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы ГК РФ, регулирующие правоотношения по купле-продаже.
Суд правомерно посчитал, что в случае расторжения договора лизинга с правом выкупа по инициативе лизингодателя и изъятия им предмета лизинга прекращается обязательство лизингодателя по передаче этого имущества лизингополучателю в собственность, то есть прекращаются обязательства по купле-продаже, в связи с чем оснований для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, не имеется…”

Постановление ФАС Московского округа от 22.07.2013 по делу N А40-3694/12-112-33
“…Как усматривается из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, 31 марта 2006 года между ОАО “Росдорлизинг” и ООО “Западно-Уральская лизинговая корпорация” заключен договор лизинга N 58/Л-2006, в соответствии с которым ОАО “Росдорлизинг” (лизингодатель) приобрел у ООО “Рецикл материалов Инт.” мобильный грохот S-5 и передал ее ООО “Западно-Уральская лизинговая корпорация” (лизингополучателю) за плату во временное владение и пользование.
Как установлено судом апелляционной инстанции, пунктом 7.7 заключенного между сторонами договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю, при условии уплаты лизингополучателем всех платежей.
Согласно пункту 1 статьи 28 Федерального закона “О финансовой аренде (лизинге)” под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя. В общую сумму договора лизинга может включаться выкупная цена предмета лизинга, если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.
Вместе с тем, согласно статье 624 Гражданского кодекса Российской Федерации, статье 19 Федерального закона “О финансовой аренде (лизинге)” включение в договор финансовой аренды дополнительного условия о переходе по данному договору права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (пункт 3 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации), содержащий в себе элементы как договора финансовой аренды, так и договора купли-продажи.
Таким образом, суд апелляционной инстанции правильно оценил спорный договор лизинга как смешанный (п. 3 ст. 421 ГК РФ), содержащий в себе элементы договоров финансовой аренды и купли-продажи.
В связи с чем, довод о неправильной квалификации спорного договора судом апелляционной инстанции отклоняется судом кассационной инстанции как необоснованный…”

Постановление ФАС Московского округа от 25.06.2013 по делу N А40-109801/12-76-1051
“…В силу статьи 665 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 2 Закона о лизинге по договору финансовой аренды обязанности лизингодателя сводятся к приобретению в собственность у третьей стороны (продавца) имущества и предоставлению данного имущества лизингополучателю во временное владение и пользование.
Вместе с тем, согласно статье 624 Гражданского кодекса Российской Федерации, статье 19 Закона о лизинге включение в договор финансовой аренды дополнительного условия о переходе по данному договору права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (пункт 3 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации), содержащий в себе элементы как договора финансовой аренды, так и договора купли-продажи.
Заключенным между сторонами договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.
Следовательно, к отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие правоотношения по купле-продаже…”

Постановление ФАС Московского округа от 20.06.2013 по делу N А40-57322/12-112-532
“…В силу общего правила статьи 665 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 2 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” по договору финансовой аренды обязанности лизингодателя сводятся к приобретению в собственность у третьей стороны (продавца) имущества и предоставлению данного имущества лизингополучателю во временное владение и пользование.
Как установлено судами обеих инстанций, заключенным между сторонами договором лизинга от 19 января 2007 г. N 356Л/07/002 предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.
Следовательно, к отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие правоотношения по купле-продаже.
В соответствии с пунктом 1 статьи 454 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).
Таким образом, суды первой и апелляционной инстанций правильно оценили спорный договор лизинга как смешанный (п. 3 ст. 421 ГК РФ), содержащий в себе элементы договоров финансовой аренды и купли-продажи…”

Постановление ФАС Московского округа от 17.05.2013 по делу N А40-119642/12-161-1121
“…Как следует из материалов дела, 02 сентября 2008 года между ООО “ФБ-Лизинг” (лизингодателем) и ООО “Девелопмент-Авто” (лизингополучателем) заключен договор финансовой аренды (лизинга) N 1718/2008 (далее по тексту – договор лизинга).
Выкупная цена предмета лизинга не включена в общую сумму лизинговых платежей и определена в размере 500 евро (без НДС) (пункт 1.5 договора лизинга).
Пунктом 1 статьи 624 указанного Кодекса установлено, что в законе или договоре аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.
Согласно пункту 1 статьи 19 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” договором лизинга может быть предусмотрено, что предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя по истечении срока договора лизинга или до его истечения на условиях, предусмотренных соглашением сторон.
Согласно статье 624 Гражданского кодекса Российской Федерации и статье 19 Закона о лизинге включение в договор финансовой аренды (лизинга) дополнительного условия о возможности перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (пункт 3 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации), содержащий в себе элементы договоров финансовой аренды и купли-продажи.
Следовательно, к отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие куплю-продажу…”

Постановление ФАС Московского округа от 14.05.2013 по делу N А40-119638/12-161-1120
“…Как следует из материалов дела и установлено судами, 02 сентября 2008 года между ООО “ФБ-Лизинг” (лизингодатель) и ООО “Девелопмент-Авто” (лизингополучатель) заключен договор финансовой аренды (лизинга) N 1719/2008 (далее по тексту – договор лизинга).
Выкупная цена предмета лизинга не включена в общую сумму лизинговых платежей и определена в размере 590 Евро (пункт 1.5 договора лизинга).
Пунктом 1 статьи 624 указанного Кодекса установлено, что в законе или договоре аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.
Согласно пункту 1 статьи 19 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” договором лизинга может быть предусмотрено, что предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя по истечении срока договора лизинга или до его истечения на условиях, предусмотренных соглашением сторон.
Согласно статье 624 Гражданского кодекса Российской Федерации и статье 19 Закона о лизинге включение в договор финансовой аренды (лизинга) дополнительного условия о возможности перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (пункт 3 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации), содержащий в себе элементы договоров финансовой аренды и купли-продажи.
Следовательно, к отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие куплю-продажу…”

Постановление ФАС Московского округа от 30.04.2013 по делу N А40-119669/12-109-362
“…02 сентября 2008 года между ООО “ФБ-Лизинг” (лизингодатель) и ООО “Девелопмент-Авто” (лизингополучатель) заключен договор финансовой аренды (лизинга) N 1720/2008 (далее по тексту – договор лизинга).
Выкупная цена предмета лизинга не включена в общую сумму лизинговых платежей и определена в размере 590 Евро (пункт 1.5 договора лизинга).
Поскольку стороны предусмотрели переход права собственности на предмет лизинга при внесении всех лизинговых платежей с условием оплаты за предмет лизинга 590 евро (т.е., цены, явно не соответствующей рыночной цене предмета лизинга), выкупная цена в данном случае не является самостоятельным платежом и вошла в состав определенных сделкой лизинговых платежей.
Согласно статье 624 Гражданского кодекса Российской Федерации и статье 19 Закона о лизинге включение в договор финансовой аренды (лизинга) дополнительного условия о возможности перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (пункт 3 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации), содержащий в себе элементы договоров финансовой аренды и купли-продажи.
Следовательно, к отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие куплю-продажу…”

Постановление ФАС Московского округа от 29.03.2013 по делу N А40-53432/12-126-505
“…Пунктом 1 договора финансовой аренды (лизинга) от 16 июня 2010 года N 2798/2010, 2799/2010, 2800/2010 предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю по окончанию договора лизинга, если лизингополучатель надлежащим образом исполнил все обязательства по договору, при этом размер выкупной цены или порядок ее расчета сторонами установлен не был.
Согласно статье 624 Кодекса и статье 19 Закона о лизинге включение в договор финансовой аренды (лизинга) дополнительного условия о возможности перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (пункт 3 статьи 421 Кодекса), содержащий в себе элементы договоров финансовой аренды и купли-продажи.
Следовательно, к отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Кодекса, регулирующие правоотношения по купле-продаже…”

Постановление ФАС Московского округа от 04.03.2013 по делу N А40-73532/12-118-688
“…Согласно ст. 624 Гражданского кодекса и статье 19 Закона о лизинге включение в договор финансовой аренды дополнительного условия о возможности перехода права собственности на предмет лизинга позволяют рассматривать такой договор как смешанный (п. 1 ст. 421 Кодекса),содержащий в себе элементы договоров финансовой аренды и купли-продажи.
Следовательно, к отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Кодекса, регулирующие правоотношения по купле-продаже…”

Постановление ФАС Московского округа от 13.02.2013 по делу N А40-57324/12-76-557
“…Судами установлено, что между истцом (лизингодатель) и ответчиком (лизингополучатель) заключен договор финансовой аренды (лизинга) N 356Л/07/001 от 19.01.2007, согласно которому первый обязался приобрести в собственность и передать второму во временное владение и пользование в соответствии с условиями договора лизинга имущество, указанное в спецификации. Срок лизинга – 36 месяцев с даты передачи предмета лизинга лизингополучателю.
В данном случае срок полезного использования предмета лизинга, как установлено судом, 90 месяцев, срок лизинга – 36 месяцев, выкупная стоимость предмета лизинга по истечении срока лизинга – 1 000 руб., в договор включено условие о переходе в собственность лизингополучателя предмета лизинга по окончании срока лизинга и исполнения лизингополучателем всех обязанностей по договору, что свидетельствует о том, что договор лизинга является смешанным, содержащим элементы договора купли-продажи.
В соответствии с пунктом 3 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.
Судебная коллегия полагает выводы судов об отказе во встречном иске сделанными при неполно исследованных и установленных обстоятельствах относительно выкупа предмета лизинга и включения в состав лизинговых платежей выкупной стоимости предмета лизинга; решение и постановление в данной части отказа – подлежащими отмене по основаниям, предусмотренным частью 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, с направлением дела на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы…”

Поволжский округ

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 20.02.2018 N Ф06-29628/2018 по делу N А12-21834/2017
“…Согласно части 1 статьи 19 Закона о лизинге договором лизинга может быть предусмотрено, что предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя по истечения срока договора лизинга или до его истечения на условиях, предусмотренных соглашением сторон.
К отношениям сторон по выкупу объекта аренды подлежат применению нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие условия договоров аренды и купли-продажи, поскольку по своей правовой природе договор лизинга с правом последующего выкупа объекта аренды содержит в себе элементы как договора финансовой аренды, так и договора купли-продажи…”

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 28.07.2015 N Ф06-16131/2013, Ф06-26349/2015 по делу N А65-30447/2013
“…Как следует из материалов дела и установлено судом, 13.12.2011 между истцом (лизингодатель) и ответчиком (лизингополучатель) был заключен договор финансовой аренды (лизинга) N ГГ-155 (далее – договор), по условиям которого лизингодатель на условиях договора купли-продажи приобретает у продавца в свою собственность имущество, определенное в приложении N 1 к настоящему договору, и на условиях настоящего договора предоставляет его лизингополучателю во временное владение и пользование для предпринимательской деятельности с последующим выкупом.
Соглашением от 20.06.2013 стороны расторгли договор финансовой аренды (лизинга) в связи с невозможностью оплаты лизинговых платежей лизингополучателем. Соглашением установлено, что перечисленные ранее 1 568 721 руб. 42 коп. зачисляются в счет погашения лизинговых платежей по 20.06.2013 и убытков, понесенных истцом.
По мнению истца, на дату прекращения договора лизинга ответчик имел задолженность по лизинговым платежам в размере 539 988 руб. 86 коп., непогашение которой послужило основанием для его обращения в арбитражный суд с соответствующим иском.
В силу положений статьи 665 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 2 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” по договору лизинга арендодатель (лизингодатель) обязуется приобрести в собственность указанное арендатором (лизингополучателем) имущество у определенного им продавца и предоставить лизингополучателю это имущество за плату во временное владение и пользование.
По условиям статьи 624 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 19 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” включение в договор финансовой аренды дополнительного условия о переходе по данному договору права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (пункт 3 статьи 421 Кодекса), содержащий в себе элементы как договора финансовой аренды, так и договора купли-продажи.
К отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Гражданского кодекса, регулирующие куплю-продажу.
На основании пункта 1 статьи 454 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).
20.06.2013 при заключении соглашения о расторжении договора аренды истец, располагая полной информацией об условиях его заключения, добровольно принял на себя все права и обязанности, определенные письменной сделкой, исполняемой сторонами.
Согласно пункту 3 соглашения обязательства сторон по договору прекращаются с момента его расторжения. При этом стороны согласовали, что перечисленные ранее денежные средства в размере 1 568 721 руб. 42 коп. зачисляются в счет погашения лизинговых платежей по 20.06.2013 и убытков истцом по договору лизинга.
Претензии, в том числе имущественные, у сторон отсутствовали.
Апелляционный суд пришел к выводу, что никаких неопределенностей относительно отсутствия между истцом и ответчиком каких-либо претензий имущественного характера и соответственно задолженности (убытков) при подписании данного соглашения у сторон не возникло, в связи с чем отсутствовали правовые основания для удовлетворения иска.
Выводы суда апелляционной инстанции основаны на нормах права и материалах дела. Оснований для отмены обжалуемого постановления, установленных статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия не усматривает…”

Постановление ФАС Поволжского округа от 15.04.2013 по делу N А65-3719/2012
“…Пунктами 8.2, 8.3 договоров финансового лизинга стороны предусмотрели, что переход права собственности к лизингополучателю на каждый из объектов лизинга происходит в соответствии с договором купли-продажи предмета лизинга и передается лизингополучателю по акту приема-передачи имущества при условии уплаты лизинговых и иных платежей, предусмотренных договором лизинга.
Пунктами 7.1.1 договоров финансового лизинга выкупная цена предмета лизинга определена в размере 1000 руб.
Условия договоров финансовой аренды (лизинга) о переходе права собственности на имущество (предмет лизинга) только на основании договора купли-продажи сами по себе не свидетельствуют о том, что в лизинговые платежи не включена выкупная цена предмета лизинга.
Согласно статье 624 Гражданского кодекса и статье 19 Закона о лизинге включение в договор финансовой аренды (лизинга) дополнительного условия о возможности перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (пункт 3 статьи 421 Гражданского кодекса), содержащий в себе элементы договоров финансовой аренды и купли-продажи.
Следовательно, к отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Гражданского кодекса, регулирующие правоотношения по купле-продаже…”

Северо-Западный округ

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 19.02.2013 по делу N А13-4827/2012
“…В силу общего правила статьи 665 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), статьи 2 Закона о лизинге по договору финансовой аренды обязанности лизингодателя сводятся к приобретению в собственность у третьей стороны (продавца) имущества и предоставлению данного имущества лизингополучателю во временное владение и пользование.
Вместе с тем согласно статье 624 ГК РФ и статье 19 Закона о лизинге в договор финансовой аренды может быть включено дополнительное условие о переходе по данному договору права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю. Такой договор следует рассматривать как смешанный (пункт 3 статьи 421 ГК РФ), содержащий в себе элементы договора финансовой аренды и договора купли-продажи.
К отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие куплю-продажу.
Поскольку стороны предусмотрели переход права собственности на предмет лизинга при внесении всех лизинговых платежей (пункт 7.3 Договора) с номинальной покупной стоимостью 6560 руб. 69 коп. (пункт 2.2 Договора), выкупная цена в данном случае не является самостоятельным платежом и вошла в состав определенных сделкой лизинговых платежей…”

Северо-Кавказский округ

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 08.09.2017 N Ф08-6510/2017 по делу N А53-330/2017
“…Согласно пункту 1 статьи 19 Закона N 164-ФЗ договором лизинга может быть предусмотрено, что предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя по истечении срока договора лизинга или до его истечения на условиях, предусмотренных соглашением сторон.
К отношениям сторон по выкупу объекта аренды подлежат применению нормы Гражданского кодекса, регулирующие условия договоров аренды и купли-продажи, поскольку по своей правовой природе договор лизинга с правом последующего выкупа объекта аренды содержит в себе элементы как договора финансовой аренды, так и договора купли-продажи…”

Уральский округ

Постановление ФАС Уральского округа от 02.09.2013 N Ф09-8027/13 по делу N А76-8993/2012
“…В законе или договоре аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены (ст. 624 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Согласно ст. 624 Гражданского кодекса Российской Федерации и ст. 19 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” включение в договор финансовой аренды (лизинга) дополнительного условия о возможности перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (п. 3 ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации), содержащий в себе элементы договоров финансовой аренды и купли-продажи.
В соответствии с п. 1 ст. 454 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель – принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).
Таким образом, в случае расторжения договора финансового лизинга по инициативе лизингодателя и изъятия им предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче имущества лизингополучателю в собственность. Следовательно, оснований для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, не имеется.
Нормы материального права применены судами по отношению к установленным ими обстоятельствам правильно, выводы судов соответствуют имеющимся в деле доказательствам, исследованным в соответствии с требованиями, определенными ст. 65, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации…”

Постановление ФАС Уральского округа от 07.06.2013 N Ф09-3422/13 по делу N А76-20209/2011
“…Согласно ст. 665 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей.
В силу ст. 624 Гражданского кодекса Российской Федерации и ст. 19 Закона о лизинге включение в договор финансовой аренды (лизинга) дополнительного условия о возможности перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (п. 3 ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации), содержащий в себе элементы договоров финансовой аренды и купли-продажи.
По договору финансовой аренды с правом выкупа лизингодателем, ставшим собственником предмета лизинга, имущество изначально передается лизингополучателю лишь во временное владение и пользование (ст. 2, п. 1 ст. 11 Закона о лизинге). При последующем же выкупе право собственности переходит на товар, состояние которого за время нахождения имущества у лизингополучателя изменилось вследствие естественного износа.
Следовательно, к отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие правоотношения по купле-продаже…”

Постановление ФАС Уральского округа от 18.03.2013 N Ф09-224/13 по делу N А76-8007/2012
“…Согласно ст. 2 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” (далее – Закон о лизинге) и ст. 655 Гражданского кодекса Российской Федерации под договором лизинга понимается договор, в соответствии с которым арендодатель (лизингодатель) обязуется приобрести в собственность указанное арендатором (лизингополучателем) имущество у определенного им продавца и предоставить лизингополучателю это имущество за плату во временное владение и пользование.
Согласно ст. 624 Гражданского кодекса Российской Федерации и ст. 19 Закона о лизинге включение в договор финансовой аренды (лизинга) дополнительного условия о возможности перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (п. 3 ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации), содержащий в себе элементы договоров финансовой аренды и купли-продажи…”

 К договору аренды с правом выкупа имущества применимы только те правила о договоре купли-продажи, которые регламентируют форму данного договора (п. 3 ст. 609 и ст. 624 ГК РФ).

Судебная практика:

Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 24.06.2019 N Ф01-2452/2019 по делу N А17-285/2018
“…При рассмотрении настоящего спора суды обеих инстанций, проанализировав условия спорного договора по правилам статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации, правомерно квалифицировали спорный договор как договор аренды транспортных средств с правом последующего выкупа и применили к спорным отношениям нормы об аренде (статьи 606, 614, 624, 642 Гражданского кодекса Российской Федерации), а также статью 421 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Указание подателя жалобы на то, что действительная воля сторон была направлена на заключение договора купли-продажи с рассрочкой платежа, суд округа отклонил.
Согласно правовой позиции, указанной в пункте 2 Информационного письма N 66, к договору аренды имущества, предусматривающему переход в последующем права собственности на это имущество к арендатору, применяются только те правила о договоре купли-продажи, которые регламентируют форму данного договора (пункт 3 статьи 609 и статья 624 Гражданского кодекса Российской Федерации). При этом необходимо разграничивать два разных института – выкуп арендованного имущества (статья 624 Гражданского кодекса Российской Федерации) и продажу товара в кредит с условием о рассрочке платежа (статья 489 Гражданского кодекса Российской Федерации). К правоотношениям сторон, связанным с выкупом арендованного имущества, не могут применяться нормы, регламентирующие куплю-продажу товара в кредит с условием о рассрочке платежа.
Следовательно, оснований квалифицировать спорную сделку как договор купли-продажи с рассрочкой платежа у судов не имелось, при том, что само Общество указывало на внесение им платы именно как арендных платежей…”

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 N 66
“…2. К договору аренды имущества, предусматривающему переход в последующем права собственности на это имущество к арендатору, применяются только те правила о договоре купли-продажи, которые регламентируют форму данного договора (пункт 3 статьи 609 и статья 624 ГК РФ)…
Пункт 3 статьи 609 ГК РФ указывает лишь на необходимость при заключении договора аренды, предусматривающего переход в последующем права собственности на сданное внаем имущество к арендатору, руководствоваться правилами о форме договора купли-продажи соответствующего имущества.
Следовательно, к правоотношениям сторон, связанным с выкупом арендованного имущества, не могут применяться нормы, регламентирующие куплю-продажу товара в кредит с условием о рассрочке платежа.
В рассматриваемой ситуации истечение срока аренды не означало перехода судна в собственность арендатора, поскольку арендные платежи не были уплачены полностью.
Учитывая данное обстоятельство, суд кассационной инстанции отметил, что к моменту заявления истцом соответствующего требования у ответчика отсутствовали какие-либо права на спорное имущество: право собственности не было приобретено, а право аренды прекратилось в связи с истечением ее срока.
Таким образом, суд первой инстанции правомерно удовлетворил иск арендодателя в части истребования имущества на основании статьи 622 ГК РФ…”

Восточно-Сибирский округ

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 18.06.2015 N Ф02-2946/2015 по делу N А10-5072/2014
“…Довод заявителя кассационной жалобы о том, что судами договору дана неправильная квалификация, основан на ошибочном толковании норм материального права.
В отличие от купли-продажи при аренде с выкупом право собственности на арендованное имущество не может перейти к арендатору в момент заключения договора, а только по окончании срока аренды. При этом правом выкупа арендатор может вовсе не воспользоваться, что не освобождает его от обязанности уплачивать арендные платежи за пользование арендованным имуществом.
Договор аренды с правом выкупа предполагает уплату арендных платежей и выкупной стоимости, тогда как по договору купли-продажи с рассрочкой платежа уплачиваются только выкупные платежи.
Таким образом, к договору аренды с правом выкупа имущества применимы только те правила о договоре купли-продажи, которые регламентируют форму данного договора (часть 3 статьи 609, статья 624 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 2 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 11.01.2002 N 66 “Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой”). Ко всем иным отношениям, связанным с выкупом арендованного имущества, применяются правила об аренде.
Исходя из изложенного, правильно квалифицировав сложившиеся между истцом и ответчиком правоотношения как вытекающие из договора аренды, проверив расчет задолженности по арендным платежам, а также неустойки и руководствуясь статьями 606, 611, 614 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктами 2.3.4, 4.2, 4.3, обязывающими арендатора своевременно вносить арендную плату, арбитражный суд правомерно взыскал с ОАО “МРСК Сибири” в пользу ДНТ “Престиж” задолженность по арендным платежам и неустойку…”

Северо-Западный округ

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 27.02.2017 N Ф07-12913/2016 по делу N А21-4038/2016
“…Изучив условия спорного договора, суд апелляционной инстанции сделал правомерный вывод о том, что сторонами заключен именно договор аренды с последующим выкупом.
В соответствии с пунктом 2 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.01.2002 N 66 “Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой” к договору аренды имущества, предусматривающему переход в последующем права собственности на это имущество к арендатору, применяются только те правила о договоре купли-продажи, которые регламентируют форму данного договора (пункт 3 статьи 609 и статья 624 ГК РФ).
Иные положения, регламентирующие куплю-продажу, в том числе с условием о рассрочке платежа (статья 489 ГК РФ), к правоотношениям сторон, связанным с выкупом арендованного имущества, неприменимы…”

2. Условия договора, при которых правовые основания для выкупа арендуемого имущества отсутствуют

В соответствии с п. 1 ст. 624 ГК РФ единственным условием для перехода арендованного имущества в собственность арендатора, когда такое право предусмотрено договором аренды, является внесение арендатором всей обусловленной договором выкупной цены. Но не всякое условие договора аренды, связанное с возможностью выкупа имущества арендатором, является условием о выкупе в смысле ст. 624 ГК РФ, и, следовательно, не всегда арендатор может требовать передачи ему имущества в собственность. Кроме того, право на выкуп имущества может быть ограничено законом.

2.1. Вывод из судебной практики: Условие договора о преимущественном праве покупки арендуемого имущества при его продаже или передаче арендодателем третьему лицу не приравнивается к условию о праве выкупа.

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 13.03.2006 N КГ-А41/1295-06 по делу N А41-К1-9969/05
“…Исковые требования основаны на п. 2.2.26 заключенного между ООО “Газагрохимтехсервис” и истцом договора аренды от 1 сентября 2004 г. N 4-Г/АО-252/ТС-04, согласно которому в случае, если арендодатель – ООО “Газагрохимтехсервис” – решит продать или передать в собственность третьему лицу объекты аренды – помещения, указанные выше, арендатор – ООО “СПЛАВ” – имеет приоритетное право на их приобретение.
Принимая обжалуемые судебные акты, суды обеих инстанций исходили из того, что согласно ст. 624 ГК РФ положение п. 2.2.26 указанного выше договора аренды не свидетельствует о наличии в договоре аренды условия о праве выкупа, а также из того, что арендованные помещения были переданы в собственность ООО “Софинтел” по утвержденному судом мировому соглашению…”

2.2. Вывод из судебной практики: Условие договора о последующей покупке арендованного имущества по отдельному договору купли-продажи не признается условием о выкупе арендованного имущества.

Судебная практика:

Постановление ФАС Уральского округа от 10.02.2009 N Ф09-3585/08-С6 по делу N А50-14686/2007
“…Согласно п. 2.1.3 вышеуказанного договора по окончании срока аренды арендодатель обязан продать здание арендатору по отдельному договору купли-продажи по согласованной цене.
В пункте 3.3 (с учетом пунктов 2.2.2 и 3.4 договора) договора определено, что продажная цена здания будет согласована сторонами при заключении соответствующего договора купли-продажи, при этом в указанной цене будет учтена уплаченная до этого момента арендатором арендная плата, расходы на капитальный, текущий ремонт и реконструкцию в размерах, согласованных с арендатором, расходы по оплате услуг оценщика по определению восстановительной стоимости здания.
Общество “ТГК N 9” в письме от 18.09.2007 отказало истцу в продаже названного объекта недвижимости, что явилось основанием для обращения общества “СК “Приват-Энергострах” с исковым заявлением в арбитражный суд.
Отказывая в удовлетворении исковых требований, суды, исходя из буквального содержания договора аренды от 21.02.2000 N 119 юр-176, пришли к правильному выводу о том, что данный договор является смешанным (п. 3 ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации), его составной частью является предварительный договор купли-продажи недвижимого имущества. Поскольку сторонами не согласована цена объекта, по которой он подлежит отчуждению истцу, суды обоснованно признали предварительный договор незаключенным (п. 3 ст. 429, 555 Гражданского кодекса Российской Федерации). С учетом того, что в предварительном договоре не согласованы все существенные условия основного договора, суды сделали правомерный вывод об отсутствии у истца права требовать заключения основного договора купли-продажи объекта. Судами обоснованно отмечено, что протокол согласования цены объекта, не содержит положений, свидетельствующих о согласовании сторонами цены, по которой объект будет отчужден в собственность истца…”

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Определение ВАС РФ от 17.06.2009 N ВАС-6821/09 по делу N А50-14686/2007-Г21
“…Пунктом 2.1.3 данного договора было предусмотрено, что по окончании его срока арендодатель обязан продать упомянутое здание арендатору по отдельному договору купли-продажи за согласованную цену.
Доводы заявителя о том, что по возникшему спору подлежало применению названное выше положение статьи 624 ГК РФ, которое неосновательно не применено судами, не соответствуют условиям договора аренды и указанной законодательной норме, так как в договоре аренды не была определена выкупная цена арендованного имущества и содержалось условие о заключении отдельного договора купли продажи этого имущества, в связи с чем арендатор не мог осуществить выкуп арендованного имущества в порядке, предусмотренном статьей 624 ГК РФ…”

3. Существенные условия договора аренды с правом выкупа

Пункт 1 ст. 624 ГК РФ в качестве одного из оснований для перехода права собственности на арендуемое имущество предусматривает внесение арендатором всей обусловленной договором выкупной цены. Таким образом, выкупная цена является существенным условием договора аренды с правом выкупа. Однако на практике возникают споры о том, какие еще условия являются существенными для договора аренды с правом выкупа.

3.1. Вывод из судебной практики: Выкупная цена является существенным условием договора аренды недвижимого имущества, согласно которому впоследствии предусмотрен переход к арендатору права собственности на данное имущество.

Судебная практика:

Постановление Президиума ВАС РФ от 01.03.2005 N 12102/04 по делу N А56-36561/03
“…Между обществом “Севкабель” (арендодателем) и обществом “Инномед+” (арендатором) заключен договор от 19.12.2001 N 325 об аренде земельного участка с правом его выкупа.
Согласно статье 624 Гражданского кодекса Российской Федерации договором аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.
Договор аренды с правом выкупа следует рассматривать как смешанный договор, содержащий в себе элементы договора аренды недвижимости и договора купли-продажи недвижимости.
Поскольку в настоящем случае имеет место выкуп арендованного имущества, то к правоотношениям сторон должны применяться и нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие куплю-продажу недвижимого имущества, в том числе статья 555 названного Кодекса.
В соответствии с пунктом 1 статьи 555 Гражданского кодекса Российской Федерации при отсутствии в договоре согласованного сторонами в письменной форме условия о цене недвижимости договор о ее продаже считается незаключенным.
Поскольку данная норма подлежит применению и к отношениям сторон по рассматриваемому делу, спорный договор следует считать незаключенным в силу того, что в нем нет условия о цене земельного участка.
Таким образом, оспариваемым постановлением суда кассационной инстанции договор от 19.12.2001 N 325 правомерно признан незаключенным в части выкупа земельного участка…”

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Определение ВАС РФ от 21.10.2010 N ВАС-13685/10 по делу N А75-5300/2009
“…Как установлено судом, между обществом (арендодатель) и предпринимателем (арендатор) подписан договор от 16.12.2004 аренды с правом выкупа спорных нежилых помещений и дополнительные соглашения к нему от 26.12.2006.
Отказывая в удовлетворении требования предпринимателя о государственной регистрации перехода права собственности на спорные объекты недвижимости, суд исходил из того, что договор от 16.12.2004 аренды с правом выкупа (с учетом дополнительных соглашений к нему от 26.12.2006), на который ссылается предприниматель как на основание возникновения у него права собственности, в части права на выкуп помещений является незаключенным ввиду несогласования сторонами существенного условия о выкупной цене имущества, а потому не может являться основанием возникновения у предпринимателя права собственности на эти объекты.
…в передаче дела N А75-5300/2009 Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора решения от 26.01.2010, постановления Восьмого арбитражного апелляционного суда от 05.05.2010 и постановления Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 06.08.2010 отказать…”

Волго-Вятский округ

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11.04.2011 по делу N А38-6286/2009
“…Согласно пункту 1 статьи 624 Гражданского кодекса Российской Федерации в законе или договоре аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.
Таким образом, условие о размере выкупной цены является существенным для договора аренды, предусматривающего переход в последующем права собственности на данное имущество к арендатору.
В пункте 3 статьи 609 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что договор аренды имущества, предусматривающий переход в последующем права собственности на это имущество к арендатору (статья 624), заключается в форме, предусмотренной для договора купли-продажи такого имущества.
В рассматриваемом случае имеет место выкуп арендованного имущества, следовательно, к правоотношениям сторон должны применяться и нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие куплю-продажу недвижимого имущества, в том числе статья 555 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой договор продажи недвижимости должен предусматривать цену этого имущества, при отсутствии в договоре согласованного сторонами в письменной форме условия о цене недвижимости договор о ее продаже считается незаключенным.
В пункте 1 статьи 551 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что переход права собственности на недвижимость по договору продажи недвижимости к покупателю подлежит государственной регистрации.
Таким образом, основанием для данной регистрации перехода права собственности может являться только договор, содержащий существенные условия купли-продажи недвижимости. Ссылаясь на акт приема-передачи от 18.08.2009, как основание для государственной регистрации перехода права собственности, истец должен учитывать, что данный акт, как неотъемлемая часть договора аренды N 43, вместе с упомянутым договором должны содержать все существенные условия, установленные статьями 549 – 555 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Суды установили, что на момент выкупа спорного помещения контрагенты не согласовали окончательную выкупную цену путем заключения дополнительного соглашения, арендатор не обращался к арендодателю с подобным предложением. Таким образом, 702 000 рублей, установленных договором в качестве первоначальной выкупной цены и уплаченных истцом, не могут считаться окончательной платой за выкуп помещения, поэтому у него не возникло права собственности на предмет аренды. Кроме того, суды обеих инстанций определили, что договор аренды N 43 не содержит указание на то, что выкупная цена может быть определена путем составления акта приема-передачи помещения в собственность, и приняли во внимание представленный в материалы дела отчет независимого оценщика об оценке рыночной и ликвидационной стоимости имущества от 07.12.2009 N 07/12/01-09 о рыночной стоимости, согласно которому стоимость спорного помещения составила 25 235 184 рубля.
Таким образом, применительно к установленным обстоятельствам суды правомерно отказали истцу в удовлетворении его исковых требований…”

Западно-Сибирский округ

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 20.02.2014 по делу N А27-8514/2013
“…Согласно статье 624 Гражданского кодекса Российской Федерации договором аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.
Договор аренды с правом выкупа следует рассматривать как смешанный договор, содержащий в себе элементы договора аренды и договора купли-продажи.
В соответствии с пунктом 2 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.01.2002 N 66 “Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой” к договору аренды имущества, предусматривающему переход в последующем права собственности на это имущество к арендатору, применяются только те правила о договоре купли-продажи, которые регламентируют форму данного договора (пункт 3 статьи 609 и статья 624 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Исходя из содержания указанных норм закона и разъяснений высшей судебной инстанции, особенностью договора аренды с правом выкупа является наличие в нем условия о выкупной цене, являющегося существенным условием такого договора, и условия о размере арендной платы, которое по общему правилу не относится к числу существенных условий договора аренды.
Судом апелляционной инстанции правильно отмечено, что по спорному договору аренды стороны согласовали общую сумму, состоящую из арендной платы за пользование оборудованием и выкупной цены за приобретение этого оборудования, без разграничения и определения размеров арендной платы и выкупной цены.
При таких обстоятельствах, спорный договор аренды в части выкупа оборудования нельзя признать заключенным.
Принимая во внимание, что спорным договором аренды не установлен конкретно размер арендной платы, а ООО “ПромУголь” не доказало, что предъявленная к взысканию плата за пользование оборудованием составляет конкретно арендную плату без включения выкупного платежа, суд апелляционной инстанции правомерно отказал в удовлетворении иска о взыскании задолженности по арендным платежам и пени.
Оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется…”

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 06.08.2010 по делу N А75-5300/2009
“…В соответствии с п. 1 ст. 624 Гражданского кодекса Российской Федерации договором аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.
Как следует из содержания указанной статьи, условие о размере выкупной цены является существенным для договора аренды, предусматривающего переход в последующем права собственности на это имущество к арендатору.
Согласно пункту 3 статьи 609 Гражданского кодекса Российской Федерации договор аренды имущества, предусматривающий переход в последующем права собственности на это имущество к арендатору (статья 624), заключается в форме, предусмотренной для договора купли-продажи такого имущества.
В соответствии со статьей 550 названного Кодекса договор продажи недвижимости заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами.
По смыслу закона данное правило распространяется как на договор в целом, так и на его отдельные условия, в частности на условие о выкупной цене имущества, являющееся существенным в соответствии с пунктом 1 статьи 624 Гражданского кодекса Российской Федерации. Следовательно, соглашение о выкупной цене имущества также должно быть зафиксировано в виде единого документа, подписанного сторонами.
Как правильно указано судами, поскольку в данном случае имеет место выкуп арендованного имущества, то к правоотношениям сторон в порядке пункта 3 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации должны применяться и нормы этого Кодекса, регулирующие куплю-продажу недвижимого имущества, в том числе статья 555 Кодекса.
В соответствии с пунктом 1 статьи 555 Гражданского кодекса Российской Федерации при отсутствии в договоре согласованного сторонами в письменной форме условия о цене недвижимости договор о ее продаже считается незаключенным.
Дав толкование условиям договора аренды от 16.12.2004 и дополнительным соглашениям к нему от 26.12.2006 б/н и N 2 в порядке статей 431, 432 Гражданского кодекса Российской Федерации и исследовав представленные доказательства в совокупности, арбитражные суды пришли к правильному выводу о том, что договор в части права на выкуп арендованного имущества является незаключенным в виду несогласования такого существенного условия как выкупная цена…”

Московский округ

Постановление ФАС Московского округа от 15.01.2007, 18.01.2007 N КГ-А40/11019-06 по делу N А40-27548/06-85-203
“…Отказывая в удовлетворении иска, арбитражный суд исходил из того, что стороны по договору аренды не согласовали цену недвижимого имущества, тогда как в соответствии со ст. 624 Гражданского кодекса Российской Федерации в договоре аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.
Согласно п. 1 ст. 555 Кодекса договор купли-продажи недвижимости должен предусматривать цену этого имущества. При отсутствии в договоре согласованного сторонами в письменной форме условия о цене недвижимости, договор о ее продаже считается незаключенным. При этом правила определения цены, предусмотренные п. 3 ст. 424 настоящего Кодекса не применяются.
При указанных обстоятельствах арбитражный суд вынес решение с правильным применением норм материального права, отказав в иске. Нарушений норм процессуального права арбитражным судом не допущено…”

Уральский округ

Постановление ФАС Уральского округа от 12.11.2012 N Ф09-10224/12 по делу N А50-3300/2012
“…Согласно п. 3 ст. 609 указанного Кодекса договор аренды имущества, предусматривающий переход в последующем права собственности на это имущество к арендатору (ст. 624), заключается в форме, предусмотренной для договора купли-продажи такого имущества.
На основании ст. 554 Гражданского кодекса Российской Федерации в договоре продажи недвижимости должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить недвижимое имущество, подлежащее передаче покупателю по договору, в том числе данные, определяющие расположение недвижимости на соответствующем земельном участке либо в составе другого недвижимого имущества. При отсутствии этих данных в договоре условие о недвижимом имуществе, подлежащем передаче, считается не согласованным сторонами, а соответствующий договор не считается заключенным.
В соответствии с п. 1 ст. 555 данного Кодекса при отсутствии в договоре согласованного сторонами в письменной форме условия о цене недвижимости, договор о ее продаже считается незаключенным.
В договоре аренды должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить имущество, подлежащее передаче арендатору в качестве объекта аренды. При отсутствии этих данных в договоре условие об объекте, подлежащем передаче в аренду, считается не согласованным сторонами, а соответствующий договор не считается заключенным (п. 3 ст. 607 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Суды, исследовав и оценив имеющиеся в деле доказательства, проанализировав положения договора от 29.09.2011 N 5 (п. 1.2, 1.3, 3.5, 3.6 договора) по правилам, предусмотренным п. 1 ст. 432 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пришли к выводу о том, что сторонами не согласованы существенные условия договора в части размера выкупной цены арендованного имущества и подлежащего выкупу имущества.
Так, суды указали, что из условий п. 1.2, 1.3, 3.5, 3.6 договора не следует, что стороны определили имущество, подлежащее выкупу, а также согласовали размер его выкупной стоимости. В условиях договора от 29.09.2011 N 5 усматриваются противоречия.
Таким образом, суды пришли к правильному выводу о незаключенности договора от 29.09.2011 N 5 и отсутствии у предпринимателя Лесниковой Е.В. права требовать выкупа спорного имущества…”

Постановление ФАС Уральского округа от 17.08.2010 N Ф09-6216/10-С3 по делу N А60-54649/2009-С12
“…В соответствии с п. 1 ст. 624 Гражданского кодекса Российской Федерации договором аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.
Как следует из содержания указанной статьи, условие о размере выкупной цены является существенным для договора аренды, предусматривающего переход в последующем права собственности на это имущество к арендатору.
Дав толкование условиям договоров аренды от 25.12.2006 N 09-137008000/04-81/2006, от 26.03.2007 N 09-137008001/04-15/2007 в порядке ст. 431, 432 Гражданского кодекса Российской Федерации и исследовав представленные доказательства в совокупности, суды первой и апелляционной инстанций обоснованно указали на то, что данные договоры аренды с правом выкупа не могут быть признаны заключенными в указанной части, так как не представляется возможным установить стоимость выкупаемого оборудования…”

Постановление ФАС Уральского округа от 13.12.2007 N Ф09-10286/07-С6 по делу N А50-3414/2007-Г-12
“…Пунктом 1 ст. 624 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что в законе или договоре аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.
Если условие о выкупе арендованного имущества не предусмотрено в договоре аренды, оно может быть установлено дополнительным соглашением сторон, которые при этом вправе договориться о зачете ранее выплаченной арендной платы в выкупную цену (п. 2 ст. 624 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Поскольку в договоре аренды от 21.10.1999 отсутствуют условия перехода права собственности на выкупаемое имущество и выкупная цена, которые являются существенными для договоров аренды имущества с правом выкупа, суды обоснованно указали на то, что договор аренды с правом выкупа не может быть признан заключенным…”

Постановление ФАС Уральского округа от 12.03.2007 N Ф09-1436/07-С6 по делу N А60-30814/2006
“…В соответствии с п. 1 ст. 624 Гражданского кодекса Российской Федерации договором аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.
Как следует из содержания указанной статьи, условие о размере выкупной цены является существенным для договора аренды, предусматривающего переход в последующем права собственности на это имущество к арендатору.
Поскольку в данном случае имеет место выкуп арендованного имущества, то к правоотношениям сторон должны применяться и нормы Гражданского кодекса РФ, регулирующие куплю-продажу недвижимого имущества, в том числе положения ст. 555 названного Кодекса.
В соответствии с п. 1 ст. 555 ГК РФ при отсутствии в договоре согласованного сторонами в письменной форме условия о цене недвижимости договор о ее продаже считается незаключенным.
Таким образом, в части права на выкуп арендованного имущества договор аренды от 01.08.2001 N 90 является незаключенным, поскольку не согласовано его существенное условие – выкупная цена…”

Постановление ФАС Уральского округа от 27.02.2006 N Ф09-996/06-С3 по делу N А76-22391/04-3-479/11-616
“…Суды первой и апелляционной инстанций, отказывая в иске, пришли к правомерному выводу, что договор аренды от 11.03.1997 N 781 в части соглашения о выкупе арендованного имущества является незаключенным.
При этом суды обоснованно исходили из того, что условия выкупа предпринимателем спорного имущества, его выкупная стоимость в договоре от 11.03.1997 сторонами согласованы не были, дополнительное соглашение от 10.03.2004 не подписано уполномоченным лицом ОАО “ЧТЗ”, расчет арендной платы, содержащий указание на рыночную стоимость арендуемого имущества, не является надлежащим доказательством согласования выкупной стоимости имущества, поскольку подписан неуполномоченным лицом ОАО “ЧТЗ”, а указание относится только к определению арендной платы…”

Постановление ФАС Уральского округа от 13.07.2004 N Ф09-2189/04-ГК по делу N А76-2168/03-15122/10-344/3-494/5
“…В соответствии с п. 1 ст. 624 ГК РФ в законе или договоре может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.
Между тем, как следует из содержания договора и приложений к договору, сторонами выкупная цена, которая является существенным условием договора аренды с правом выкупа в силу ст. 624 ГК РФ, не обусловлена. Кроме того, в договоре не установлен срок передачи арендованного имущества в собственность арендатору, окончание выплаты стоимости имущества арендной платой сторонами не зафиксировано, так как акт передачи имущества в собственность арендатора не составлялся. Из актов взаимозачетов также не усматривается выкуп имущества истцом (л. д. 35 – 37 т. 1). Заявитель кассационной жалобы не доказал в порядке ч. 1 ст. 65 АПК РФ право собственности на спорное имущество.
При таких обстоятельствах, вывод суда первой инстанции о том, что истец не представил доказательств наличия права собственности на истребуемое имущество, является законным и обоснованным…”

Выделение выкупной цены в договоре аренды с правом выкупа

Согласно п. 1 ст. 624 ГК РФ в законе или договоре аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены. Из приведенной нормы неясно, является ли выкупная цена существенным условием договора аренды с правом выкупа.
Кроме того, в судебной практике возникают споры о последствиях согласования в договоре слишком низкой выкупной цены.

4.1. Вывод из судебной практики: Договор аренды движимого имущества с правом выкупа может быть заключен без указания выкупной цены в составе арендной платы.

Судебная практика:

Постановление ФАС Поволжского округа от 01.09.2011 по делу N А12-5523/2010
“…В силу правил статьи 665 ГК РФ и статьи 2 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” по договору лизинга обязанности лизинга сводятся к приобретению в собственность у третьей стороны имущества и предоставлению его во временное владение и пользование.
Следовательно, применительно к договору лизинга без права выкупа лизинговые платежи являются по своей сути платой за предоставленное лизингополучателю право владения и пользования.
Вместе с тем правила статьи 624 ГК РФ и статьи 19 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” допускают возможность включения в договор лизинга условий о переходе права собственности к лизингополучателю, в этом случае в состав таких платежей включается и выкупная цена (смешанные платежи).
В спорном случае сторонами заключен договор с правом выкупа.
Положения пункта 3.1 договора сублизинга от 30.05.2008 N 133-ФЛР содержат условия о том, что в состав общей суммы платежа включается, в том числе арендная плата, стоимость предмета лизинга, при этом с указанием о том, что выкупная стоимость не включается в объем лизинговых платежей.
В рассматриваемом случае в связи с расторжением по требованию сублизингодателя договора сублизинга с правом выкупа и изъятием предмета лизинга прекратилось обязательство по передаче оборудования в собственность и как следствие отпали основания для взыскания (удержания) той части денежных средств, которая была или должна была быть уплачена сублизингополучателем.
Этих обстоятельств судебные инстанции не учли.
При таких обстоятельствах судебные акты приняты с нарушением норм материального и процессуального права, а также без учета указаний суда кассационной инстанции…”

Аналогичная судебная практика:
Восточно-Сибирский округ

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 25.12.2008 N А58-6574/07-Ф02-6414/08 по делу N А58-6574/07
“…06.09.2005 года между ОАО “Единый расчетно-кассовый центр” (арендодатель) и ГУП “Водоканал” (арендатор) подписан договор аренды транспортного средства с последующим переходом в собственность арендатора транспортного средства, согласно которому истец обязался передать ответчику принадлежащее ОАО “Единый расчетно-кассовый центр” транспортное средство ГАЗ 3102 госномер А039 АУ, а ответчик оплачивать арендную плату в сумме 30 рублей в месяц.
Оплата по договору производится путем взаимозачета по задолженности населения за прошлые годы. По окончании срока договора имущество переходит в собственность арендатора (пункты 3.2, 3.3 договора).
В соответствии с пунктом 5.1 договор действует один год со дня подписания договора.
Отказывая в удовлетворении первоначальных исковых требований и удовлетворяя встречные исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что ответчик свои обязательства по договору выполнил надлежащим образом, срок аренды закончился и в соответствии со статьей 624 Гражданского кодекса Российской Федерации ответчик приобрел право собственности на автомобиль ГАЗ 3102 госномер А039 АУ, в связи с чем ГУП “Водоканал” обоснованно требует обязать истца передать ему технический паспорт на указанный автомобиль.
Суд кассационной инстанции не может согласиться с выводом суда апелляционной инстанции о том, что сторонами не согласовано условие о выкупной цене.
Стороны определили в договоре условия о переходе права собственности арендованного имущества к арендатору и условия о выкупной цене и порядке ее внесения. Таким образом, суд первой инстанции правомерно отказал в удовлетворении требований о признании недействительным пункта 3.3 договора от 06.09.2005…”

Московский округ

Постановление ФАС Московского округа от 12.09.2011 по делу N А40-89842/10-155-765
“…Требование о взыскании выкупной стоимости суд счел не подлежащим удовлетворению, поскольку установил, что предусмотренная договором лизинга выкупная цена ответчиком не уплачена; заявленный ответчиком размер выкупной цены 5 660,40 долларов США (или 184 385 руб. 88 коп.) не соответствует действительности и противоречит условиям договора лизинга.
Договор лизинга правомерно, в соответствии с пунктом 3 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации, условиями договора лизинга признан судом расторгнутым.
Согласно пункту 1 статьи 28 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя. В общую сумму договора лизинга может включаться выкупная цена предмета лизинга, если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.
Исследовав и оценив имеющиеся в деле доказательства, в соответствии со статьей 431 Гражданского кодекса Российской Федерации истолковав условия договора лизинга N 11623/2008 от 19.12.2008, суд пришел к выводу, что выкупная цена не входит в состав лизинговых платежей, стороны отдельно установили выкупную цену предмета лизинга в размере 937,36 долларов США, дата оплаты выкупной цены – 19.11.2011; ответчик выкупную цену предмета лизинга не уплатил.
При указанных, установленных судом обстоятельствах, суд обоснованно счел не подлежащим удовлетворению требование о взыскании выкупной цены…”

Постановление ФАС Московского округа от 21.06.2011 N КГ-А40/6181-11 по делу N А40-45662\10-155-388
“…В п. 15.1 Общих условий к договору финансовой аренды (лизинга) N МФС\048\2007 от 11.04.2007 предусмотрено, что по истечении срока финансовой аренды (лизинга) при условии уплаты всех платежей, причитающихся лизингодателю от лизингополучателя по договору, лизингополучатель вправе выкупить предмет лизинга, уплатив лизингодателю выкупную стоимость.
Выкупная стоимость предмета лизинга по указанному договору составляет 100 Евро.
Согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенной в приведенном выше Постановлении, в случае, если договор лизинга предусматривает переход права собственности на предмет лизинга при внесении всех лизинговых платежей без какой-либо дополнительной оплаты, выкупная цена в данном случае не является самостоятельным платежом и входит в состав определенных сделкой лизинговых платежей.
П. 4.8 спорного договора лизинга определена самостоятельная выкупная стоимость предмета лизинга, не входящая в состав лизинговых платежей.
В связи с эти несостоятелен довод ответчика о том, что выкупная цена предмета лизинга не включена в общую сумму договора…”

Северо-Западный округ

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 10.09.2010 по делу N А56-46807/2009
“…Как установлено судами и следует из материалов дела, ООО “РТС-Спецтехника” (арендодатель) и ООО “Рент-Альянс” (арендатор) заключили договор от 28.01.2009 N А-20/М аренды самоходной техники (гусеничного экскаватора “New Holland Kobelco E265B” 2007 года выпуска) с правом выкупа сроком на 36 месяцев с даты подписания акта приема-передачи.
Невнесение арендных платежей с апреля по сентябрь 2009 года послужило основанием для обращения ООО “РТС-Спецтехника” в суд с настоящим иском.
Суд апелляционной инстанции посчитал, что выкупная цена в соответствии с условиями спорного договора аренды не входит в состав арендных платежей, оплачиваемых арендатором, а уплачивается лишь при наличии волеизъявления арендатора о выкупе объекта аренды.
Из раздела 3 договора и таблицы, приведенной в пункте 3.1 договора, следует, что условия по арендной плате и выкупной цене разделены.
Как следует из расчета цены иска, истец предъявил ко взысканию с ответчика задолженность по арендной плате за период с 01.04.2009 по 30.09.2009 в сумме 786 000 руб., что соответствует суммам, указанным в столбце “А” таблицы пункта 3.1 договора.
Поэтому доводы подателя жалобы о включении в сумму арендной платы выкупной цены не соответствуют условиям договора.
Установив факт наличия задолженности по уплате арендной платы, суды правомерно удовлетворили иск…”

Северо-Кавказский округ

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 13.04.2011 по делу N А32-16476/2010
“…Общество предъявило встречный иск о взыскании с компании 688 977 рублей 86 копеек, составляющих оплаченную часть выкупной цены предмета лизинга и 26 697 рублей 85 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами.
Суды обоснованно исходили из того, что в оплаченные заявителем лизинговые платежи не вошла выкупная стоимость автомобиля, поэтому после расторжения договора лизинга не произошло удержание лизингодателем оплаченной части выкупной цены без предоставления лизингополучателю в части, касающейся выкупа, встречного исполнения…”

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 23.03.2011 по делу N А32-16474/2010
“…В кассационной жалобе общество просит отменить решение и постановление апелляционного суда. По мнению заявителя, истечение определенного в договоре лизинга срока не влечет полного естественного износа предмета лизинга, в связи с чем выкупная стоимость предмета лизинга включена в лизинговые платежи. Условие договора лизинга в части установления выкупной стоимости предмета лизинга в размере 100 рублей является ничтожным, договор лизинга в этой части является притворной сделкой, прикрывающей сделку дарения. Фактическая стоимость имущества значительно превышает оговоренную в договоре лизинга сумму в размере 100 рублей и согласно заключению эксперта составляет 4 877 944 рубля 88 копеек. Возмещение лизингодателю естественного износа имущества не может рассматриваться как погашение части выкупной цены.
Как видно из материалов дела, компания (лизингодатель) и общество (лизингополучатель) 17.07.2007 заключили договор лизинга и дополнительные соглашения к нему, по условиям которого лизингодатель обязался приобрести в собственность указанное лизингополучателем в заявке имущество у определенного лизингополучателем продавца и предоставить данное имущество лизингополучателю в качестве предмета лизинга за определенную плату на определенный срок во временное владение и пользование для предпринимательских целей. Согласно приложению N 1 к договору предметом лизинга является гусеничный асфальтоукладчик ABG Titan 2820 (далее – предмет лизинга, асфальтоукладчик) стоимостью 195 тыс. евро…
Суды первой и апелляционной инстанций, оценив содержание договора лизинга, приложений и дополнительных соглашений к нему, исходя из буквального толкования их условий по правилам статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришли к выводу о том, что выкупная цена предмета лизинга не входила в состав лизинговых платежей. В первом разделе договора “Термины и определения” стороны предусмотрели, что под лизинговыми платежами понимаются платежи лизингополучателя за владение и пользование предметом лизинга, уплачиваемые в соответствии с графиком лизинговых платежей (приложение N 2). В графике лизинговых платежей, предусматривающем количество и даты платежей, размер лизингового платежа с выделением отдельной строкой суммы аванса, направленного в зачет, выкупная цена также не указана. В пункте 7.1.1 договора лизинга (в редакции дополнительных соглашений) выкупная стоимость предмета лизинга выделена отдельно. Пунктами 8.2 и 8.3 договора предусмотрено заключение сторонами договора купли-продажи предмета лизинга после уплаты лизингополучателем лизингодателю всех лизинговых платежей по согласованной ими выкупной стоимости, которая отдельно определена в пункте 7.1.1 договора в размере 100 рублей.
Поскольку в установленные договором лизинговые платежи выкупная цена не включена, а плата за пользование предметом лизинга не подлежит возвращению, требования общества правомерно отклонены…”

4.2. Вывод из судебной практики: Если установленный в договоре аренды с правом выкупа размер выкупной цены не соответствует действительной стоимости имущества, то ее фактический размер включен в состав арендных платежей.

Судебная практика:

Постановление Президиума ВАС РФ от 12.07.2011 N 17389/10 по делу N А28-732/2010-31/18
“…По договору финансовой аренды с правом выкупа лизингодателем, ставшим собственником предмета лизинга, имущество изначально передается лизингополучателю лишь во временное владение и пользование (статья 2, пункт 1 статьи 11 Закона о лизинге). При последующем же выкупе право собственности переходит на товар, состояние которого за время нахождения имущества у лизингополучателя изменилось вследствие естественного износа.
В соответствии с международной практикой, которая нашла отражение в подпункте “в” пункта 2 статьи 1 Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге от 28.05.1998, периодические лизинговые платежи, связанные с арендными правоотношениями, рассчитываются в том числе исходя из износа имущества, образовавшегося в период временного владения лизингополучателем предметом лизинга и временного пользования им этим имуществом.
Следовательно, передача лизингополучателю титула собственника предмета лизинга осуществляется по остаточной, приближенной к нулевой цене в том случае, если срок действия договора лизинга почти равен сроку полезного использования спецтехники.
В рассматриваемом же деле срок полезного использования экскаватора значительно превышает срок лизинга, а значит, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа спецтехники и падения ее текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величины.
При таких обстоятельствах установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей…”

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Определение ВАС РФ от 13.09.2013 N ВАС-12044/13 по делу N А53-24549/2012
“…Удовлетворяя первоначальный иск, суды руководствовались положениями статей 421, 454, 624, 665, 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, Федеральным законом от 29.10.1198 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” <*>, правовой позицией Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 12.07.2011 N 17389/10, и пришли к выводам о том, что выкупная стоимость имущества в договоре лизинга определена символически (в размере 8 714 рублей 51 копейки) и не соответствует реальной выкупной стоимости предмета лизинга, установление подобной символической цены свидетельствует о том, что действительная выкупная цена вошла в состав лизинговых платежей, которые уплачивались лизингополучателем лизингодателю, предмет лизинга возвращен банку после расторжения договора и впоследствии реализован им, в связи с чем на стороне банка возникло неосновательное обогащение в виде оплаченной в составе лизинговых платежей выкупной стоимости переданного в лизинг имущества.
——————————–
<*> В тексте документа, видимо, допущена опечатка: Федеральный закон N 164-ФЗ имеет дату 29.10.1998.

Исходя из вышеизложенного, коллегия судей не находит оснований для передачи дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра оспариваемых судебных актов в порядке надзора…”

Определение ВАС РФ от 28.08.2013 N ВАС-10828/13 по делу N А46-28518/2012
“…При рассмотрении дела суды установили, что между обществом с ограниченной ответственностью “Лизинговая компания УРАЛСИБ” (лизингодателем) и обществом с ограниченной ответственностью “Сибирская строительная компания” (лизингополучателем) был заключен договор финансовой аренды (лизинга) от 19.09.2008 N ОМК-0337-8А, по условиям которого лизингодатель обязался приобрести в собственность автомобиль марки Mitsubishi Lancer Evo IX и предоставить его за плату во временное владение и пользование лизингополучателю на срок до 30.09.2011 (36 месяцев) для предпринимательских целей.
Согласно разделу 7 договора стоимость предмета лизинга составила 1 050 000 рублей, авансовый платеж – 210 000 рублей и выкупная стоимость предмета лизинга – 1 000 рублей.
Учитывая положения статей 454, 624, 665 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 2, 11, 19, 28 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)”, оценив условия договора и представленные доказательства, суды сделали вывод о том, что выкупная цена предмета лизинга была согласована сторонами в составе лизинговых платежей, при этом условие о внесении лизингополучателем выкупной цены за автомобиль по истечении трех лет его эксплуатации в сумме 1 000 рублей не может истолковываться иначе, чем установление сторонами символической выкупной цены.
Оценив представленные доказательства, руководствуясь статьями 1102 и 1103 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводу об обоснованности требования лизингополучателя о возврате неосновательно полученных в составе фактически уплаченных лизинговых платежей денежных средств, составляющих выкупную стоимость автомобиля, и неизрасходованного в счет текущих лизинговых платежей авансового платежа.
Выводы судов соответствуют правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, сформулированной в Постановлении от 12.07.2011 N 17389/10…”

Определение ВАС РФ от 19.12.2012 N ВАС-14473/12 по делу N А40-127187/11-109-684
“…Из материалов дела следует, что между лизингодателем и лизингополучателем заключен договор финансовой аренды (лизинга) от 14.09.2006 N 245/Л-2006, по условиям которого последнему во временное владение и пользование передано транспортное средство.
В связи с невыполнением обязательств лизингополучателем по оплате лизинговых платежей указанный договор расторгнут лизингодателем в одностороннем порядке.
Полагая, что на стороне лизингодателя образовалось неосновательное обогащение в виде суммы выплаченной выкупной стоимости объекта лизинга, лизингополучатель обратился в арбитражный суд с исковыми требованиями.
Оценив представленные доказательства в их совокупности и взаимной связи, в частности, проведя анализ условий договора лизинга, графика лизинговых платежей, расчетов по указанным платежам, руководствуясь нормами Федерального закона от 29.10.98 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)”, положениями статьи 624, 665, 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, судами удовлетворены заявленные требования.
В пункте 7.7 договора лизинга предусмотрено право лизингополучателя на выкуп объекта лизинга при условии выплаты всех лизинговых платежей.
Пункт 7.9 указанного договора содержит условие о том, что цена объекта лизинга при выкупе включает в себя остаточную стоимость имущества на дату выкупа.
С учетом того, что сторонами согласованно условие о нулевой остаточной стоимости объекта лизинга по истечении срока использования имущества, судами сделан обоснованный вывод о том, что в состав лизинговых платежей включена выкупная стоимость имущества…”

Западно-Сибирский округ

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 28.02.2012 по делу N А46-5093/2011
“…Закрытое акционерное общество “Омскстрой” (далее – ЗАО “Омскстрой”) обратилось в Арбитражный суд Омской области с иском, уточненным в порядке, установленном статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к обществу с ограниченной ответственностью “Лизинговая компания “УРАЛСИБ” (далее – ООО “ЛК “УРАЛСИБ”) о взыскании 1 827 526 рублей неосновательного обогащения, 370 283 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами.
Апелляционный суд, отменяя решение арбитражного суда и удовлетворяя исковые требования в части первоначального иска, учел, что срок полезного действия приобретавшихся ЗАО “Омскстрой” предметов лизинга (85 месяцев) почти в три раза превышает сроки использования предмета лизинга по договорам N 044/07/Л2, N 045/07/Л2, N 046/07/Л2, N 047/07/Л2 (25, 30, 35 месяцев), транспортные средства передавались ООО “ЛК “УРАЛСИБ” технически исправными (следует из актов изъятия предметов лизинга) и пришел к выводу о том, что установление в договорах символической выкупной цены (1 000 рублей), приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей. Остаточную стоимость исчислил в соответствии с порядком учета на балансе организаций объектов основных средств, регулируемым Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″, исходя из амортизации техники линейным способом, к которой не применяется ускоренный коэффициент.
Исследовав и оценив в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в материалы дела доказательства, заключенные между сторонами договоры, исходя из постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 N 17389/10, которым определена правовая позиция относительно практики рассмотрения споров по требованиям о взыскании неосновательного обогащения, возникшего вследствие удержания после прекращения договора лизинга и возврата имущества фактически оплаченной в составе лизинговых платежей части выкупной цены, апелляционный суд, проверив расчет, правомерно удовлетворил исковые требования ЗАО “Омскстрой”.
Таким образом, по мнению суда кассационной инстанции, при принятии постановления апелляционным судом не допущены нарушения норм материального и процессуального права, надлежащим образом исследованы фактические обстоятельства дела, имеющиеся в деле доказательства, оснований для его отмены не имеется…”

Московский округ

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 18.08.2014 N Ф05-8560/2014 по делу N А40-135552/13-109-865
“…В силу пункта 3 статьи 423 Гражданского кодекса Российской Федерации, которым закреплена презумпция возмездности всякого договора, пункта 1 статьи 28 Закона о лизинге, согласно которому в состав платежей по договору финансовой аренды с правом выкупа включается и выкупная цена предмета лизинга, предполагавшийся по окончании срока временного владения и пользования предметом лизинга переход к лизингополучателю права собственности на транспортные средства, имеющие отличную от нулевой текущую рыночную стоимость, обусловлен внесением выкупной цены.
Поскольку стороны предусмотрели переход права собственности на предметы лизинга при внесении всех лизинговых платежей с условием оплаты за каждое транспортное средство 100 Евро (т.е. цены, явно не соответствующей рыночной цене предметов лизинга), выкупная цена в данном случае не является самостоятельным платежом и вошла в состав определенных сделкой лизинговых платежей.
Исходя из изложенного, суд пришел к правомерному выводу о том, что установление в договорах лизинга символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей.
Иное истолкование условий договора противоречило бы самой сути отношений по выкупу предмета лизинга, поскольку отношениям по купле-продаже фактически был бы придан безвозмездный характер в отсутствие к тому каких-либо оснований и в нарушение требований статьи 575 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Поскольку после расторжения договора лизинга имело место удержание лизингодателем оплаченной части фактической выкупной цены без предоставления лизингополучателю в части, касающейся выкупа, встречного исполнения (передачи имущества), у лизингополучателя возникло право требовать возврата денежных средств, перечисленных им в счет погашения выкупной цены.
Таким образом, суд первой инстанции, установив вышеприведенные фактические обстоятельства дела и применив данные нормы права, пришел к правомерному выводу о том, что после расторжения договоров лизинга и возврата предметов лизинга лизингодателю на стороне последнего возникло неосновательное обогащение в виде выкупной цены предметов лизинга, уплаченной лизингополучателем лизингодателю в составе лизинговых платежей…”

Постановление ФАС Московского округа от 09.07.2014 N Ф05-1696/13 по делу N А40-53432/12-126-505
“…При рассмотрении арбитражные суды установили, что 16.06.2010 между ООО “Армада плюс” (лизингополучателем) и ООО “Каркаде” (лизингодателем) были заключены договоры финансовой аренды (лизинга) N 2798/2010, 2799/2010, 2800/2010, по условиям которых лизингодатель на условиях согласованных с лизингополучателем договоров купли-продажи приобрел в собственность у выбранного лизингополучателем продавца (ООО “Мэйджор Авто Центр”) автомобили и предоставил лизингополучателю за плату во временное пользование и владение с правом последующего приобретения права собственности.
В п. 6.1 Общих условий договоров лизинга предусмотрено, что по окончании срока лизинга право собственности на предмет лизинга переходит от лизингодателя к лизингополучателю на основании акта о переходе права собственности при условии полной оплаты всех платежей, предусмотренных графиком платежей в договоре лизинга. Графиком платежей также предусмотрена стоимость предмета лизинга в составе ежемесячного лизингового платежа.
Согласно правовой позиции, определенной на момент принятия судебных актов, содержащейся в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 N 17389/10, в случае, если срок полезного использования предмета лизинга значительно превышает срок лизинга, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа предмета лизинга и падения его текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величины. То есть установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных договором периодических лизинговых платежей.
Поскольку договор лизинга сторонами расторгнут, а предмет лизинга возвращен истцом лизингодателю, суды пришли к обоснованному выводу, что в связи с прекращением обязательства лизингодателя по передаче предмета лизинга в собственность лизингополучателю отсутствуют основания для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей.
Таким образом, арбитражные суды правомерно удовлетворили заявленное требование в части, поскольку уплаченная в составе лизинговых платежей выкупная цена предмета лизинга при отсутствии правовых оснований у лизингодателя для ее удержания исходя из ст. 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации является неосновательным обогащением ответчика за счет лизингополучателя (истца).
При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что арбитражными судами правомерно удовлетворены заявленные требования, расчет суммы выкупной стоимости обоснован, проверен судами с учетом возражений ответчика по взыскиваемой сумме…”

Постановление ФАС Московского округа от 13.12.2013 N Ф05-15824/2013 по делу N А40-3481/13-112-35
“…Пунктом 1 статьи 624 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что в законе или договоре аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.
Договором лизинга N Р11-03318-ДЛ от 31.05.2011 (пункт 1.1) предусмотрено право лизингополучателя приобретения в собственность предмета лизинга, пунктом 3.2 установлена выкупная цена предмета лизинга в сумме 20 381 руб. 36 коп.
Согласно сложившейся судебно-арбитражной практике (в частности, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 N 17389/10) в случае, если срок полезного использования предмета лизинга значительно превышает срок лизинга, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа предмета лизинга и падения его текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величины. То есть установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных договором периодических лизинговых платежей. Остаточная стоимость подлежит исчислению в соответствии с порядком учета на балансе организаций объектов основных средств, регулируемым Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″, исходя из амортизации техники линейным способом, к которой не применяется ускоренный коэффициент.
Как сказано выше, договор лизинга расторгнут в связи с отказом от него лизингодателя, предмет лизинга возвращен лизингодателю.
Суд установил, что срок передачи имущества в лизинг по договору равен 36 месяцам, срок полезного использования предмета лизинга – 72 месяца (данный срок соответствует сроку полезного использования предмета лизинга, относящегося к 4 амортизационной группе согласно Классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 01.01.2002 N 1).
Суд, исследовав и оценив имеющиеся в деле доказательства, исходя из стоимости предмета лизинга, срока лизинга по договору, срока полезного использования предмета лизинга, с учетом амортизации предмета лизинга линейным способом, остаточной стоимости предмета лизинга, фактически произведенных лизингополучателем платежей по договору лизинга установил, что истцом оплачена в составе лизинговых платежей выкупная стоимость предмета лизинга в сумме 597 663 руб. 08 коп., взыскал с ответчика в пользу истца данную сумму.
Оснований, установленных статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены обжалуемого судебного акта не имеется, в связи с чем кассационная жалоба удовлетворению не подлежит…”

Постановление ФАС Московского округа от 04.12.2013 N Ф05-10689/2012 по делу N А40-5802/12-76-51
“…ОАО “Энергостройтехмонтаж” обратилось в Арбитражный суд города Москвы к ООО “ТЭМБР-Лизинг” о взыскании в связи с досрочным прекращением частично исполненного договора финансовой аренды с правом выкупа от 26.06.2007 N 90/07 в виде уплаченной в составе арендной платы выкупной цены объекта аренды в размере 1036230,62 руб. и начисленных на нее за период по 22.01.2013 процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 250767,81 руб.
Из материалов дела следует и установлено судом, между сторонами заключен договор финансовой аренды с правом выкупа от 26.06.2007 N 90/07.
По условиям вышеуказанного договора лизингодатель (ответчик) обязался приобрести в свою собственность определенное имущество (автомобильный кран КС-45721 на шасси автомобиля Урал-4320 в кол-ве 1 ед.), и предоставить его лизингополучателю (истцу) во временное пользование на срок 36 месяцев на условиях перехода права собственности на объект аренды к арендатору по внесении им всех обусловленных договором платежей (предоплаты и 36 текущих ежемесячных выплат в общей сумме 6 517 001 руб.), а также 4900 руб. выкупной цены.
В период действия договора лизинга истец произвел оплату лизинговых платежей в размере 1 942 174,05 руб.
В соответствии с пунктом 1 статьи 28 указанного Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя. В общую сумму договора лизинга может включаться выкупная цена предмета лизинга, если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.
Согласно практике применения статей 2, 11, 19, 28 Закона о лизинге, определенной Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в Постановлениях от 18.05.2010 N 1729/10, от 12.07.2011 N 17389/10, от 25.07.2011 N 3318/11, в случае расторжения договора финансового лизинга по инициативе лизингодателя и изъятия им предмета лизинга прекращается обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность. Следовательно, оснований для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, не имеется.
Судом правомерно указано, что содержащееся в договоре финансовой аренды указание на то, что выкупная цена составляет 4900 руб. означает, что выкупная цена в таком размере определена применительно к последнему взносу, подлежащему внесению по окончании договора, но не применительно ко всем предшествующим выплатам (авансовому и 36 текущим), подлежавшим внесению в период действия договора.
Проверив расчет истца, суд апелляционной инстанции правомерно установил: первоначальная стоимость объекта аренды составила 4 900 000 руб.; срок аренды – 36 месяцев; срок полезного использования объекта аренды равен 102 месяцам; остаточная стоимость объекта аренды при его использовании на протяжении 36 месяцев срока действия договора составляет 1 729 411,77 руб. (4900000 / 102 x 36); доля выкупной стоимости предмета лизинга в составе внесенных по договору платежей составляет 35,29% (1729411,77 / 4900000 x 100); общий размер внесенных по договору платежей составил 1 942 174,05 руб.; таким образом доля выкупной стоимости составила 685 393,22 руб. (1942174,05 / 100 x 35,29).
Исследовав и оценив в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в материалы дела доказательства и доводы сторон, суд апелляционной инстанции пришел к правомерному выводу об удовлетворении исковых требований в размере 685 393,22 руб…”

Постановление ФАС Московского округа от 05.11.2013 по делу N А40-20799/12-114-189
“…Согласно сложившейся судебно-арбитражной практике (в частности, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 N 17389/10) в случае, если срок полезного использования предмета лизинга значительно превышает срок лизинга, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа предмета лизинга и падения его текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величины. То есть установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных договором периодических лизинговых платежей. Остаточная стоимость подлежит исчислению в соответствии с порядком учета на балансе организаций объектов основных средств, регулируемым Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″, исходя из амортизации техники линейным способом, к которой не применяется ускоренный коэффициент.
Вместе с тем, суды установили, что договор лизинга расторгнут в связи с отказом от него лизингодателя, предмет лизинга возвращен лизингодателю по акту приема-передачи (возврата) от 21 августа 2009 года.
Таким образом, суды обеих инстанций пришли к правильному выводу о том, что принимая во внимание, что по акту от 21 августа 2009 года предмет лизинга возвращен лизингодателю, т.е. договор лизинга от 15 апреля 2008 года N 98-Л/2008 прекратил свое действие, следовательно прекратилось и обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность и отпали основания для удержания той части денежных средств, которые были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга.
Уплаченная выкупная цена удерживается лизингодателем без оснований и подлежит возврату в соответствии со статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 1 которой предусматривает, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.
Вместе с тем, как установлено судами обеих инстанций, поскольку предмет лизинга по окончании его аренды не утрачивает потребительских свойств, выкупная стоимость в размере 1 000 рублей не соответствует остаточной стоимости предмета лизинга.
Исходя из вышеуказанного, суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что поскольку ООО “МиВС” оплатило 11 лизинговых платежей, сумма выкупной цены предмета лизинга, уплаченная истцом, составляет 311 806 руб. 50 коп.
Учитывая, что указанная сумма выкупной стоимости незаконно удерживается ответчиком, суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу об удовлетворении исковых требований в заявленном размере…”

Постановление ФАС Московского округа от 31.10.2013 по делу N А40-20783/12-114-187
“…Согласно сложившейся судебно-арбитражной практике (в частности, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 N 17389/10) в случае, если срок полезного использования предмета лизинга значительно превышает срок лизинга, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа предмета лизинга и падения его текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величины. То есть установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных договором периодических лизинговых платежей. Остаточная стоимость подлежит исчислению в соответствии с порядком учета на балансе организаций объектов основных средств, регулируемым Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″, исходя из амортизации техники линейным способом, к которой не применяется ускоренный коэффициент.
Таким образом, суды обеих инстанций пришли к правильному выводу о том, что принимая во внимание, что по акту от 21 августа 2009 года предмет лизинга возвращен лизингодателю, т.е. договор лизинга от 28 апреля 2008 года N 104-Л/2008 прекратил свое действие, прекратилось и обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность и отпали основания для удержания той части денежных средств, которые были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга.
Уплаченная выкупная цена удерживается лизингодателем без оснований и подлежит возврату в соответствии со статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 1 которой предусматривает, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.
Вместе с тем, как установлено судами обеих инстанций, поскольку предмет лизинга по окончании его аренды не утрачивает потребительских свойств, выкупная стоимость в размере 1 000 рублей не соответствует остаточной стоимости предмета лизинга.
Судами исследован расчет истца, согласно которому срок полезного использования предмета лизинга составляет 84 месяца. Срок лизинга по договору – 36 месяцев, стоимость предмета лизинга по договору купли-продажи составляет 2 218 000 рублей.
Вместе с тем, как установлено судами обеих инстанций, в соответствии с пунктами 7, 8 ПБУ 6/01 основные средства принимаются к бухгалтерскому учету по первоначальной стоимости без учета НДС.
В связи с этим стоимость предмета лизинга без НДС составляет 1 879 661 рубль. Сумма ежемесячной амортизации, определяемая по правилам бухгалтерского учета, составляет 22 367 рублей 96 копеек (1 879 661: 84), за 36 месяц аренды – 805 246 рублей 56 копеек.
На момент окончания аренды остаточная стоимость имущества составила бы 1 074 414 рублей 44 копейки (1 879 661 – 805 246,56) и является реальной выкупной ценой автомобиля.
Сумма лизинговых платежей по договору составляет 3 060 601 рубль 28 копеек. Выкупная цена предмета лизинга (остаточная стоимость без НДС) составляет 36,1% от суммы лизинговых платежей.
Истец до возврата предмета лизинга уплатил 1 000 516 рублей 08 копеек лизинговых платежей, которые включают 361 186 рублей 30 копеек выкупной стоимости предмета лизинга (1 000 516 рублей 08 копеек x 36,1%).
Учитывая, что указанная сумма выкупной стоимости незаконно удерживается ответчиком, суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу об удовлетворении исковых требований в заявленном размере…”

Постановление ФАС Московского округа от 10.10.2013 по делу N А40-156604/12
“…Судами установлено, что между ответчиком (лизингодатель) и истцом (лизингополучатель) заключен договор лизинга транспортного средства N AVIVRUS/044/2009 от 01.07.2009, согласно которому первый обязался приобрести в собственность и предоставить второму во временное владение и пользование для предпринимательских целей предмет лизинга – транспортное средство IVEKO AMT 633910.
В соответствии со статьей 625 Гражданского кодекса Российской Федерации к отдельным видам договора аренды и договорам аренды отдельных видов имущества (прокат, аренда транспортных средств, аренда зданий и сооружений, аренда предприятий, финансовая аренда) положения, предусмотренные параграфом 1 главы 34 “Аренда”, применяются, если иное не установлено правилами названного Кодекса об этих договорах.
Пунктом 1 статьи 624 указанного Кодекса установлено, что в законе или договоре аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.
Выкупная стоимость предмета лизинга в соответствии с пунктом 2.8 договора лизинга составляет 100 евро.
Согласно сложившейся судебно-арбитражной практике (в частности, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 N 17389/10) в случае, если срок полезного использования предмета лизинга значительно превышает срок лизинга, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа предмета лизинга и падения его текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величины. То есть установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных договором периодических лизинговых платежей. Остаточная стоимость подлежит исчислению в соответствии с порядком учета на балансе организаций объектов основных средств, регулируемым Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″, исходя из амортизации техники линейным способом, к которой не применяется ускоренный коэффициент.
Девятый арбитражный апелляционный суд пришел к выводу, что в состав лизинговых платежей включена выкупная стоимость предмета лизинга.
Таким образом, поскольку договор лизинга расторгнут, предмет лизинга возвращен лизингодателю, прекращено его обязательство по передаче предмета лизинга в собственность лизингополучателю; основания для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, отсутствуют.
Уплаченная выкупная цена удерживается лизингодателем без оснований и подлежит возврату в соответствии со статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 1 которой предусматривает, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.
Обстоятельство, что размер выкупной стоимости определен судом неверно, ответчик не доказал.
Неправильного истолкования Девятым арбитражным апелляционным судом закона, неприменения закона, подлежащего применению, судебная коллегия в данном случае не установила…”

Постановление ФАС Московского округа от 09.10.2013 по делу N А40-20812/12-126-191
“…В соответствии со статьей 625 Гражданского кодекса Российской Федерации к отдельным видам договора аренды и договорам аренды отдельных видов имущества (прокат, аренда транспортных средств, аренда зданий и сооружений, аренда предприятий, финансовая аренда) положения, предусмотренные параграфом 1 главы 34 “Аренда”, применяются, если иное не установлено правилами названного Кодекса об этих договорах.
Пунктом 1 статьи 624 указанного Кодекса установлено, что в законе или договоре аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.
Договором лизинга N 96-Л/2008 от 15.04.2008 предусмотрено, что по окончании срока лизинга и при условии уплаты всех платежей (включая НДС), причитающихся лизингодателю от лизингополучателя по договору, лизингополучатель вправе выкупить предмет лизинга, уплатив лизингодателю выкупную стоимость.
Выкупная стоимость предмета лизинга в соответствии с пунктом 5.9.3 договора лизинга составляет 1000 руб. с учетом НДС.
Согласно сложившейся судебно-арбитражной практике (в частности, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 N 17389/10) в случае, если срок полезного использования предмета лизинга значительно превышает срок лизинга, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа предмета лизинга и падения его текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величины. То есть установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных договором периодических лизинговых платежей. Остаточная стоимость подлежит исчислению в соответствии с порядком учета на балансе организаций объектов основных средств, регулируемым Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″, исходя из амортизации техники линейным способом, к которой не применяется ускоренный коэффициент.
Суд пришел к выводу, что в состав лизинговых платежей включена выкупная стоимость предмета лизинга.
Таким образом, поскольку договор лизинга расторгнут, предмет лизинга возвращен лизингодателю, прекращено его обязательство по передаче предмета лизинга в собственность лизингополучателю; основания для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, отсутствуют.
Апелляционный суд с учетом первоначальной стоимости имущества, срока полезного использования предмета лизинга, срока передачи предмета в лизинг по договору, остаточной стоимости имущества, фактически произведенных лизингополучателем платежей определил размер выкупной стоимости предмета лизинга, включенный в состав уплаченных истцом лизинговых платежей и подлежащий взысканию с ответчика, в сумме 311 806 руб. 50 коп.
Неправильного истолкования Девятым арбитражным апелляционным судом закона, неприменения закона, подлежащего применению, судебная коллегия в данном случае не установила…”

Постановление ФАС Московского округа от 26.09.2013 по делу N А40-20761/12-118-190
“…Договором лизинга N 97-Л/2008 от 15.04.2008 предусмотрено, что по окончании срока лизинга и при условии уплаты всех платежей (включая НДС), причитающихся лизингодателю от лизингополучателя по договору, лизингополучатель вправе выкупить предмет лизинга, уплатив лизингодателю выкупную стоимость.
Согласно сложившейся судебно-арбитражной практике (в частности, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 N 17389/10) в случае, если срок полезного использования предмета лизинга значительно превышает срок лизинга, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа предмета лизинга и падения его текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величины. То есть установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных договором периодических лизинговых платежей. Остаточная стоимость подлежит исчислению в соответствии с порядком учета на балансе организаций объектов основных средств, регулируемым Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″, исходя из амортизации техники линейным способом, к которой не применяется ускоренный коэффициент.
Срок передачи имущества в лизинг по договору равен 36 месяцам. Срок полезного использования предмета лизинга – от 7 лет до 10 лет (пятая амортизационная группа). Приказом ЗАО “В-РЕГИСТР” N ОС-83/ВЭ от 12.05.2008 срок полезного использования предмета лизинга установлен в 105 месяцев.
Выкупная стоимость предмета лизинга по договору – 1 000 руб.
Суд пришел к выводу, что в состав лизинговых платежей включена выкупная стоимость предмета лизинга.
Судами первой и апелляционной инстанций полно и всесторонне исследованы обстоятельства дела, оценены доводы и возражения сторон и имеющиеся в деле доказательства, выводы судов, содержащиеся в обжалуемых решении и постановлении, соответствуют установленным судами фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, судами правильно применены нормы материального и процессуального права…”

Постановление ФАС Московского округа от 26.09.2013 по делу N А40-20818/12-118-192
“…Договором лизинга N 95-Л/2008 от 15.04.2008 предусмотрено, что по окончании срока лизинга и при условии уплаты всех платежей (включая НДС), причитающихся лизингодателю от лизингополучателя по договору, лизингополучатель вправе выкупить предмет лизинга, уплатив лизингодателю выкупную стоимость.
Согласно сложившейся судебно-арбитражной практике (в частности, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 N 17389/10) в случае, если срок полезного использования предмета лизинга значительно превышает срок лизинга, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа предмета лизинга и падения его текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величины. То есть установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных договором периодических лизинговых платежей. Остаточная стоимость подлежит исчислению в соответствии с порядком учета на балансе организаций объектов основных средств, регулируемым Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″, исходя из амортизации техники линейным способом, к которой не применяется ускоренный коэффициент.
Срок передачи имущества в лизинг по договору равен 36 месяцам. Срок полезного использования предмета лизинга – от 7 до 10 лет (пятая амортизационная группа). Апелляционный суд указал, что приказом ЗАО “В-РЕГИСТР” от 08.08.2008 N ОС-84/ВЭ срок полезного использования предмета лизинга установлен в 105 месяцев.
Выкупная стоимость предмета лизинга по договору – 1 000 руб.
Суд пришел к выводу, что в состав лизинговых платежей включена выкупная стоимость предмета лизинга.
Судами первой и апелляционной инстанций полно и всесторонне исследованы обстоятельства дела, оценены доводы и возражения сторон и имеющиеся в деле доказательства, выводы судов, содержащиеся в обжалуемых решении и постановлении, соответствуют установленным судами фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, судами правильно применены нормы материального и процессуального права…”

Постановление ФАС Московского округа от 03.09.2013 по делу N А40-127624/12-162-1217
“…Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, 01.08.2011 между истцом (лизингодатель) и ответчиком (лизингополучатель) был заключен договор финансовой аренды (лизинга) NVTSIB184/1L-11.
Согласно статье 624 Гражданского кодекса Российской Федерации и статье 19 Закона о лизинге включение в договор финансовой аренды (лизинга) дополнительного условия о возможности перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (пункт 3 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации), содержащий в себе элементы договоров финансовой аренды и купли-продажи.
Следовательно, к отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие куплю-продажу.
В силу пункта 3 статьи 423 Гражданского кодекса Российской Федерации, которым закреплена презумпция возмездности всякого договора, пункта 1 статьи 28 Закона о лизинге, согласно которому в состав платежей по договору финансовой аренды с правом выкупа включается и выкупная цена предмета лизинга, предполагавшийся по окончании срока временного владения и пользования предметом лизинга переход к лизингополучателю права собственности на предмет лизинга, имеющие отличную от нулевой текущую рыночную стоимость, обусловлен внесением выкупной цены.
Согласно сложившейся судебно-арбитражной практике (в частности, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 N 17389/10) в случае, если срок полезного использования предмета лизинга значительно превышает срок лизинга, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа предмета лизинга и падения его текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величины. То есть установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных договором периодических лизинговых платежей. Остаточная стоимость подлежит исчислению в соответствии с порядком учета на балансе организаций объектов основных средств, регулируемым Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″, исходя из амортизации техники линейным способом, к которой не применяется ускоренный коэффициент.
Исходя из изложенного, установление в договоре лизинга символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей.
Иное истолкование условий договора противоречило бы самой сути отношений по выкупу предмета лизинга, поскольку отношениям по купле-продаже фактически был бы придан безвозмездный характер в отсутствие к тому каких-либо оснований и в нарушение требований статьи 575 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Следовательно, суд правомерно взыскал с ответчика задолженность по лизинговым платежам с учетом выкупной цены.
Исходя из изложенного, судами полно и всесторонне исследованы обстоятельства дела, правильно применены нормы материального и процессуального права…”

Постановление ФАС Московского округа от 24.07.2013 по делу N А40-129594/11-35-1131
“…Из-за длительной просрочки исполнения ответчиком своих обязательств по уплате лизинговых платежей лизингодатель воспользовался своим правом на одностороннее расторжение договора, направив лизингополучателю уведомления N ЦРФ5-1 и N ЦРФ5-2 от 11.01.2011, которыми отказался от договора лизинга в одностороннем порядке с 01.01.2011.
Согласно Договору выкупная стоимость предметов лизинга установлена в размере 1.000 руб. за седельный тягач и 1.000 руб. за полуприцеп.
При последующем выкупе в соответствии с условиями договора финансовой аренды (лизинга) право собственности переходит на товар, состояние которого за время нахождения имущества у лизингополучателя изменилось вследствие естественного износа. Согласно международной практике, которая нашла отражение в подпункте “в” п. 2 ст. 1 Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге от 28.05.1998 г., периодические лизинговые платежи, связанные с арендными правоотношениями, рассчитываются в том числе исходя из износа имущества, образовавшегося в период временного владения лизингополучателем предметом лизинга и временного пользования им этим имуществом.
Поэтому передача лизингополучателю титула собственника предмета лизинга осуществляется по остаточной, приближенной к нулевой цене, только в том случае, если срок действия договора лизинга почти равен сроку полезного использования предмета лизинга.
Срок полезного использования предметов лизинга составляет от 7 до 10 лет, так как данные основные средства относятся к 5 амортизационной группе, код ОКОФ 15 3410214, согласно Постановлению Правительства РФ от 01.01.2002 г. N 1 “О классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы”.
Следовательно, действительные сроки полезного использования Предмета лизинга значительно превышают сроки лизинга, установленные договором (47 месяцев), а значит, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа предмета лизинга и падения его текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величины.
В связи с этим суды пришли к правомерному выводу о том, что установление в договоре лизинга символической выкупной цены в размере 1000 руб. означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных договором и периодических лизинговых платежей. Иное истолкование условий указанных договоров противоречило бы самой сути отношений по выкупу предметов лизинга, поскольку отношениям по купле-продаже фактически был бы придан безвозмездный характер в отсутствие к тому каких-либо оснований и в нарушение требований ст. 575 Кодекса…”

Постановление ФАС Московского округа от 26.06.2013 по делу N А40-128302/11-109-691
“…Договором лизинга N МФС/121/2007 от 23.11.2007 (раздел 14) предусмотрено, что по окончании срока лизинга и при условии уплаты всех платежей (включая НДС), причитающихся лизингодателю от лизингополучателя по договору, лизингополучатель вправе выкупить предмет лизинга, уплатив лизингодателю выкупную стоимость.
Выкупная стоимость составляет 100 евро (пункт 1.8 договора лизинга).
Согласно сложившейся судебно-арбитражной практике (в частности, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 N 17389/10) в случае, если срок полезного использования предмета лизинга значительно превышает срок лизинга, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа предмета лизинга и падения его текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величины. То есть установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных договором периодических лизинговых платежей. Остаточная стоимость подлежит исчислению в соответствии с порядком учета на балансе организаций объектов основных средств, регулируемым Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″, исходя из амортизации техники линейным способом, к которой не применяется ускоренный коэффициент.
Суд на основании имеющихся в деле доказательств, с учетом доводов и возражений сторон, первоначальной стоимости предмета лизинга, срока его полезного использования, срока передачи имущества в лизинг по договору, остаточной стоимости имущества, произведенных лизингополучателем платежей, определил размер выкупной стоимости имущества, уплаченного лизингополучателем в составе лизинговых платежей (6 687 088 руб. 21 коп.).
Исследовав и оценив доказательства, исходя из предмета и оснований заявленных исковых требований, а также из достаточности и взаимной связи всех доказательств в их совокупности, установив вышеизложенные обстоятельства, входящие в предмет доказывания и имеющие существенное значение для правильного разрешения спора, руководствуясь положениями действующего законодательства, а также принимая во внимание обстоятельства дела, суды первой и апелляционной инстанций правомерно удовлетворили исковые требования в указанной сумме…”

Постановление ФАС Московского округа от 24.06.2013 по делу N А40-39139/12-126-358
“…Судами установлено, что между ответчиком (лизингодатель) и истцом (лизингополучатель) заключены договоры финансовой аренды (лизинга) от 15.02.2008 N ЭЛ/СПб-17898/ДЛ, N ЭЛ/СПб-17899/ДЛ, согласно которым лизингодатель обязался приобрести в собственность предмет лизинга и предоставить его лизингополучателю за плату во временное владение и пользование на условиях, определенных договорами лизинга и правилами.
Выкупная цена предмет лизинга составляет 11,80 долларов США (пункт 5.2 договоров).
Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении первоначальных исковых требований о взыскании неосновательного обогащения в виде выкупной стоимости предметов лизинга, уплаченной в составе лизинговых платежей по договорам финансовой аренды (лизинга) от 15.02.2008 N ЭЛ/СПб-17898/ДЛ, N ЭЛ/СПб-17899/ДЛ, исходил из того, что вступившим в законную силу решением Падунского районного суда города Братска от 26.07.2011 установлено, что в состав долга по лизинговым платежам по договорам финансовой аренды (лизинга) от 15.02.2008 N ЭЛ/СПб-17898/ДЛ, N ЭЛ/СПб-17899/ДЛ выкупная цена не входит.
Судебная коллегия соглашается с выводом апелляционного суда о том, что указанное в решении Падунского районного суда города Братска от 26.07.2011 обстоятельство, что размер выкупной цены по договорам лизинга от 15.02.2008 N ЭЛ/СПб-17898/ДЛ, N ЭЛ/СПб-17899/ДЛ составляет 11,80 долларов США, не имеет преюдициального значения, вывод о том, что в состав долга по лизинговым платежам выкупная цена не входит, является оценочным.
Указанную выкупную стоимость стороны установили по истечении 48 месяцев пользования, однако сделки были расторгнуты досрочно и предметы лизинга возвращены за 22 месяца до истечения срока действия договоров лизинга, в связи с чем судом общей юрисдикции размер причитающейся лизингополучателю выкупной стоимости на долю выплаченных лизингополучателем платежей не устанавливался.
Согласно сложившейся судебно-арбитражной практике (в частности, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 N 17389/10) в случае, если срок полезного использования предмета лизинга значительно превышает срок лизинга, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа предмета лизинга и падения его текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величины. То есть установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных договором периодических лизинговых платежей.
Девятый арбитражный апелляционный суд, установив, что предметы лизинга (грузовые тягачи-седельные марки FREIGHTLINER CENTURY) в соответствии с Классификацией основных средств, включаемых в амортизационные группы, относятся к пятой амортизационной группе, срок полезного использования в соответствии с которой 7 – 10 лет; в данном случае срок полезного использования предмета лизинга – 85 месяцев и указанный срок значительно превышает срок передачи в лизинг – 48 месяцев, пришел к правильному выводу, что установление в договорах лизинга символической выкупной цены – 11,80 долларов США означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных договорами периодических лизинговых платежей…”

Постановление ФАС Московского округа от 20.06.2013 по делу N А40-57322/12-112-532
“…Как усматривается из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, 19 января 2007 г. между ООО “ИНДЕПЕНДЕНТ ЛИЗИНГ” (лизингодатель) и ОАО “Трест Мосэлектротягстрой” (лизингополучатель) был заключен договор финансовой аренды (лизинга) N 356Л/07/002 (далее – договор), в соответствии с которым ООО “ИНДЕПЕНДЕНТ ЛИЗИНГ” обязался приобрести в собственность у выбранного ОАО “Трест Мосэлектротягстрой” продавца имущество, указанное в Спецификации (Приложении N 2 к договору, башенный кран КБ-420-02), и предоставить данное имущество во временное владение и пользование ОАО “Трест Мосэлектротягстрой” в соответствии с условиями Договора Лизинга.
Согласно пункту 1 статьи 28 Федерального закона “О финансовой аренде (лизинге)” под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя. В общую сумму договора лизинга может включаться выкупная цена предмета лизинга, если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.
Как установлено судами обеих инстанций, заключенным между сторонами договором лизинга от 19 января 2007 г. N 356Л/07/002 предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.
При таких обстоятельствах установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, является злоупотреблением правом со стороны лизингодателя и может означать, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей.
Иное истолкование условий договора противоречило бы самой сути отношений по выкупу предмета лизинга, поскольку отношениям по купле-продаже фактически был бы придан безвозмездный характер в отсутствие к тому каких-либо оснований и в нарушение требований статьи 575 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Следовательно, установление в данном случае в договоре лизинга символической выкупной цены в сумме 1000 руб. свидетельствует о том, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей, о чем правильно указал апелляционный суд…”

Постановление ФАС Московского округа от 17.05.2013 по делу N А40-119642/12-161-1121
“…Как следует из материалов дела, 02 сентября 2008 года между ООО “ФБ-Лизинг” (лизингодателем) и ООО “Девелопмент-Авто” (лизингополучателем) заключен договор финансовой аренды (лизинга) N 1718/2008 (далее по тексту – договор лизинга).
Выкупная цена предмета лизинга не включена в общую сумму лизинговых платежей и определена в размере 500 евро (без НДС) (пункт 1.5 договора лизинга).
Пунктом 1 статьи 624 указанного Кодекса установлено, что в законе или договоре аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.
Договором лизинга предусмотрено, что по истечении срока лизинга и после осуществления лизингополучателем в полном объеме всех выплат, предусмотренных графиком выплат, и всех условий договора предмет лизинга переходит по договору купли-продажи за выкупную стоимость свободным от прав третьих лиц в собственность лизингополучателя.
Согласно пункту 1 статьи 28 Закона о лизинге под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя.
В общую сумму договора лизинга может включаться выкупная цена предмета лизинга, если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю (пункт 1 статьи 28 Закона о лизинге).
Поскольку стороны предусмотрели переход права собственности на предмет лизинга при внесении всех лизинговых платежей с условием оплаты за предмет лизинга 500 евро (без НДС) (т.е., цены, явно не соответствующей рыночной цене предмета лизинга), выкупная цена в данном случае не является самостоятельным платежом и вошла в состав определенных сделкой лизинговых платежей.
Исходя из изложенного, установление в договоре лизинга символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей.
Иное истолкование условий договора противоречило бы самой сути отношений по выкупу предмета лизинга, поскольку отношениям по купле-продаже фактически был бы придан безвозмездный характер в отсутствие к тому каких-либо оснований и в нарушение требований статьи 575 Гражданского кодекса Российской Федерации…”

Постановление ФАС Московского округа от 14.05.2013 по делу N А40-119638/12-161-1120
“…ООО “Девелопмент-Авто” предъявило встречный иск к ООО “ФБ-Лизинг” о взыскании основного долга (задолженности, возникшей вследствие неосновательного обогащения) в размере 3.149.173 руб. 81 коп.
Как следует из материалов дела и установлено судами, 02 сентября 2008 года между ООО “ФБ-Лизинг” (лизингодатель) и ООО “Девелопмент-Авто” (лизингополучатель) заключен договор финансовой аренды (лизинга) N 1719/2008 (далее по тексту – договор лизинга).
Выкупная цена предмета лизинга не включена в общую сумму лизинговых платежей и определена в размере 590 евро (пункт 1.5 договора лизинга).
Пунктом 1 статьи 624 указанного Кодекса установлено, что в законе или договоре аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.
Согласно пункту 1 статьи 28 Закона о лизинге под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя.
В общую сумму договора лизинга может включаться выкупная цена предмета лизинга, если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю (пункт 1 статьи 28 Закона о лизинге).
Поскольку стороны предусмотрели переход права собственности на предмет лизинга при внесении всех лизинговых платежей с условием оплаты за предмет лизинга 590 евро (т.е., цены, явно не соответствующей рыночной цене предмета лизинга), выкупная цена в данном случае не является самостоятельным платежом и вошла в состав определенных сделкой лизинговых платежей.
Исходя из изложенного, установление в договоре лизинга символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей.
Иное истолкование условий договора противоречило бы самой сути отношений по выкупу предмета лизинга, поскольку отношениям по купле-продаже фактически был бы придан безвозмездный характер в отсутствие к тому каких-либо оснований и в нарушение требований статьи 575 Гражданского кодекса Российской Федерации…”

Постановление ФАС Московского округа от 30.04.2013 по делу N А40-119669/12-109-362
“…02 сентября 2008 года между ООО “ФБ-Лизинг” (лизингодатель) и ООО “Девелопмент-Авто” (лизингополучатель) заключен договор финансовой аренды (лизинга) N 1720/2008 (далее по тексту – договор лизинга).
Выкупная цена предмета лизинга не включена в общую сумму лизинговых платежей и определена в размере 590 евро (пункт 1.5 договора лизинга).
Впоследствии в связи с допущенной ООО “Девелопмент-Авто” просрочкой в уплате лизинговых платежей, ООО “ФБ-Лизинг” уведомило ответчика (лизингополучателя) об одностороннем расторжении договора лизинга. Обстоятельство расторжения договора лизинга с 26 июня 2012 года сторонами не оспаривается.
Довод кассационной жалобы о том, что выкупная цена не входила в состав лизинговых платежей, основан на неправильном толковании норм материального права, практика применения которых определена Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в вышеназванных постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, а также противоречит фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.
Поскольку стороны предусмотрели переход права собственности на предмет лизинга при внесении всех лизинговых платежей с условием оплаты за предмет лизинга 590 евро (т.е., цены, явно не соответствующей рыночной цене предмета лизинга), выкупная цена в данном случае не является самостоятельным платежом и вошла в состав определенных сделкой лизинговых платежей.
Исходя из изложенного, суды пришли к правомерному выводу о том, что установление в договоре лизинга символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей.
Иное истолкование условий договора противоречило бы самой сути отношений по выкупу предмета лизинга, поскольку отношениям по купле-продаже фактически был бы придан безвозмездный характер в отсутствие к тому каких-либо оснований и в нарушение требований статьи 575 Гражданского кодекса Российской Федерации…”

Постановление ФАС Московского округа от 04.03.2013 по делу N А40-73532/12-118-688
“…В соответствии с международной практикой, которая нашла отражение в подп. “в” п. 2 статьи 1 Конвенции УНИДРУА о международном лизинге от 28.05.1998 г., периодические лизинговые платежи, связанные с арендными правоотношениями, рассчитываются в том числе исходя из износа имущества, образовавшегося в период временного владения лизингополучателем предметом лизинга.
Передача лизингополучателю предмета лизинга в собственность по остаточной, приближенной к нулевой цене возможно в том случае, если срок действия договора лизинга почти равен сроку полезного использования предмета лизинга.
Если срок полезного использования превышает срок лизинга, то истечение определенного в договоре срока не влечет за собой полного износа и падения текущей рыночной цены предмета лизинга до близкой к нулевой величине.
При таких обстоятельствах установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенной сделкой лизинговых платежей.
Указанная правовая позиция изложена в Постановлении Президиума ВАС РФ от 12 июля 2011 г. N 17369\10 <*>.
——————————–
<*> В тексте документа, видимо, допущена опечатка: Постановление Президиума ВАС РФ от 12.07.2011 имеет N 17389/10, а не N 17369/10.

При новом рассмотрении суду следует установить все обстоятельства, имеющие значение для дела, в частности, выкупную стоимость предмета лизинга, дать оценку расчету, представленную истцом, проверить доводы сторон, на которые они ссылаются в обоснование требований и возражений, оценить имеющиеся доказательства, правильно применить нормы материального права…”

Постановление ФАС Московского округа от 13.02.2013 по делу N А40-57324/12-76-557
“…Судами установлено, что между истцом (лизингодатель) и ответчиком (лизингополучатель) заключен договор финансовой аренды (лизинга) N 356Л/07/001 от 19.01.2007, согласно которому первый обязался приобрести в собственность и передать второму во временное владение и пользование в соответствии с условиями договора лизинга имущество, указанное в спецификации. Срок лизинга – 36 месяцев с даты передачи предмета лизинга лизингополучателю.
Суд первой инстанции установил, что согласно Общероссийскому классификатору основных фондов ОК 013-94 (ОКОФ), утвержденному Постановлением Госстандарта РФ от 26 декабря 1994 N 359, предмет лизинга относится к пятой группе – имущество со сроком полезного использования 90 месяцев.
Суды не признали, что договор лизинга в данном случае является смешанным, содержащим элементы договора купли-продажи, сочли его договором финансовой аренды (лизинга), который также содержит условие об ускоренной амортизации предмета лизинга (коэффициент амортизации, равный 2,5).
Согласно сложившейся судебно-арбитражной практике (в частности, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 N 17389/10) в случае, если срок полезного использования предмета лизинга значительно превышает срок лизинга, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа предмета лизинга и падения его текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величины. То есть установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных договором периодических лизинговых платежей. Остаточная стоимость подлежит исчислению в соответствии с порядком учета на балансе организаций объектов основных средств, регулируемым Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″, исходя из амортизации техники линейным способом, к которой не применяется ускоренный коэффициент.
Следовательно, передача лизингополучателю титула собственника предмета лизинга осуществляется по остаточной, приближенной к нулевой цене в том случае, если срок действия договора лизинга почти равен сроку полезного использования спецтехники.
Поскольку срок полезного использования предмета лизинга значительно превышает срок лизинга, значит, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа предмета лизинга и падения его текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величины. При таких обстоятельствах установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей.
В данном случае срок полезного использования предмета лизинга, как установлено судом, 90 месяцев, срок лизинга – 36 месяцев, выкупная стоимость предмета лизинга по истечении срока лизинга – 1 000 руб., в договор включено условие о переходе в собственность лизингополучателя предмета лизинга по окончании срока лизинга и исполнения лизингополучателем всех обязанностей по договору, что свидетельствует о том, что договор лизинга является смешанным, содержащим элементы договора купли-продажи.
Судебная коллегия полагает выводы судов об отказе во встречном иске сделанными при неполно исследованных и установленных обстоятельствах относительно выкупа предмета лизинга и включения в состав лизинговых платежей выкупной стоимости предмета лизинга; решение и постановление в данной части отказа – подлежащими отмене по основаниям, предусмотренным частью 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, с направлением дела на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы…”

Постановление ФАС Московского округа от 06.02.2013 по делу N А40-12336/12-76-126
“…Судом первой и апелляционной инстанций установлено и из материалов дела следует, что 14 января 2008 года между МАН Файненшиал Сервисез ГмбХ (Лизингодатель) и ООО “СТРОЭКС” (Лизингополучатель) заключен договор международного финансового лизинга N 3020680-4-9, по условиям которого Лизингодатель передает в лизинг, а Лизингополучатель принимает в лизинг предмет лизинга (Приложение N 1 – спецификация оборудования) в порядке и на условиях, установленных договором (л.д. 34-38 т. 1). Период лизинга установлен 48 месяцев.
Согласно п. 4 договора в день окончания лизинга, выполнив все подлежащие уплате по договору платежи, исполнив все подлежащие исполнению обязательства, лизингополучатель вправе приобрести оборудование в обмен на уплату номинальной покупной стоимости. Номинальная стоимость составит 900 Евро или 100 Евро за единицу оборудования.
Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в Постановлении от 12 июля 2011 г. N 17389/10 указал, что установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей. Иное истолкование условий договора противоречило бы самой сути отношений по выкупу предмета лизинга, поскольку отношениям по купле-продаже фактически был бы придан безвозмездный характер в отсутствие к тому каких-либо оснований и в нарушение требований статьи 575 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Суд апелляционной инстанции, исходя из содержания договора лизинга, сделал правильный вывод о том, что условиями договора предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю при условии уплаты причитающихся лизинговых платежей, выкупная цена предмета лизинга установлена сторонами в размере номинальной покупной стоимости в размере 900 евро за одну единицу техники и, следовательно, входит в состав лизинговых платежей…”

Постановление ФАС Московского округа от 28.12.2012 по делу N А40-20779/12-161-189
“…Как следует из материалов дела, 04.04.2008 между ЗАО “В-РЕГИСТР” (лизингодатель) и ООО “МиВС” (лизингополучатель) был заключен договор финансовой аренды (лизинга) N 75-Л/2008, в соответствии с которым лизингодатель передал лизингополучателю во временное владение и пользование предмет лизинга – сельскохозяйственный трактор NEW HOLLAND T 9030.
Договором лизинга N 75-Л/2008 от 04.04.2008 г. предусмотрено, что по окончании срока лизинга и при условии уплаты всех платежей (включая НДС), причитающихся лизингодателю от лизингополучателя по договору, лизингополучатель вправе выкупить предмет лизинга, уплатив лизингодателю выкупную стоимость.
Пунктом 1 статьи 28 Федерального закона от 29 октября 1998 года N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” предусмотрено, что под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя. В общую сумму договора лизинга может включаться выкупная цена предмета лизинга, если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.
Согласно пункту 5.9.3 договора лизинга выкупная стоимость предмета лизинга составляла 1000 российских рублей, в том числе НДС.
Судами установлено, что лизингополучателем перечислены лизингодателю авансовый и лизинговые платежи в рублях на общую сумму 3 247 930 руб. 50 коп., стоимость предмета лизинга по договору составила 6000000 руб. (Приложение N 3 к договору), вырученные от реализации изъятого предмета лизинга денежные средства – 4 365 000 руб., а выкупная стоимость – 1000 рублей. При таких обстоятельствах установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей. Иное истолкование условий договора противоречило бы самой сути отношений по выкупу предмета лизинга, поскольку отношениям по купле-продаже фактически был бы придан безвозмездный характер в отсутствие к тому каких-либо оснований и в нарушение требований статьи 575 Гражданского кодекса Российской Федерации…”

Постановление ФАС Московского округа от 29.11.2012 по делу N А40-126166/11-112-802
“…Договором лизинга N 592/2006 от 16.11.2006 (раздел 9) предусмотрено получение лизингополучателем предмета лизинга в собственность по окончании срока лизинга и при условии внесения всей суммы платежей, иных платежей (если таковые имеются), с момента внесения обусловленной настоящим договором выкупной цены (размер выкупной цены – 239 585 руб. 63 коп. с учетом НДС).
Срок полезного использования предмета лизинга составляет от 180 до 240 месяцев, срок лизинга – 61 месяц.
В данном случае срок полезного использования предмета лизинга значительно превышает срок лизинга, а значит, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа предмета лизинга и падения его текущей рыночной стоимости до указанной в договоре лизинга. То есть установление в договоре символической выкупной цены означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных договором периодических лизинговых платежей.
Суд, исследовав и оценив имеющиеся в деле доказательства, условия договора лизинга N 592/2006 от 16.11.2006, установил, что в состав лизинговых платежей по данному договору включена выкупная стоимость предмета лизинга.
Суд установил, что за период исполнения договора лизинга лизингополучатель уплатил лизингодателю 36 026 906 руб. 87 коп. лизинговых платежей. Размер суммы, уплаченной лизингополучателем в счет выкупной цены предмета лизинга исходя из произведенных лизинговых платежей определен судом в сумме 13 277 757 руб. 96 коп.
Довод ответчика о том, что возврат лизингополучателю выкупной стоимости предмета лизинга невозможен, так как возмещение лизингодателю затрат на приобретение предмета лизинга посредством внесения лизинговых платежей, покрывающих амортизацию предмета лизинга, осуществляется не как платеж за приобретение лизингополучателем предмета лизинга в собственность (оплата выкупной цены), а как плата, которая в этом случае направлена на возмещение издержек, убытков лизингодателя, необоснован при установленном судом обстоятельстве, что в состав лизинговых платежей включена выкупная стоимость предмета лизинга. Обстоятельство, что лизингополучатель поставлен в более благоприятное положение по сравнению с тем, в котором он находился бы при надлежащем исполнении обязательства, что приводит к его неосновательному обогащению, не подтвержден. Судом данное обстоятельство не установлено…”

Постановление ФАС Московского округа от 13.11.2012 по делу N А40-20751/12-162-196
“…По окончании финансовой аренды предмета лизинга, но в любом случае, при условии уплаты лизингополучателем всех платежей, предусмотренных договором, и возврата предмета лизинга лизингополучателем лизингодателю, лизингодатель на основании отдельно заключенного договора купли-продажи продает предмет лизинга лизингополучателю по выкупной цене, после чего право собственности на предмет лизинга переходит от лизингодателя к лизингополучателю. Выкупная цена предмета лизинга, подлежащая уплате лизингополучателем лизингодателю, составляет 1000.00 руб., в том числе НДС 18% в размере 152,54 руб. Прочие расходы, которые могут возникнуть в связи с переходом права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю, несет лизингополучатель (п. 5.9.3).
В соответствии со ст. 28 Федерального закона от 29 октября 1998 г. N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя. В общую сумму договора лизинга может включаться выкупная цена предмета лизинга, если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга.
Если после расторжения договора финансового лизинга и изъятия предмета лизинга имело место удержание лизингодателем – стороной возмездной сделки – оплаченной части фактической выкупной цены без предоставления лизингополучателю в части, касающейся выкупа, встречного исполнения (передачи имущества), у лизингополучателя имеется право требовать возврата денежных средств, фактически перечисленных им в счет погашения выкупной цены.
Указанная правовая позиция изложена в Постановлении Президиума Высшего арбитражного Суда Российской Федерации N 17389/10 от 12 июля 2011 г.
Передача лизингополучателю титула собственника предмета лизинга осуществляется по остаточной, приближенной к нулевой цене в том случае, если срок договора лизинга почти равен сроку полезного использования предмета лизинга.
При таких обстоятельствах установление в договоре символической выкупной цены означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей.
Иное толкование условий договора противоречило бы самой сути отношений по выкупу предмета лизинга, поскольку отношениям по купле-продаже фактически был бы придан безвозмездный характер в отсутствие к тому каких-либо оснований и в нарушение требований ст. 575 Гражданского кодекса РФ.
Указанная позиция также изложена в Постановлении Президиума ВАС РФ N 17389/10 от 12 июля 2011 г…”

Постановление ФАС Московского округа от 16.10.2012 по делу N А40-20804/12-35-187
“…Договором лизинга N 74-Л/2008 от 04.04.2008 г. предусмотрено, что по окончании срока лизинга и при условии уплаты всех платежей (включая НДС), причитающихся лизингодателю от лизингополучателя по договору, лизингополучатель вправе выкупить предмет лизинга, уплатив лизингодателю выкупную стоимость.
Выкупная стоимость в договоре лизинга указана в размере 1000 российских рублей, в том числе НДС (пункт 5.9.3 договора лизинга).
Согласно сложившейся судебно-арбитражной практике, в частности, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 N 17389/10 в случае, если срок полезного использования предмета лизинга значительно превышает срок лизинга, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа предмета лизинга и падения его текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величины. То есть установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных договором периодических лизинговых платежей. Остаточная стоимость подлежит исчислению в соответствии с порядком учета на балансе организаций объектов основных средств, регулируемым Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″, исходя из амортизации техники линейным способом, к которой не применяется ускоренный коэффициент.
Судами установлено, что лизингополучателем перечислены лизингодателю авансовый и лизинговые платежи в рублях на общую сумму 3 247 930 руб. 50 коп., стоимость предмета лизинга по договору составила 6 000 000 руб. а выкупная стоимость – 1000 рублей. При таких обстоятельствах установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей. Иное истолкование условий договора противоречило бы самой сути отношений по выкупу предмета лизинга, поскольку отношениям по купле-продаже фактически был бы придан безвозмездный характер в отсутствие к тому каких-либо оснований и в нарушение требований статьи 575 Гражданского кодекса Российской Федерации”…”

Постановление ФАС Московского округа от 04.10.2012 по делу N А40-5802/12-76-51
“…Договором лизинга от 26.06.2007 г. N 90/07 предусмотрено, что по окончании срока лизинга и при условии уплаты всех платежей (включая НДС), причитающихся лизингодателю от лизингополучателя по договору, лизингополучатель вправе выкупить предмет лизинга, уплатив лизингодателю выкупную стоимость.
Согласно п. 5.8 договора лизинга выкупная стоимость имущества на дату истечения срока лизинга составляла 0,1% от первоначальной цены оборудования с НДС.
Судами установлено, что лизингополучателем перечислены лизингодателю авансовые и лизинговые платежи в рублях на общую сумму 1942174,05 руб., стоимость предмета лизинга составила 4900000 руб., а выкупная стоимость – 4 900 руб. (0,1% от первоначальной цены оборудования с НДС).
При таких обстоятельствах установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей. Иное истолкование условий договора противоречило бы самой сути отношений по выкупу предмета лизинга, поскольку отношениям по купле-продаже фактически был бы придан безвозмездный характер в отсутствие к тому каких-либо оснований и в нарушение требований статьи 575 Гражданского кодекса Российской Федерации”…”

Постановление ФАС Московского округа от 19.09.2012 по делу N А40-17396/12-86-48
“…Учитывая согласованную сторонами в пункте 5.8 договора лизинга выкупную стоимость предмета лизинга, на дату истечения срока лизинга размер которой составляет 0,1% от первоначальной цены оборудования с учетом НДС, при неотражении сторонами в договоре лизинга и иных документах конкретного размера выкупной цены, исходя из того, что срок полезного использования предмета лизинга составляет 9 лет, а срок лизинга – 36 месяцев, суд пришел к выводу о том, что в данном случае срок полезного использования предмета лизинга значительно превышает срок лизинга, в связи с чем истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа техники и падения его текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величины. При таких обстоятельствах установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных договором периодических лизинговых платежей.
Такой подход соответствует сложившейся судебно-арбитражной практике, в частности, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 N 17389/10…”

Постановление ФАС Московского округа от 17.09.2012 по делу N А40-17407/12-86-49
“…В пункте 5.8 договора лизинга указано, что выкупная стоимость предмета лизинга на дату истечения срока лизинга составляет 0,1% от первоначальной цены оборудования с НДС.
Конкретный размер выкупной цены сторонами не определен; 0,1% от цены приобретения крана лизингодателем у продавца (3 000 000 руб.) составит 3 000 руб.
Суд установил, что срок полезного использования предмета лизинга составляет 9 лет, срок лизинга – 36 месяцев.
В данном случае срок полезного использования крана значительно превышает срок лизинга, а значит, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа крана и падения его текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величины. То есть установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных договором периодических лизинговых платежей.
Такой подход соответствует сложившейся судебно-арбитражной практике, в частности, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 N 17389/10…”

Постановление ФАС Московского округа от 10.09.2012 по делу N А40-113254/11-126-1003
“…Пунктами 4.1, 15.1 договора финансовой аренды (лизинга) от 01 августа 2006 года N NSE-43L/2006 предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю по окончанию договора лизинга, если лизингополучатель надлежащим образом исполнил все обязательства по договору, при этом размер выкупной цены составляет 1 000 руб.
В Постановлении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 N 17389/10 указано, что переход к лизингополучателю права собственности на предмет лизинга по остаточной, приближенной к нулевой цене допускается только в том случае, если срок действия договора лизинга почти равен сроку полезного использования техники; в противном случае установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей.
При таких обстоятельствах установление в договоре символической выкупной цены (1000 руб.), приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей.
Иное истолкование условий договора противоречило бы самой сути отношений по выкупу предмета лизинга, поскольку отношениям по купле-продаже фактически был бы придан безвозмездный характер в отсутствие к тому каких-либо оснований и в нарушение требований ст. 575 Гражданского кодекса РФ…”

Постановление ФАС Московского округа от 16.08.2012 по делу N А40-201/12-112-1
“…По договору финансовой аренды с правом выкупа лизингодателем, ставшим собственником предмета лизинга, имущество изначально передается лизингополучателю лишь во временное владение и пользование (статья 2, пункт 1 статьи 11 Закона о лизинге). При последующем же выкупе право собственности переходит на товар, состояние которого за время нахождения имущества у лизингополучателя изменилось вследствие естественного износа.
В соответствии с международной практикой, которая нашла отражение в подпункте “в” пункта 2 статьи 1 Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге от 28.05.1998, периодические лизинговые платежи, связанные с арендными правоотношениями, рассчитываются в том числе исходя из износа имущества, образовавшегося в период временного владения лизингополучателем предметом лизинга и временного пользования им этим имуществом.
Следовательно, передача лизингополучателю титула собственника предмета лизинга осуществляется по остаточной, приближенной к нулевой цене в том случае, если срок действия договора лизинга почти равен сроку полезного использования спецтехники.
В рассматриваемом же деле срок полезного использования объекта лизинга значительно превышает срок лизинга, а значит истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа объекта лизинга и падения его текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величине.
При таких обстоятельствах установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей…”

Постановление ФАС Московского округа от 06.02.2012 по делу N А40-121988\09-64-827
“…Суд кассационной инстанции не может признать обоснованным вывод суда первой и апелляционной инстанций о том, что, что в состав долга по лизинговым платежам не входит выкупная цена. Данный вывод сделан судами исходя из содержания п. 5.2 договора лизинга, в котором указано, что стоимость за 1 (одну) единицу предмета лизинга на момент окончания договора лизинга, включая НДС (в валюте договора лизинга) 1 500,00 (одна тысяча пятьсот 00/000) руб., графика лизинговых платежей, таблицы расчета досрочного закрытия сделки, справки, подписанной главным бухгалтером ООО “Элемент Лизинг”.
Согласно ст. 624 Гражданского кодекса Российской Федерации и ст. 19 Закона “О финансовой аренде (лизинге)” включение в договор дополнительного условия о возможности перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (п. 3 ст. 421 ГК РФ), содержащий в себе элементы финансовой аренды и купли-продажи.
Следовательно, к отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Кодекса, регулирующие правоотношения по купле-продаже.
В соответствии с международной практикой, которая нашла отражение в подп. “в” п. 2 статьи 1 Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге от 28.05.1998 г., периодические лизинговые платежи рассчитываются в том числе исходя из износа имущества, образовавшегося в период временного владения лизингополучателем предметом лизинга и временного пользования этим имуществом.
Передача в собственность лизингополучателя предмета лизинга осуществляется по остаточной, приближенной к нулевой цене в том случае. если срок действия договора лизинга почти равен сроку полезного использования техники.
В данном случае срок полезного использования автомобиля (61 месяц) превышает срок лизинга (36 месяцев), а значит истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа автомобиля и падения ее текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величины.
При таких обстоятельствах установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей.
Указанная позиция изложена в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 17389\10 от 12 июля 2011 г.
При указанных обстоятельствах оспариваемые судебные акты подлежат отмене с направлением на новое рассмотрение в арбитражный суд г. Москвы.
При новом рассмотрении дела суду следует проверить доводы, на которые ООО “РИА Свинарка и пастух” в подтверждение своих требований, исследовать все существенные для правильного рассмотрения дела обстоятельства, определить выкупную стоимость предмета лизинга…”

Постановление ФАС Московского округа от 19.01.2012 по делу N А40-96692/10-85-846
“…Кроме того, согласно правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 12.07.2011 N 17389/10, переход к лизингополучателю права собственности на предмет лизинга по остаточной, приближенной к нулевой цене допускается только в том случае, если срок действия договора лизинга почти равен сроку полезного использования техники; в противном случае установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей.
В соответствии с международной практикой, которая нашла отражение в подпункте “в” пункта 2 статьи 1 Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге от 28.05.1998, периодические лизинговые платежи, связанные с арендными правоотношениями, рассчитываются в том числе исходя из износа имущества, образовавшегося в период временного владения лизингополучателем предметом лизинга и временного пользования им этим имуществом.
Следовательно, передача лизингополучателю титула собственника предмета лизинга осуществляется по остаточной, приближенной к нулевой цене в том случае, если срок действия договора лизинга почти равен сроку полезного использования спецтехники.
В рассматриваемом же деле срок полезного использования предмета лизинга (15 зерноуборочных комбайнов) значительно превышает срок лизинга, а значит, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа комбайна и падения его текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величины.
При таких обстоятельствах установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей.
Иное толкование условий договора противоречило бы самой сути отношений по выкупу предмета лизинга, поскольку отношениям по купле-продаже фактически был бы придан безвозмездный характер в отсутствие к тому каких-либо оснований и в нарушение требований статьи 575 ГК РФ…”

Постановление ФАС Московского округа от 20.12.2011 по делу N А40-11108/11-118-88
“…Анализ положений договора лизинга, согласно которым: размер выкупной цены предмета лизинга по договору составляет 354 евро включая НДС, 300 евро без учета НДС (пункт 9.1 договора); общая стоимость предмета лизинга по договору купли-продажи – 95 807,00 евро включая НДС 18% (пункт 2.3 договора лизинга); общая сумма договора лизинга (лизинговых платежей) – 107 823,68 евро, в том числе НДС в размере 18% (пункт 6.2 договора лизинга) позволяет прийти к выводу о необходимости проверки судами доводов ООО “Высота-Пермь” о том, что в счет лизинговых платежей предполагалась уплата лизингодателю денежной суммы, превышающей стоимость предмета лизинга при его приобретении на основании договора купли-продажи технического средства для целей лизинговой деятельности от 22.02.2008 N 238/КП-2008 у ООО “КАДЭР”, а установление явно заниженной выкупной цены предмета лизинга, не отражающей его реальную рыночную стоимость, свидетельствует о включении фактического размера выкупной цены в состав лизинговых платежей, определенных договором.
При таких обстоятельствах судам необходимо оценивать действия сторон по согласованию заниженной выкупной цены предмета лизинга с целью определения добросовестности лизингодателя по установлению такой цены за предмет лизинга, а также исследовать доводы ООО “Высота-Пермь” о фактическом включении выкупной цены в состав лизинговых платежей.
Согласно правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 12.07.2011 N 17389/10 по делу Арбитражного суда Кировской области N А28-732/2010-31/18, переход к лизингополучателю права собственности на предмет лизинга по остаточной, приближенной к нулевой цене допускается только в том случае, если срок действия договора лизинга почти равен сроку полезного использования техники; в противном случае установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей.
При изложенных обстоятельствах установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена включена в состав определенных сделкой лизинговых платежей.
Иное означает, что отношениям по купле-продаже фактически придается безвозмездный характер в отсутствие к тому каких-либо оснований и в нарушение требований статьи 575 Гражданского кодекса Российской Федерации…”

Постановление ФАС Московского округа от 29.08.2011 N КГ-А40/9356-11-Б по делу N А40-128649/10-85-1117
“…Согласно статье 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.
Свобода договора, предполагая, что стороны действуют по отношению друг к другу на началах равенства и автономии воли и определяют условия договора самостоятельно в своих интересах, при этом не означает, что стороны при заключении договора могут действовать и осуществлять права по своему усмотрению без учета прав других лиц (своих контрагентов), а также ограничений, установленных Кодексом и другими законами.
Как установил суд первой инстанции, согласно акту приемки-передачи от 29.04.2006 года стоимость самого предмета лизинга составляет 1 364 406 руб. 69 коп., данная стоимость указана в пункте 3.1 договора лизинга N 3458/2006 и такая сумма указана в разделе 3 договора лизинга – график платежей. Таким образом, сумма 1 364 406 руб. 69 коп., как стоимость предмета лизинга, учтена в графике платежей.
Кроме того, указанная сумма (682,1 доллара США) являющаяся явно заниженной ценой предмета лизинга, не отражающей его реальную рыночную стоимость, прикрывает включение фактического размера выкупной цены в состав лизинговых платежей, определенных сделкой.
Таким образом, выкупная цена в данном случае не является самостоятельным платежом, и вошла в состав определенных сделкой лизинговых платежей…”

Постановление ФАС Московского округа от 26.08.2011 N КГ-А40/9069-11 по делу N А40-66745/10-23-554
“…Принцип свободы договора (статья 421 Кодекса) предполагает добросовестность действий его сторон, разумность и справедливость его условий, в частности, их соответствие действительному экономическому смыслу заключаемого соглашения.
Из заключенного сторонами договора следует, что переход к лизингополучателю права собственности на оборудование происходит по истечении срока лизинга при условии уплаты всей суммы причитающихся лизингодателю лизинговых платежей и суммы выкупной цены.
Согласно условиям договора размер выкупной цены по договору составляет 100 Евро (пункт 5) при общей стоимости договора, как указано в исковом заявлении – 4 261 938 Евро., позволяет прийти к выводу о необходимости проверки судом доводов заявителя о том, что в счет лизинговых платежей предполагалась уплата лизингодателю денежной суммы, превышающей стоимость предмета лизинга при его приобретении у продавца, а установление явно заниженной выкупной цены предмета лизинга, не отражающей его реальную рыночную стоимость, прикрывает включение фактического размера выкупной цены в состав лизинговых платежей, определенных сделкой.
Исходя из приведенных нормативных положений, судами должны были быть оценены действия сторон по согласованию заниженной выкупной цены предмета лизинга с точки зрения добросовестности лизингодателя по установлению такой цены за предмет лизинга, а также исследованы доводы заявителя о фактическом включении выкупной цены в состав лизинговых платежей…”

Постановление ФАС Московского округа от 24.08.2011 N КГ-А40/9096-11 по делу N А40-112014/10-91-961
“…Принцип свободы договора (статья 421 Кодекса) предполагает добросовестность действий его сторон, разумность и справедливость его условий, в частности, их соответствие действительному экономическому смыслу заключаемого соглашения.
Свобода договора, предполагая, что стороны действуют по отношению друг к другу на началах равенства и автономии воли и определяют условия договора самостоятельно в своих интересах, при этом не означает, что стороны при заключении договора могут действовать и осуществлять права по своему усмотрению без учета прав других лиц (своих контрагентов), а также ограничений, установленных Кодексом и другими законами.
Из заключенного сторонами договора следует, что переход к лизингополучателю права собственности на оборудование происходит по истечении срока лизинга при условии уплаты всей суммы причитающихся лизингодателю лизинговых платежей и суммы выкупной цены.
Анализ положений этого договора, согласно которым размер выкупной цены по договору составляет 1,18 у.е. (пункт 4.6), стоимость предмета лизинга – экскаватора на момент расторжения договора с учетом рыночной его цены – 1 882 000 руб., а на момент приобретения – 2 300 000 руб., общая сумма лизинговых платежей – 3 860 558 руб. 72 коп. (пункт 4.1), позволяет прийти к выводу о необходимости проверки судом доводов заявителя о том, что в счет лизинговых платежей предполагалась уплата лизингодателю денежной суммы, превышающей стоимость предмета лизинга при его приобретении у продавца, а установление явно заниженной выкупной цены предмета лизинга, не отражающей его реальную рыночную стоимость, прикрывает включение фактического размера выкупной цены в состав лизинговых платежей, определенных сделкой.
Исходя из приведенных нормативных положений, судами должны были быть оценены действия сторон по согласованию заниженной выкупной цены предмета лизинга с точки зрения добросовестности лизингодателя по установлению такой цены за предмет лизинга, а также исследованы доводы заявителя о фактическом включении выкупной цены в состав лизинговых платежей…”

Постановление ФАС Московского округа от 24.08.2011 N КГ-А40/9229-11-П по делу N А40-7431/10-40-75
“…Заключенным между ЗАО “Европлан” и ИП Коваленко О.П. договором лизинга от 21.11.07 N 109263-ФЛ/ТУЛ-07 предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.
При этом согласно пункту 4.5 договора лизинга от 21.11.07 N 109263-ФЛ/ТУЛ-07 выкупная цена предмета лизинга составляет 1.000 руб. 00 коп.
В соответствии с пунктом 11.4.3 Правил лизинга транспортных средств и прицепов к ним, являющихся неотъемлемой частью договора лизинга от 21.11.07 N 109263-ФЛ/ТУЛ-07, по окончании срока лизинга, но в любом случае, при условии уплаты лизингополучателем всех платежей, предусмотренных договором лизинга, и возврата предмета лизинга лизингополучателем лизингодателю, лизингодатель на основании отдельно заключенного договора купли-продажи продает предмет лизинга лизингополучателю по выкупной цене предмета лизинга, после чего право собственности на предмет лизинга переходит от лизингодателя к лизингополучателю.
При этом, как усматривается из договора от 21.11.07 N 109263-ФЛ/ТУЛ-07, выкупная цена предмета лизинга составляет 1.000 руб. 00 коп., стоимость предмета лизинга на момент его приобретения лизингодателем у определенного лизингополучателем продавца – 250.720 руб. 34 коп., общая сумма лизинговых платежей – 553.699 руб. 14 коп.
При рассмотрении настоящего спора в части требований об обязании ЗАО “Европлан” возвратить ИП Коваленко О.П. входившую в состав уплаченных лизинговых платежей выкупную цену предмета лизинга судами первой и апелляционной инстанций не учтено, что согласно статье 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.
В данном случае предусмотренные договором лизинга от 21.11.07 N 109263-ФЛ/ТУЛ-07 условия, согласно которым выкупная цена предмета лизинга составляет 1.000 руб. 00 коп., не подлежат применению как не соответствующие действительному экономическому смыслу заключенного соглашения, а также прикрывающие включение фактического размера выкупной цены предмета лизинга в состав определенных сделкой лизинговых платежей…”

Постановление ФАС Московского округа от 22.08.2011 N КГ-А40/8858-11 по делу N А40-149094/10-77-568
“…Не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке (ст. 10 ГК РФ).
Принцип свободы договора (статья 421 ГК РФ) предполагает добросовестность действий его сторон, разумность и справедливость его условий, в частности, их соответствие действительному экономическому смыслу заключаемого соглашения.
В рассматриваемом случае в счет лизинговых платежей предполагалась уплата лизингодателю денежной суммы, значительно превышающей стоимость предмета лизинга при его приобретении у продавца, а установление явно заниженной выкупной цены предмета лизинга, не отражающей его реальную рыночную стоимость, по сути своей прикрывает включение фактического размера выкупной цены в состав лизинговых платежей, определенных сделкой.
Поэтому, оценив положения спорного договора лизинга и приложений к нему по правилам ст. 71 АПК РФ суды расчетным путем определили, что общая сумма средств, направленных ООО “Балттранссервис” на выкуп полученного в лизинг оборудования и оплаченных в составе лизинговых платежей составила 77 542,26 евро.
Исходя из изложенного, суды, руководствуясь ст. ст. 424, 453, 454, 491, 614 Гражданского кодекса РФ правомерно пришли к выводу, что вышеуказанные денежные средства в сумме 77 542,26 евро, уплаченные истцом за выкуп полученного в лизинг оборудования, после расторжения договора и изъятия предмета лизинга должны быть возвращены истцу лизингодателем ООО “ВФС “Восток”…”

Поволжский округ

Постановление ФАС Поволжского округа от 09.07.2014 по делу N А55-23961/2012
“…Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.09.2013 решение суда первой инстанции по настоящему делу изменено. С ИП главы КФХ Склизкова С.М. в пользу ООО “Приволжскагролизинг” взыскано 236 310 руб. задолженности. В удовлетворении искового требования ИП главы КФХ Склизкова С.М. о признании приложения N 1 к договору финансовой субаренды (сублизинга) N 33-2009/АКМ-6994 в части установления выкупной цены 500 руб. недействительным – отказано. С ООО “Приволжскагролизинг” в пользу ИП главы КФХ Склизкова С.М. взыскано неосновательное обогащение в размере 254 910,18 руб. В остальной части в удовлетворении встречного иска отказано. Путем зачета первоначального иска встречным с ООО “Приволжскагролизинг” в пользу ИП главы КФХ Склизкова С.М. взыскано 17 481,47 руб.
Проверив в соответствии со статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемых судебных актов, изучив материалы дела и доводы кассационной жалобы, заслушав представителей сторон, суд кассационной инстанции не находит оснований для их отмены.
Рассматривая встречный иск о взыскании суммы неосновательного обогащения в размере 506 685 руб. и признании приложения N 1 договора финансовой субаренды (сублизинга) N 33-2009/АКМ-6994 в части выкупной цены недействительным по мотиву притворности, суд исходил из следующего.
Судом установлено, что сторонами заключен договор лизинга, предусматривающий переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю, в связи с чем данный договор является смешанным, содержащим в себе элементы договора финансовой аренды и договора купли-продажи.
Приложение N 1 к договору N 33-2009/АКМ (Л-6994) от 01.04.2009 представляет собой Спецификацию, в которой указано: наименование – Трактор Беларус-1221.2 в количестве 1 шт., выкупная цена с НДС – 500 руб.
В силу пункта 3 статьи 423 ГК РФ, которым закреплена презумпция возмездности всякого договора, предполагавшийся по окончании срока временного владения и пользования предметом лизинга переход права собственности на оборудование к лизингополучателю обусловлен полной оплатой лизинговых платежей и внесением выкупной цены.
При таких обстоятельствах передача лизингополучателю титула собственника предмета лизинга осуществляется по остаточной, приближенной к нулевой цене в том случае, если срок действия договора лизинга почти равен сроку полезного использования спецтехники.
Установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей.
В случае расторжения договора финансового лизинга по инициативе лизингодателя и изъятия им предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность.
В связи с этим основания для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, отсутствовали.
Суд апелляционной инстанции, снижая размер неосновательного обогащения до 254 910,18 руб., правомерно руководствовался следующим.
Суд в соответствии с заключением судебной экспертизы от 18.07.2013 N 912/17.1-3,913/13.4-3, проведенной ФБУ Пензенской лабораторией судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации, произвел расчет, правильно установил размер суммы выкупного платежа (254 910,18 руб.).
Доказательства возмещения ИП Склизкову С.М. понесенных затрат по уплате выкупного платежа в размере 254 910,18 руб. суду не представлены…”

Постановление ФАС Поволжского округа от 15.04.2013 по делу N А65-3719/2012
“…Суд кассационной инстанции считает, что судами первой и апелляционной инстанций не учтено следующее.
Пунктами 7.1.1 договоров финансового лизинга выкупная цена предмета лизинга определена в размере 1000 руб.
В соответствии с пунктом 1 статьи 28 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” (далее – Закон о лизинге) под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя. В общую сумму договора лизинга может включаться выкупная цена предмета лизинга, если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.
По договору финансовой аренды с правом выкупа лизингодателем, ставшим собственником предмета лизинга, имущество изначально передается лизингополучателю лишь во временное владение и пользование (статья 2, пункт 1 статьи 11 Закона о лизинге). При последующем же выкупе право собственности переходит на товар, состояние которого за время нахождения имущества у лизингополучателя изменилось вследствие естественного износа.
В соответствии с международной практикой, которая нашла отражение в подпункте “в” пункта 2 статьи 1 Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге от 28.05.1998, периодические лизинговые платежи, связанные с арендными правоотношениями, рассчитываются в том числе исходя из износа имущества, образовавшегося в период временного владения лизингополучателем предметом лизинга и временного пользования им этим имуществом.
Следовательно, передача лизингополучателю титула собственника предмета лизинга осуществляется по остаточной, приближенной к нулевой цене в том случае, если срок действия договора лизинга почти равен сроку полезного использования спецтехники.
В рассматриваемом же деле ООО “Юлчы” утверждало, что срок полезного использования предметов лизинга значительно превышает срок лизинга, а значит, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа спецтехники и падения ее текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величины.
При таких обстоятельствах установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей.
Условия договоров финансовой аренды (лизинга) о переходе права собственности на имущество (предмет лизинга) только на основании договора купли-продажи сами по себе не свидетельствуют о том, что в лизинговые платежи не включена выкупная цена предмета лизинга.
Дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции…”

Постановление ФАС Поволжского округа от 03.07.2012 по делу N А57-10728/2011
“…В соответствии с условиями названных договоров, ООО “Инвестиционно-лизинговая компания “Центр” приобрело в собственность для последующей передачи во временное владение и пользование ООО ПКФ “Термодом” выбранное лизингополучателем следующее имущество: трактор ХТЗ-150К-09, номер двигателя 80251605; трактор ХТЗ-150К-09, номер двигателя 80250694.
Истец, полагая, что по договору от 08.04.2008 N А-345 имеется задолженность по лизинговым платежам в сумме 184 698 руб. 80 коп., а по договору от 08.04.2008 N А-346 – 306 742 руб. 47 коп., следовательно, допущено существенное нарушение условий договора, обратился в суд с иском о расторжении договоров и возврате предметов лизинга.
Оценив условие договоров лизинга об установлении выкупной цены равной 1000 руб. по каждому договору, согласно пункту 6.5 договоров, отдельно от лизинговых платежей, суд первой инстанции пришел к выводу, что выкупная цена предмета лизинга явно занижена и не отражает его реальную рыночную стоимость, прикрывает включение фактического размера выкупной цены в состав лизинговых платежей, определенных сделкой.
Общая сумма лизинговых платежей 4 545 716 руб. предполагает уплату лизингодателю денежной суммы, превышающей стоимость предмета лизинга при его приобретении, которая составляет согласно договорам купли-продажи имущества, передаваемого в лизинг истца, 3 200 000 руб.
Учитывая соотношение исполненных обязательств по уплате платежей, включающих в себя как арендные платежи, так и выкупную стоимость, и неисполненного обязательства по оплате 217 265 руб. 06 коп., суд первой инстанции пришел к выводу о злоупотреблении истцом своим правом, как в части включения в условие договора фактического размера выкупной цены в составе лизинговых платежей, так и в части требования об истребовании предмета лизинга.
Оснований для отмены обжалуемых судебных актов, установленных статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия не усматривает…”

Постановление ФАС Поволжского округа от 01.09.2011 по делу N А57-12554/2010
“…При приобретении предмета лизинга для передачи его в аренду лизингодатель несет затраты, связанные с приобретением предмета лизинга, возмещение которых впоследствии производится за счет лизингополучателя, посредством вносимых платежей.
Между тем анализ положений договора финансовой аренды (лизинга), согласно которым размер выкупной цены по договору составляет 1000 руб., стоимость предмета лизинга – 176 000 руб., общая сумма лизинговых платежей – 251 079 руб., позволяет сделать вывод о том, что установление явно заниженной выкупной цены предмета лизинга, не отражающей его реальную рыночную стоимость, прикрывает включение фактического размера выкупной цены в состав лизинговых платежей, определенных сделкой.
Исходя из этого суды должны были оценить действия сторон по согласованию заниженной выкупной цены предмета лизинга с точки зрения добросовестности лизингодателя по установлению такой цены за предмет лизинга.
Принцип свободы договора (статья 421 Гражданского кодекса Российской Федерации) предполагает добросовестность действий его сторон, разумность и справедливость его условий, в частности, их соответствие действительному экономическому смыслу заключаемого соглашения.
Свобода договора не означает, что стороны при заключении договора могут действовать и осуществлять права по своему усмотрению без учета прав других лиц, а также ограничений, установленных законами.
Между тем требование истцом заявлено о возврате денежных средств, уплаченных лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга.
Кроме того, принимая расчет, произведенный истцом исходя из стоимости предмета лизинга на момент заключения сделки, суд счел, что указанная стоимость автомобиля и является его выкупной ценой.
При таких обстоятельствах судебные акты, принятые по делу, нельзя признать правильными…”

Постановление ФАС Поволжского округа от 15.08.2011 по делу N А57-8119/2010
“…Выкупная цена по договорам лизинга от 06.02.2008 N А-068 и от 06.02.2008 N А-069 сторонами определена в размере 1000 руб., по договору от 13.02.2007 N О-072 выкупная цена не определена.
Учитывая, что стороны в договоре согласовали применение ускоренной амортизации в отношении предмета лизинга с использованием к основной норме амортизации повышающего коэффициента: 1,45 по договорам лизинга от 06.02.2008 N А-068 и от 06.02.2008 N А-069 и 2,55 по договору лизинга от 13.02.2008 N О-072 (пункт 6.8 договоров), а срок полезного использования предметов лизинга значительно превышает срок лизинга по договору, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полный естественный износ оборудования и уменьшение его текущей рыночной стоимости до 1000 руб.
Использование специального коэффициента амортизации для целей бухгалтерского и налогового учетов не свидетельствует как о повышенном естественном износе техники в процессе эксплуатации лизингополучателем, так и о более быстрых темпах снижения рыночной стоимости предметов лизинга.
Анализ положений заключенных договоров лизинга, согласно которым размер выкупной цены по договорам лизинга от 06.02.2008 N А-068 и от 06.02.2008 N А-069 составляет 1000 руб., при стоимости предмета лизинга 722 500 руб., а по договору от 13.02.2008 N О-072 выкупная цена предмета лизинга не определена при его стоимости 561 000 руб., может свидетельствовать о необходимости проверки судом доводов колхоза о том, что в счет лизинговых платежей предполагалась и уплата лизингодателю денежной суммы, превышающей стоимость предмета лизинга, при его приобретении, а установление явно заниженной выкупной цены предмета лизинга, не отражающей его реальную рыночную стоимость, прикрывает включение фактического размера выкупной цены в состав лизинговых платежей, определенных договорами лизинга (Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.04.2011 N ВАС-17389/10).
Судами не учтено, что передача техники в лизинг на срок меньшей продолжительности, нежели срок полезного использования, также может свидетельствовать о включении выкупной цены в состав лизинговых платежей.
Оставлены без правовой оценки и те обстоятельства, что истечение срока лизинга не влечет за собой полный износ оборудования, в результате чего стоимость техники могла бы составить 1000 руб.
В целях определения величины выкупной цены на момент расторжения договоров лизинга колхозом в суде первой инстанции было заявлено ходатайство о назначении судебной экспертизы, которое ошибочно отклонено судом определением от 26.11.2010…”

Постановление ФАС Поволжского округа от 05.08.2011 по делу N А12-5522/2010
“…Анализ положений заключенных договоров лизинга и сублизинга, согласно которым размер выкупной цены составляет 500 руб., при стоимости предмета лизинга 1 236 600 руб. может свидетельствовать о необходимости проверки судом доводов предпринимателя о том, что в счет лизинговых платежей предполагалась и уплата лизингодателю денежной суммы, превышающей стоимость предмета лизинга, при его приобретении у ООО “Росагролизинг”, а установление явно заниженной выкупной цены предмета лизинга, не отражающей его реальную рыночную стоимость, прикрывает включение фактического размера выкупной цены в состав лизинговых платежей, определенных договором сублизинга (Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.04.2011 N ВАС-17389/10)…”

Северо-Западный округ

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 13.09.2013 по делу N А56-74801/2012
“…В соответствии с расчетом истца, задолженность ответчика по оплате лизинговых платежей за период с 10.11.2010 по 10.02.2013, в том числе задолженность, начисленная после расторжения Договора в связи с невозвратом предмета лизинга, составляет 10 985 729,34 руб.
Возражая против удовлетворения иска в этой части ответчик, сослался на то, что выкупная стоимость предмета лизинга явно занижена, а потому ее действительная стоимость включена в сумму лизинговых платежей, следовательно, истец не вправе их взыскивать в полном размере, поскольку в ином случае на его стороне будет неосновательное обогащение.
Как следует из условий Договора начальная цена предмета лизинга (5 автобусов) определена в сумме 18 220 000 руб., а выкупная цена предмета лизинга – 511 144,68 руб., при этом общая сумма лизинговых платежей сторонами установлена в размере 23 347 949,46 руб.
Поскольку срок полезного использования автобусов превышает срок лизинга, то это обстоятельство исключает полный износ предмета лизинга на момент его передачи в собственность Автопарку.
Учитывая, что выкупная цена 5 автобусов в размере 511 144,68 руб. является символической, то суд апелляционной инстанции правомерно посчитал, что действительная выкупная цена предмета лизинга вошла, в числе прочего, в состав определенных Договором периодических лизинговых платежей и, следовательно, размер подлежащей взысканию задолженности по уплате лизинговых платежей подлежит уменьшению на выкупную стоимость предмета лизинга.
С учетом этого суд апелляционной инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что в уже уплаченных лизинговых платежах (11 738 078,05 руб.) включена реальная выкупная стоимость 5 автобусов в размере 9 160 024 руб., которая и подлежит исключению из общей суммы задолженности по лизинговым платежам, поскольку с момента расторжения Договора у лизингодателя отпали основания для удержания этих денежных средств, уплаченных в счет погашения выкупной цены предмета лизинга…”

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 19.02.2013 по делу N А13-4827/2012
“…В соответствии с пунктом 7.3 Договора по окончании срока лизинга, указанного в пункте 2.2 Договора, предмет лизинга передается лизингополучателю в собственность по выкупной стоимости 6560 руб. 69 коп., в том числе НДС, в порядке, установленном действующим законодательством, при условии надлежащего выполнения лизингополучателем условий Договора и полной уплаты всей суммы Договора (пункт 5.1), не позднее 10 дней с момента получения лизингодателем последнего платежа.
В рассматриваемом случае в связи с расторжением по требованию лизингодателя Договора прекратилось обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность. Следовательно, отпали основания для удержания той части денежных средств, которые были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга.
Поскольку стороны предусмотрели переход права собственности на предмет лизинга при внесении всех лизинговых платежей (пункт 7.3 Договора) с номинальной покупной стоимостью 6560 руб. 69 коп. (пункт 2.2 Договора), выкупная цена в данном случае не является самостоятельным платежом и вошла в состав определенных сделкой лизинговых платежей.
Учитывая изложенное, кассационная инстанция не усматривает оснований для удовлетворения кассационной жалобы…”

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 06.12.2012 по делу N А13-4824/2012
“…Общество с ограниченной ответственностью “Вектор”, место нахождения: Вологодская область, город Череповец, улица Стройиндустрии, дом 13, ОГРН 1043500266457 (далее – Общество), обратилось в Арбитражный суд Вологодской области с иском к закрытому акционерному обществу “Банк “Вологжанин”ДУ, место нахождения: город Вологда, улица Батюшкова, дом 11, ОГРН 1023500000655 (далее – Банк), о взыскании 1 894 393 руб. 50 коп. неосновательного обогащения.
Решением суда первой инстанции от 17.07.2012, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 21.09.2012, иск удовлетворен в полном объеме.
В данном же случае в связи с расторжением по требованию лизингодателя Договора с правом выкупа и изъятием по акту от 30.04.2010 предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность. Следовательно, отпали основания для удержания той части денежных средств, которые были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга.
Установление в Договоре символической выкупной цены – 6212 руб. 69 коп. означает, что действительная выкупная цена вошла в числе прочего в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей.
Иное истолкование условий Договора, как правомерно указали суды, противоречило бы самой сути отношений по выкупу предмета лизинга, поскольку отношениям по купле-продаже фактически был придан безвозмездный характер в отсутствие к тому каких-либо оснований и в нарушение требований статьи 575 ГК РФ.
Таким образом, суд кассационной инстанции приходит к выводу о том, что имело место удержание лизингодателем – стороной возмездной сделки – уплаченной части выкупной цены без предоставления лизингополучателю в части, касающейся выкупа, встречного исполнения.
…решение Арбитражного суда Вологодской области от 17.07.2012 и постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.09.2012 по делу N А13-4824/2012 оставить без изменения, а кассационную жалобу закрытого акционерного общества “Банк “Вологжанин”ДУ – без удовлетворения…”

Уральский округ

Постановление ФАС Уральского округа от 05.03.2013 N Ф09-4389/11 по делу N А60-40593/2010
“…Согласно п. 4.1 договора лизинга условием перехода права собственности на имущество к лизингополучателю по окончании срока действия договора лизинга является полная уплата лизинговых платежей, включая выкупную стоимость, уплата начисленных процентов и штрафов за несвоевременное исполнение своих обязательств.
В силу п. 4.2 договора выкупная стоимость включена в состав лизинговых платежей и равна последнему платежу, предусмотренному графиком лизинговых платежей, по состоянию на дату его уплаты, если стороны дополнительно не согласуют иную стоимость выкупа.
Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 N 17389/10, в соответствии с международной практикой, которая нашла отражение в подп. “в” п. 2 ст. 1 Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге от 28.05.1998 периодические лизинговые платежи, связанные с арендными правоотношениями, рассчитываются в том числе, исходя из износа имущества, образовавшегося в период временного владения лизингополучателем предметом лизинга и временного пользования этим имуществом.
Передача лизингополучателю титула собственника предмета лизинга осуществляется по остаточной, приближенной к нулевой цене, в том случае, если срок договора лизинга почти равен сроку полезного использования предмета лизинга.
Таким образом, срок полезного использования предмета лизинга значительно превышает срок договора – 36 месяцев, а значит, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа оборудования и падения его рыночной стоимости до последнего платежа, предусмотренного договором лизинга.
При таких обстоятельствах установление в договоре незначительной выкупной цены означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей.
Иное толкование условий договора противоречило бы сути отношений по выкупу предмета лизинга, поскольку отношениям по купле-продаже фактически был бы придан безвозмездный характер в отсутствие к тому каких-либо оснований и в нарушение требований ст. 575 Гражданского кодекса Российской Федерации…”

4.3. Вывод из судебной практики: Условие договора о зачете арендных платежей в счет выкупной цены не свидетельствует о безвозмездности пользования арендуемым имуществом и не является основанием для признания договора аренды недействительным.

Судебная практика:

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 20.11.2017 N Ф04-4283/2017 по делу N А75-12965/2016
“…При этом судом апелляционной инстанции обоснованно отклонен довод ОА “ЮТЭК” о том, что все платежи по договору аренды с последующим выкупом являются только арендными платежами, поскольку после внесения (в рассматриваемой ситуации – взыскании) суммы, равной выкупной цене, указанное обстоятельство никоим образом не препятствует возникновению у ОАО “СКС” права собственности на арендованное имущество, так как рассматриваемый договор в совокупном толковании условий пунктов 3.1, 3.4, 4.3 содержит условие о зачете арендных платежей в счет выкупной цены. В свою очередь, условие договора о зачете арендных платежей в счет выкупной цены не свидетельствует о безвозмездности пользования арендуемым имуществом и не является основанием для признания договора аренды недействительным.
С учетом изложенного решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда отмене не подлежат. Основания для удовлетворения кассационной жалобы отсутствуют…”

Переход права собственности по договору аренды с условием о выкупе имущества

Статья 624 ГК РФ разрешает выкупать арендованное имущество, если это предусмотрено законом или договором. Однако она не определяет момент перехода права собственности на выкупаемое имущество, что на практике вызывает споры.
Также возникают споры о том, может ли договор лизинга предусматривать дополнительные условия перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.

5.1. Вывод из судебной практики: Арендатор по договору аренды с правом выкупа приобретает право собственности на имущество в момент уплаты им всей выкупной цены, независимо от окончания срока аренды.

Судебная практика:

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 12.04.2018 N Ф07-933/2018 по делу N А56-25302/2017
“…Как следует из материалов дела, между Обществом (арендодателем) и Кооперативом (арендатором) заключен договор аренды с последующим выкупом от 20.11.2012 N АЛ/АО-121120-001 (далее – договор), согласно условиям которого арендодатель за плату во временное владение и пользование предоставляет арендатору имущество, состав которого согласован сторонами в спецификации, являющейся неотъемлемой частью договора.
Имущество передано по актам приема-передачи.
Дополнительным соглашением от 30.06.2013 N 1 к договору (заключение которого сторонами подтверждено) сторонами согласованы период аренды – с 01.11.2012 по 31.03.2014 включительно, суммы периодических платежей согласно графику в общем размере 8 563 345 руб. 16 коп., а также выкупная цена арендованного имущества – 7 060 403 руб. 36 коп. Выкупная цена подлежит уплате по истечении срока аренды – до 31.03.2014. Право собственности переходит к арендатору с даты уплаты выкупной цены.
Общество, указывая, что Кооператив продолжает пользоваться арендуемым имуществом, в связи с чем задолженность по арендной плате с 01.05.2015 по 31.12.2016 составила 8 891 819 руб. 32 коп., обратилось с настоящим иском в арбитражный суд.
Суд первой инстанции удовлетворил иск, придя к выводу о том, что в материалах дела отсутствуют надлежащие доказательства уплаты выкупной цены.
Суд апелляционной инстанции отменил решение и в иске отказал, придя к выводу, что выкупная стоимость имущества уплачена в декабре 2013 года, до истечения срока аренды, что не противоречит условиям договора и норме статьи 624 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ).
Суд кассационной инстанции, изучив материалы дела и доводы кассационной жалобы, пришел к следующему.
В соответствии с пунктом 1 статьи 624 ГК РФ в законе или договоре аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.
Указанная норма не содержит положений о том, что момент перехода права собственности определяется исходя из обязательной одновременной совокупности двух условий: окончания срока аренды и уплаты выкупной цены.
Исследовав доказательства по делу, апелляционный суд установил, что Кооператив уплатил выкупную цену имущества до истечения срока действия договора аренды.
Из толкования условий договора согласно статье 431 ГК РФ с учетом дополнительного соглашения о переходе права собственности на имущество к арендатору, в том числе пункта 3.5 договора в редакции дополнительного соглашения, следует, что по истечении срока аренды арендатор обязуется выкупить арендованное имущество, уплатив при этом арендодателю выкупную цену в размере 7 060 403 руб. 36 коп., в том числе налог на добавленную стоимость в размере 18% – 1 077 010 руб. 68 коп., в срок до 31.03.2014. Право собственности на имущество переходит к арендатору с даты уплаты арендатором выкупной цены.
Таким образом, право собственности на имущество переходит к арендатору по истечении срока действия договора и при полной уплате выкупной цены имущества либо с даты уплаты полной выкупной цены имущества.
Поскольку апелляционным судом установлен факт полной уплаты на 31.12.2013 арендатором 7 213 346 руб. 16 коп. арендной платы и 7 308 180 руб. 70 коп. в качестве выкупной цены имущества, то есть до истечения срока действия договора, признано наличие в договоре аренды условий о возможности перехода права собственности на имущество к арендатору до истечения срока действия договора, выводы апелляционного суда о несоответствии решения суда первой инстанции нормам права и доказательствам по делу, а также о наличии оснований для отказа в удовлетворении иска являются правильными и соответствуют нормам материального и процессуального права…”

Аналогичная судебная практика:
Волго-Вятский округ

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 04.06.2008 по делу N А38-3832/2006-2-312(2/12-2007,2/57-2008)
“…Как видно из документов и установил суд, Кооператив (арендодатель) и Предприятие (арендатор) заключили договор аренды имущества с последующим его выкупом от 30.04.2002 N 242. Объектом имущественного найма являются транспортные средства, указанные в приложении N 1 к соглашению.
По условиям договора размер арендной платы составляет 24 452 рубля 32 копейки в месяц (пункт 5.1). Окончательная выкупная цена арендованного имущества определена контрагентами в сумме 293 418 рублей, которая может быть внесена арендатором в любой момент в течение срока действия настоящего договора. Сумма внесенных арендных платежей подлежит включению в ее состав (пункты 1.11, 5.7 и 5.9 договора).
Арендованное имущество передано Предприятию на основании соответствующих актов приема-передачи.
Кооператив, считая, что Предприятие не выплатило ему выкупную цену за арендованное имущество и не внесло за период с 2005 по 2008 год арендную плату за его пользование, обратился в суд с настоящим иском.
Согласно пункту 1 статьи 624 Гражданского кодекса Российской Федерации в законе или договоре аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.
Предприятие в качестве доказательств внесения выкупной цены ссылается на платежные поручения и расходные кассовые ордера на общую сумму 332 336 рублей 78 копеек.
Внесение арендатором всей обусловленной договором выкупной цены свидетельствует о переходе арендованного имущества в собственность арендатора, что исключает с этого момента право требования арендодателя на взыскание арендных платежей.
Нарушений норм процессуального права, предусмотренных в части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судом первой инстанции не допущено…”

Московский округ

Постановление ФАС Московского округа от 22.04.2008 N КГ-А40/3174-08 по делу N А40-35365/07-54-82
“…Исходя из названных норм, договор аренды с правом выкупа также может являться основанием для перехода права собственности, поскольку используемый законодателем термин “выкуп” обозначает переход права собственности на арендованное имущество от арендодателя к арендатору в силу условия договора аренды.
При этом момент перехода права собственности определяется исходя из двух критериев: окончание срока аренды и уплата выкупного платежа…”

Постановление ФАС Московского округа от 19.04.2005 N КГ-А40/2894-05
“…Исковые требования мотивированы тем, что ответчик в нарушение условий договора аренды от 15.04.2002 N 05-00146/02 и положений ст. 614 ГК РФ не вносил арендную плату за пользование арендованным имуществом, в результате чего образовалась задолженность.
Решением от 11.10.2004 в удовлетворении иска отказано. При этом суд исходил из того, что ООО “Атлантис 888” выкупило арендованное имущество в срок до 03.02.2003 и зарегистрировало право собственности на нежилое помещение площадью 1191,5 кв. м, расположенное по адресу: г. Москва, ул. 1-ая Курьяновская, 32, стр. 1.
Судами установлено, что исковые требования о взыскании суммы долга и пени включают период с 1 квартала 2003 года по 3 квартал 2004 года.
Между тем материалы дела подтверждают и сторонами не оспаривается, что арендатор платежными поручениями от 30.05.2002 N 367 и от 03.02.2003 N 89 внес выкупную цену за арендуемое помещение. При этом в соответствии с Распоряжением Комитета по управлению имуществом г. Москвы от 07.04.97 N 1045-р фактическая оплата выкупаемых помещений прекращает взимание арендной платы с арендатора.
При таких обстоятельствах суд пришел к выводу об отсутствии оснований для начисления и взыскания арендной платы за спорный период.
Ссылка в жалобе на то, что до подписания договора купли-продажи недвижимого имущества ООО “Атлантис 888″ обязано уплачивать арендную плату, является несостоятельной.
Взимание с арендатора арендной платы и пени после внесения выкупной цены, притом что оформление и государственная регистрация договора купли-продажи находятся в зависимости не только от покупателя ответчика по настоящему делу, но и от продавца (СГУП) и Мосрегистрации, по мнению суда кассационной инстанции, привело бы к недопустимой законом ситуации, при которой прежний собственник недвижимости получил бы в спорный период неосновательное обогащение.
При изложенном суд кассационной инстанции полагает решение и постановление по делу принятыми на основе полного, всестороннего и объективного исследования доказательств в соответствии с подлежащими применению нормами материального права…”

Постановление ФАС Московского округа от 10.09.2004 N КГ-А40/7719-04
“…Департамент имущества г. Москвы обратился в суд с иском к ООО “Фирма “Утро” о взыскании задолженности по арендной плате по договору аренды от 20.12.94 N 05-01225/94, составляющей 160756 руб. 14 коп. – сумму основного долга за период с 01.11.02 по 14.08.03, а также пени в размере 15186,59 руб.
Решением от 16.03.2004, оставленным без изменений постановлением от 03.06.04 Арбитражного суда города Москвы, в иске отказано на том основании, что по состоянию на 30.10.02 ответчик оплатил 100% стоимости за выкуп в собственность спорного помещения. В связи с установленным порядком арендная плата при перечислении денег за выкуп помещения прекращает взиматься.
Судом установлено, что отношения сторон были урегулированы договором аренды от 20.12.94 N 05-01225/94, согласно которому ответчик (арендатор) занимал помещение по ул. Краснодарская, д. 65/18, корп. 1, общей площадью 1408,6 кв. м.
Требования заявлены о взыскании задолженности по указанному договору по арендной плате за период с 01.11.02 по 14.08.03.
Между тем ответчик по состоянию на 30.10.02 выкупил спорное помещение, оплатив 100% стоимости спорного помещения. Данное обстоятельство сторонами не оспаривается, подтверждено документально.
При таких обстоятельствах суд правильно в соответствии с условиями договора, требованиями ст. ст. 614, 624, 131 Гражданского кодекса РФ отказал в удовлетворении иска…”

Северо-Кавказский округ

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 13.05.1998 N Ф08-532/98 по делу N А32-11285/97-2/275
“…Довод кассационной жалобы о том, что в указанной правовой норме внесение полной суммы выкупной цены арендатором как обязательное условие для возникновения права собственности на выкупаемое имущество не предусмотрено, и момент перехода права собственности на него определяется условиями договора, не соответствует закону.
По смыслу статьи 624 Гражданского кодекса Российской Федерации указание в ней на то, что в законе или договоре может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены, относится к предоставлению сторонам возможности в самом договоре аренды предусмотреть условие о последующем выкупе арендованного имущества до истечения срока аренды или по его истечении, то есть определить срок выкупа имущества при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены. Отсюда следует, что переход имущества в собственность арендатора до истечения срока договора аренды при невнесении арендатором всей его выкупной цены невозможен в силу прямого указания закона. Таким образом, вывод суда о ничтожности пункта 8.1 договора N 3 от 11.02.97 является обоснованным.
Судом первой и апелляционной инстанций правильно применены нормы материального права и основания для отмены обжалуемых судебных актов отсутствуют…”

5.2. Вывод из судебной практики: Договор лизинга не может предусматривать дополнительные условия перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю, поскольку основанием для перехода указанного права к лизингополучателю является только внесение в полном объеме лизинговых платежей и выкупной цены (если она предусмотрена договором).

Судебная практика:

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 30.04.2013 N Ф03-1422/2013 по делу N А73-9386/2012
“…Суды установили, что 01.11.2010 между ООО “Балтийский лизинг” (лизингодатель) и ООО “Финмашинери” (лизингополучатель) заключен договор N 28/10-ХБР в отношении автомобиля TOYOTA LAND CRUISER PRADO GRJ150L-GKAEKW номер двигателя IGR A 181284.
Согласно пункту 4.1 договора условием перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю является полное возмещение инвестиционных затрат лизингодателя (полная уплата лизинговых платежей), включая выкупную стоимость, а также уплата начисленных процентов и штрафов за неисполнение обязательств по договору лизинга. Право собственности переходит к лизингополучателю после подписания сторонами акта приема-передачи имущества в собственность (пункт 4.4 договора). Если такой акт не подписан не по вине лизингодателя в течение 10 дней с момента наступления срока исполнения обязательств лизингополучателем для выкупа имущества, лизингополучатель обязан ежемесячно уплачивать лизингодателю плату за пользование имуществом в размере последнего лизингового платежа по графику, но не менее 2% стоимости имущества по контракту (пункт 4.5 договора).
В силу пункта 1 статьи 624 ГК РФ в законе или договоре аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.
В соответствии с пунктом 5 статьи 15 Закона о лизинге по договору лизинга лизингополучатель обязуется принять предмет лизинга в порядке, предусмотренном указанным договором лизинга; выплатить лизингодателю лизинговые платежи в порядке и в сроки, которые предусмотрены договором лизинга; по окончании срока действия договора лизинга возвратить предмет лизинга, если иное не предусмотрено указанным договором лизинга, или приобрести предмет лизинга в собственность на основании договора купли-продажи; выполнить другие обязательства, вытекающие из содержания договора лизинга.
Согласно пункту 1 статьи 28 названного Закона под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя. В общую сумму договора лизинга может включаться выкупная цена предмета лизинга, если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.
В то же время, дав оценку условиям пунктов 4.1, 4.5 данной сделки, суды пришли к выводу о том, что, предусматривая дополнительное условие перехода права собственности к лизингополучателю на предмет лизинга, а именно: полную уплату санкций, наряду с возмещением всех расходов лизингодателя и выплату выкупных платежей, эти условия договора являются недействительными. Суды правомерно сочли эти условия сделки противоречащими нормам статей 15, 28 Закона о лизинге и статьи 624 ГК РФ.
В данном случае следует учитывать, что с позиции норм пункта 1 статьи 28 Закона о лизинге выплата лизингополучателем цены договора лизинга и неустойки за просрочку уплаты лизинговых платежей полностью удовлетворяет материальный интерес лизингодателя в размещении денежных средств.
Поэтому в свете установленных обстоятельств исполнения ответчиком обязательств по уплате лизинговых платежей по состоянию на 20.01.2012 требование о дальнейшем возложении на него обязанности по уплате ежемесячно сумм, равных последнему лизинговому платежу, включающему часть выкупной стоимости имущества и причитающуюся истцу компенсацию затрат, фактически направлено на получение последним двойного возмещения. Это не согласуется с принципом соразмерности ответственности последствиям нарушения обязательств и, как правильно отметили суды, ведет к дисбалансу интересов сторон в сторону значительного ухудшения положения лизингополучателя…”

По данному делу см. также Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 18.01.2013 N 06АП-5998/2012.

Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 18.01.2013 N 06АП-5998/2012 по делу N А73-9386/2012
“…Согласно п. 4.1 договора лизинга условием перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю является полное возмещение инвестиционных затрат лизингодателя (полная уплата лизинговых платежей), включая выкупную стоимость, а также уплата начисленных процентов и штрафов за неисполнение своих обязательств по договору лизинга.
Пунктом 4.4 договора лизинга определено, что право собственности на имущество переходит к лизингополучателю после подписания сторонами акта приема-передачи имущества в собственность.
В соответствии с п. 4.5 договора лизинга, если акт приема-передачи имущества в собственность не подписан сторонами не по вине лизингодателя в течение 10-ти дней с момента наступления срока исполнения лизингополучателем обязательств, установленных п. 4.1 договора лизинга, лизингополучатель обязан ежемесячно уплачивать лизингодателю плату за пользование имуществом в размере последнего лизингового платежа по графику.
Статьей 665 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что по договору финансовой аренды (лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей.
В соответствии с частью 1 статьи 28 Закона о лизинге под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя. В общую сумму договора лизинга может включаться выкупная цена предмета лизинга, если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.
На основании указанных норм Закона о лизинге следует, что если договор лизинга предусматривает по истечении срока лизинга переход права собственности на предмет лизинга, а также сторонами согласована выкупная цена за него, то лизингополучателю для приобретения данного права необходимо уплатить и лизинговые платежи, и выкупную цену (что также соответствует п. 1 ст. 624 ГК РФ.
Сторонами не оспаривается факт полного исполнения ответчиком обязательства по уплате лизинговых платежей и нахождение предмета лизинга во владении ответчика.
Судом первой инстанции обоснованно определено, что условия договора лизинга от 01.11.2010 (пункты 4.1, 4.4, 4.5) устанавливают дополнительное требование для возникновения права собственности у ответчика.
Несоответствие установленного пунктом 4.1 договора N 28/10-ХБР условия о дополнительном требовании для перехода права собственности путем добровольной оплаты суммы неустойки за просрочку уплаты лизинговых платежей, правомерно квалифицировано как противоречащее статьям 454 ГК РФ, 624 ГК РФ, и соответственно признано недействительным…”

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Определение ВАС РФ от 02.09.2013 N ВАС-11145/13 по делу N А73-9386/2012
“…Суды пришли к выводу о том, что предусмотренное пунктами 4.1 и 4.5 договора дополнительное условие перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю – полная уплата санкций, наряду с возмещением всех расходов лизингодателя и выплатой выкупной стоимости, противоречит положениям статьи 624 Гражданского кодекса Российской Федерации и статей 15 и 28 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)”. После исполнения лизингополучателем обязательств по внесению лизинговых платежей возложение на него обязанности по дальнейшей уплате сумм, равных последнему лизинговому платежу, включающему часть выкупной стоимости имущества и причитающуюся лизингодателю компенсацию затрат, фактически направлено на получение последним двойного возмещения.
При принятии судебных актов в этой части суды руководствовались положениями статей 224, 424, 454, 485, 624 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 11, 15, 19 и 28 Федерального закона Российской Федерации от 29.10.1998 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” и учли правовую позицию Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, сформулированную в пункте 5 Постановления от 17.11.2011 N 73 “Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды”.
Неправильного применения судами норм материального права не установлено…”

Дальневосточный округ

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 07.10.2013 N Ф03-3805/2013 по делу N А73-14559/2012
“…Пунктом 1.4 договора предусмотрено, что по окончании срока лизинга или досрочно имущество передается в собственность лизингополучателя при выполнении им условий, предусмотренных настоящим договором.
Условием перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю, как установлено пунктом 4.1 договора, является полное возмещение инвестиционных затрат лизингодателя (полная уплата лизинговых платежей), включая выкупную стоимость, а также уплата начисленных процентов и штрафов за неисполнение своих обязательств по договору лизинга. Право собственности на имущество переходит к лизингополучателю после подписания сторонами акта приема-передачи имущества в собственность (пункт 4.4 договора).
Истец 16.10.2012 направил лизингополучателю претензию N 239/12 с требованием об уплате в соответствии с пунктами 4.5, 6.4 договора платы за пользование лизинговым имуществом и пени за просрочку уплаты лизинговых платежей, поскольку последний неоднократно допускал просрочку уплаты лизинговых платежей.
Ненадлежащее исполнение ответчиком своих обязательств по договору лизинга явилось основанием для обращения истца в арбитражный суд с настоящим иском.
При буквальном толковании пункта 4.1 договора в совокупности с пунктами 4.4, 4.5 договора, в соответствии с требованиями статьи 431 ГК РФ суды пришли к выводу о том, что данные условия договора устанавливают дополнительное условие перехода права собственности к лизингополучателю на предмет лизинга (полную уплату начисленных процентов и штрафов за несвоевременное исполнение обязательств по договору, наряду с возмещением всех расходов лизингодателя и выплату выкупной стоимости). Поскольку данные условия договора противоречат нормам статьей 15, 28 Закона о лизинге, статье 624 ГК РФ, арбитражные суды правомерно признали их недействительными.
Судами установлено и сторонами не оспаривается факт полного исполнения ответчиком обязательства по уплате лизинговых платежей, включающих выкупную стоимость 12.07.2012 и нахождение предмета лизинга во владении ответчика.
Принимая во внимание данные обстоятельства и факт взыскания с лизингополучателя неустойки за просрочку платежа, требование о дальнейшем возложении на него обязанности по уплате ежемесячно сумм, равных последнему лизинговому платежу, включающему часть выкупной стоимости имущества и причитающуюся истцу компенсацию затрат, фактически направлено на получение последним двойного возмещения, что недопустимо с позиции статьи 10 ГК РФ и не согласуется с принципом соразмерности ответственности последствиям нарушения обязательств.
На основании изложенного судами правомерно отказано во взыскании платы за пользование предметом лизинга в период с 26.07.2012 по 26.01.2013 и процентов за несвоевременное внесение указанной платы за пользование предметом лизинга за период с 26.07.2012 по 26.01.2013.
Исследовав обстоятельства дела, оценив в соответствии со статьей 71 АПК РФ представленные в материалы дела доказательства, арбитражные суды пришли к правильному выводу о возникновении права собственности у ответчика на предмет лизинга с момента внесения выкупной стоимости. В связи с чем довод заявителя о том, что ответчиком не исполнена обязанность по принятию имущества в собственность, судом кассационной инстанции отклоняется с учетом полной оплаты суммы лизинговых платежей по договору от 11.06.2010 и нахождения имущества во владении ООО “Азия Экспорт”.
Суды, установив отсутствие оснований для взыскания платежей за время использования предмета лизинга, предусмотренных статьей 622 ГК РФ и статьей 17 Закона о лизинге, обоснованно указали на наличие в пункте 4.5 договора двух мер ответственности за одно и то же нарушение (взыскание платы за несвоевременный возврат имущества как мера ответственности и начисление процентов за пользование чужими денежными средствами на данную плату – вторая мера ответственности), в связи чем данные доводы жалобы судом кассационной инстанции отклоняются…”

Возврат арендодателем части выкупной цены, включенной в арендные платежи, при досрочном расторжении договора

Пункт 1 ст. 624 ГК РФ допускает возможность включения в договор аренды дополнительного условия о переходе по данному договору права собственности на предмет аренды к арендатору. При этом законодательство не содержит запрет на включение выкупной суммы в состав арендных платежей.
Поэтому такие арендные платежи по договору аренды с правом выкупа следует рассматривать как смешанные, включающие две составляющие: плату за право временного владения и пользования предметом аренды и плату за подлежащий передаче арендатору в собственность товар, бывший предметом аренды.
В случае досрочного расторжения договора аренды арендатор не приобретает право собственности на объект аренды. В связи с этим на практике возникают споры относительно возврата части уплаченной выкупной цены.

6.1. Вывод из судебной практики: По вопросу о праве арендатора на возврат части уплаченной выкупной цены при досрочном расторжении договора аренды с правом выкупа существует две позиции судов.

Позиция 1. Часть ранее полученных арендных платежей, которой погашалась выкупная цена предмета аренды, является неосновательным обогащением арендодателя и подлежит компенсации (возврату) арендатору при досрочном расторжении договора и возврате арендодателю предмета аренды.

Судебная практика:

Постановление Президиума ВАС РФ от 18.05.2010 N 1729/10 по делу N А41-243/09
“…Как следует из материалов дела, между обществом “ЕВРОТЕХНИКА” (лизингодателем) и обществом “ФИС-ТЕХНО” (лизингополучателем) заключен договор лизинга от 26.12.2005 N 26-12/05-ФЛ (далее – договор лизинга, договор).
По условиям договора лизингодатель обязался приобрести в собственность указанное лизингополучателем оборудование (два фрезерных станка и один токарный станок, поименованные в приложении N 2 к договору лизинга) у третьего лица (продавца) и предоставить его за плату лизингополучателю во временное владение и пользование на 29 месяцев; срок полезного использования оборудования – 87 месяцев.
Поскольку стороны предусмотрели переход права собственности на предмет лизинга при внесении всех лизинговых платежей без какой-либо дополнительной оплаты, выкупная цена в данном случае не является самостоятельным платежом и вошла в состав определенных сделкой лизинговых платежей.
Впоследствии в связи с допущенной обществом “ФИС-ТЕХНО” просрочкой в уплате лизинговых платежей вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Московской области от 24.03.2008 по другому делу (N А41-К1-22146/07) удовлетворены исковые требования общества “ЕВРОТЕХНИКА” о расторжении договора лизинга и об обязании общества “ФИС-ТЕХНО” возвратить оборудование лизингодателю.
По акту приема-передачи оборудования от 01.07.2008 предмет лизинга обществом “ФИС-ТЕХНО” возвращен.
Разрешая спор, суды первой и кассационной инстанций сочли, что при изъятии предмета лизинга по причине расторжения договора, которым был предусмотрен переход к лизингополучателю права собственности на предмет лизинга, он не вправе требовать возврата той части уплаченных лизинговых платежей, которой погашалась выкупная цена предмета лизинга.
Вывод судов нельзя признать обоснованным.
В рассматриваемом случае в связи с расторжением по требованию лизингодателя договора лизинга с правом выкупа и изъятием им предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность. Следовательно, отпали основания для удержания той части денежных средств, которые были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга.
Поскольку после расторжения договора лизинга имело место удержание лизингодателем – стороной возмездной сделки – оплаченной части выкупной цены без предоставления лизингополучателю в части, касающейся выкупа, встречного исполнения, суды первой и кассационной инстанций необоснованно указали на отсутствие у лизингополучателя права требовать возврата денежных средств, перечисленных им в счет погашения выкупной цены.
Таким образом, решение суда первой инстанции, постановления судов апелляционной и кассационной инстанций нарушают единообразие в толковании и применении норм права, что согласно пункту 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для их отмены…”

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Постановление Президиума ВАС РФ от 12.07.2011 N 17389/10 по делу N А28-732/2010-31/18
“…Суды трех инстанций квалифицировали заключенный сторонами договор как договор финансовой аренды (лизинга). При этом суд апелляционной инстанции ошибочно исходил из того, что при изъятии предмета лизинга по причине одностороннего расторжения договора лизингополучатель не вправе требовать возврата той части уплаченных лизинговых платежей, которой фактически погашалась выкупная цена предмета лизинга.
Согласно статье 624 Кодекса и статье 19 Закона о лизинге включение в договор финансовой аренды (лизинга) дополнительного условия о возможности перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (пункт 3 статьи 421 Кодекса), содержащий в себе элементы договоров финансовой аренды и купли-продажи.
Следовательно, к отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Кодекса, регулирующие правоотношения по купле-продаже.
В соответствии с пунктом 1 статьи 454 Кодекса по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель – принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).
Таким образом, в случае расторжения договора финансового лизинга по инициативе лизингодателя и изъятия им предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность. Следовательно, оснований для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, не имеется.
Договор финансового лизинга подлежит применению в спорных правоотношениях, если только его исполнение не ведет к приобретению лизингодателем таких сумм, которые ставили бы его в более благоприятное положение по сравнению с тем, в котором он бы находился при выполнении указанных нормативных положений. В ином случае условия договора войдут в противоречие с положениями статьи 15 Кодекса о пределах возмещения убытков и статьи 1102 Кодекса о недопустимости неосновательного обогащения.
Поскольку после расторжения названного договора лизинга имело место удержание лизингодателем – стороной возмездной сделки – оплаченной части фактической выкупной цены без предоставления лизингополучателю в части, касающейся выкупа, встречного исполнения (передачи имущества), суды необоснованно указали на отсутствие у лизингополучателя права требовать возврата денежных средств, фактически перечисленных им в счет погашения выкупной цены…”

Определение Верховного Суда РФ от 12.01.2015 N 305-ЭС14-6455 по делу N А40-166490/2013
“…Изучив изложенные в жалобе доводы и принятые по делу судебные акты, судья не находит оснований для передачи жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации, поскольку изложенные в ней доводы не подтверждают существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, и не являются достаточным основанием для пересмотра судебных актов в кассационном порядке.
Оценив представленные в материалы дела доказательства, принимая во внимание условия договора финансовой аренды (лизинга) от 02.08.2012 N 9772/2012, заключенного между ответчиком (лизингодателем) и истцом (лизингополучателем), учитывая фактическое исполнение обязательств по указанному договору, а также то, что договор лизинга расторгнут, руководствуясь положениями статей 614, 665, 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениями, изложенными в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 N 17 “Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга”, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о получении ответчиком неосновательного обогащения в виде уплаченной истцом в составе лизинговых платежей выкупной цены предмета лизинга в размере 251 659 рублей 14 копеек. Изменяя постановление суда апелляционной инстанции и признавая подлежащим взысканию в пользу предпринимателя 256 331 рубля 17 копеек, суд кассационной инстанции исходил из того, что суд апелляционной инстанции при определении выкупной стоимости не учел согласованное сторонами в дополнительном соглашении увеличение размера лизинговых платежей и срока действия договора.
При этом суды апелляционной и кассационной инстанций исходили из того, что, поскольку после расторжения договора лизинга имело место удержание лизингодателем – стороной возмездной сделки оплаченной части выкупной цены без предоставления лизингополучателю в части, касающейся выкупа, встречного исполнения, у лизингополучателя возникло право требования денежных средств, фактически перечисленных им в счет погашения выкупной цены.
Таким образом, после возврата имущества у лизингодателя возникла обязанность по возврату той части лизинговых платежей, которая уплачивалась в счет выкупной цены, поскольку основания для удержания данной части лизинговых платежей отсутствуют, и в силу положений статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации данная сумма подлежит взысканию с ответчика…”

Определение ВАС РФ от 15.05.2014 N ВАС-5409/14 по делу N А14-286/2013
“…В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора судебных актов, ссылаясь на нарушение единообразия в толковании и применении норм права, ответчик просит отменить названные судебные акты и принять новый судебный акт об удовлетворении его требований.
Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, обсудив доводы ответчика и соответствующие выводы судебных инстанций, полагает, что в удовлетворении заявления о передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации следует отказать.
Неправомерное удержание ответчиком денежных средств, уплаченных истцом в виде выкупной стоимости предмета лизинга после его расторжения, явилось основанием для обращения лизингополучателя в суд.
Оценив представленные в материалы дела доказательства и установив, что действительная выкупная цена предмета лизинга вошла в состав лизинговых платежей, определенных договором, учитывая условия договора, фактического времени пользования предметом лизинга, а также фактическое исполнение обязательств по договору, принимая во внимание заключение эксперта от 17.06.2013 N 2013/228-02э об остаточной стоимости автомобиля, руководствуясь положениями статей 421, 454, 624, 665, 1102, 1105 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 2, 11, 28 Федерального закона “О финансовой аренде (лизинге)”, суды пришли к выводу о наличии неосновательного обогащения на стороне ответчика.
Оценив доводы ответчика, приводимые в надзорной жалобе, коллегия судей полагает, что они не свидетельствуют о наличии оснований, предусмотренных статьей 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для передачи дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра оспариваемых судебных актов в порядке надзора…”

Определение ВАС РФ от 07.04.2014 N ВАС-3321/14 по делу N А40-125920/11-162-904
“…Решением Арбитражного суда города Москвы от 16.07.2013, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 29.10.2013, первоначальные исковые требования удовлетворены в части взыскания неосновательного обогащения в размере 661 662,97 рублей, в удовлетворении остальной части первоначального иска и встречного иска отказано.
Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением от 12.02.2014 решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения.
В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора оспариваемых судебных актов, ссылаясь на нарушение единообразия в толковании и применении норм права, ответчик просит отменить оспариваемые судебные акты и удовлетворить его заявление.
Оценив представленные в материалы дела доказательства, принимая во внимание условия договора лизинга от 24.06.2008 N 5551/2008, заключенного между ответчиком (лизингодателем) и истцом (лизингополучателем), учитывая фактическое исполнение обязательств по указанному договору, а также то, что договор лизинга расторгнут по инициативе ответчика в связи с ненадлежащим исполнением истцом обязательств по оплате лизинговых платежей, установленных договором, руководствуясь положениями статей 614, 665, 1102, 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводу о получении ответчиком неосновательного обогащения в виде уплаченной истцом в лизинговых платежах выкупной цены предмета лизинга.
Оценив доводы ответчика, приводимые в надзорной жалобе, коллегия судей полагает, что они не свидетельствуют о наличии оснований, предусмотренных статьей 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для передачи дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра оспариваемых судебных актов в порядке надзора…”

Определение ВАС РФ от 07.04.2014 N ВАС-3117/14 по делу N А40-85927/12-126-855
“…Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, обсудив доводы ответчика и соответствующие выводы судебных инстанций, полагает, что в удовлетворении заявления о передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации следует отказать.
Неправомерное удержание ответчиком денежных средств, уплаченных первым истцом в виде выкупной стоимости предмета лизинга в соответствии с договором лизинга, после его расторжения явилось основанием для обращения истцов в суд. Наличие задолженности по оплате лизинговых платежей явилось основанием для предъявления встречных исковых требований ответчика к первому истцу.
Суды, принимая во внимание условия договоров лизинга от 20.11.2007 N SK-Everest/01, заключенного между первым истцом и ответчиком, уступки требования (цессии) от 30.03.2012 N 3/2012-Ц, заключенного между истцами, фактическое исполнение обязательств по договорам, руководствуясь положениями статей 421, 625, 1102, 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 19, 28 Федерального закона “О финансовой аренде (лизинге)”, пришли к выводу о получении ответчиком неосновательного обогащения в виде уплаченной первым истцом в лизинговых платежах выкупной цены предметов лизинга и необходимости начисления соответствующих процентов за пользование чужими денежными средствами.
Доводы ответчика, изложенные в заявлении о пересмотре судебных актов в порядке надзора, не опровергают выводы судов, основанные на фактических обстоятельствах, установленных после исследования по делу доказательств, направлены на их переоценку и не свидетельствуют о нарушении норм права, которые могли бы являться основанием для пересмотра судебных актов в порядке надзора…”

Определение ВАС РФ от 03.04.2014 N ВАС-2972/14 по делу N А40-127734/12-112-1190
“…Решением Арбитражного суда города Москвы от 02.04.2013, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 07.08.2013, требования общества с ограниченной ответственностью “Рус-медиа.Волгодонск” (далее – истец) к обществу с ограниченной ответственностью “Каркаде” (далее – ответчик) о взыскании суммы неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами удовлетворены в части взыскания 466 815,98 рублей неосновательного обогащения в виде переплаченных лизинговых платежей за пользование имуществом, 683 378 рублей неосновательного обогащения в виде оплаченной выкупной цены предмета лизинга, 69 011,68 рублей процентов.
Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением от 02.12.2013 решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения.
В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора оспариваемых судебных актов, ссылаясь на нарушение единообразия в толковании и применении норм права, ответчик просит отменить оспариваемые судебные акты и удовлетворить его заявление.
Оценив представленные в материалы дела доказательства и установив, что договоры лизинга от 18.02.2011 N 971/2011 и N 972/2011, заключенные между ответчиком (лизингодателем) и истцом (лизингополучателем), расторгнуты по инициативе ответчика в связи с ненадлежащим исполнением истцом обязательств по оплате лизинговых платежей, установленных договором, принимая во внимание условия договора лизинга, учитывая фактическое исполнение обязательств по указанным договорам, а также размер выкупной стоимости предмета лизинга, руководствуясь положениями статьи 28 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)”, статей 614, 665, 1102, 1107, 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводу о получении ответчиком неосновательного обогащения в виде уплаченной истцом в лизинговых платежах выкупной цены предмета лизинга.
Доводы заявителя, изложенные в заявлении о пересмотре судебных актов в порядке надзора, не опровергают выводы судов, основанные на фактических обстоятельствах, установленных после исследования по делу доказательств, направлены на их переоценку и не свидетельствуют о нарушении норм права, которые могли бы являться основанием для пересмотра судебных актов в порядке надзора…”

Определение ВАС РФ от 13.09.2013 N ВАС-12044/13 по делу N А53-24549/2012
“…При рассмотрении дела суды установили, что между открытым акционерным обществом Коммерческий банк “Центр-инвест” (лизингодателем) и обществом с ограниченной ответственностью “Стиль-К” (лизингополучателем) заключен договор финансовой аренды (лизинга) от 09.10.2006 N 01060007, по условиям которого лизингодатель обязуется приобрести в собственность указанное в заявке лизингополучателя имущество у определенного им продавца и предоставить лизингополучателю данное имущество в качестве предмета лизинга за определенную плату на определенный срок и на определенных условиях во временное владение и пользование для предпринимательских целей.
Решением Арбитражного суда Ростовской области от 25.08.2009 по делу N А53-8724/2009 договор финансовой аренды (лизинга) от 09.10.2006 N 01060007 расторгнут по требованию лизингодателя, в связи с просрочкой внесения лизинговых платежей лизингополучателем. 24.12.2009 предмет лизинга возвращен лизингодателю, которым 24.12.2009 имущество реализовано третьему лицу (ООО “Альтаир”) на основании договора купли-продажи по цене 12 000 000 рублей и 26.02.2010 передано покупателю по акту приема-передачи.
Между обществом “Стиль-К” (лизингополучателем – цедентом) и обществом “Водный мир” (цессионарием) заключен договор уступки будущего права требования (цессии) от 30.01.2009 N ЦЛ/16, по условиям которого стороны признают, что право требования возврата денежных средств, составляющих выкупную цену предмета лизинга к открытому акционерному обществу Коммерческий банк “Центр-инвест”. На момент заключения договора об уступке права требования общая сумма выплаченных лизинговых платежей по договору лизинга составляет 15 504 487 рублей 19 копеек. При этом в счет оплаты выкупной цены предмета лизинга было выплачено 10 148 057 рублей 06 копеек.
Впоследствии между обществом “Водный мир” (цедентом) и обществом “Правовая поддержка” (цессионарием) заключен договор уступки требования (цессии) от 01.06.2012 N 77-05-3216/05Ц, согласно которому стороны признают, что право требования возврата денежных средств (в размере 5 270 385 рублей 69 копеек), уплаченных в счет погашения выкупной цены предмета лизинга, возникло у цедента к ОАО КБ “Центр-инвест” в связи с расторжением договора финансовой аренды от 09.10.2006 N 01060007 и возвратом денежных средств, оплаченных в счет выкупной цены предмета лизинга.
Удовлетворяя первоначальный иск, суды руководствовались положениями статей 421, 454, 624, 665, 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, Федеральным законом от 29.10.1198 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” <*>, правовой позицией Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 12.07.2011 N 17389/10, и пришли к выводам о том, что выкупная стоимость имущества в договоре лизинга определена символически (в размере 8 714 рублей 51 копейки) и не соответствует реальной выкупной стоимости предмета лизинга, установление подобной символической цены свидетельствует о том, что действительная выкупная цена вошла в состав лизинговых платежей, которые уплачивались лизингополучателем лизингодателю, предмет лизинга возвращен банку после расторжения договора и впоследствии реализован им, в связи с чем на стороне банка возникло неосновательное обогащение в виде оплаченной в составе лизинговых платежей выкупной стоимости переданного в лизинг имущества.
——————————–
<*> В тексте документа, видимо, допущена опечатка: Федеральный закон N 164-ФЗ имеет дату 29.10.1998.

Исходя из вышеизложенного, коллегия судей не находит оснований для передачи дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра оспариваемых судебных актов в порядке надзора…”

Определение ВАС РФ от 12.09.2013 N ВАС-10999/13 по делу N А40-97986/10-109-812
“…При рассмотрении дела судами установлено, что между ответчиком (лизингодателем) и истцом (лизингополучателем) был заключен договор финансовой аренды лизинга от 22.07.2003 N 2003/С-829 в редакции дополнительных соглашений от 30.09.2003 N 1 и от 01.12.2003 N 2. Во исполнение договора лизингодатель по акту приема-передачи от 30.09.2003 передал лизингополучателю во временное владение и пользование на срок 84 месяца комбайны СКР-7К “Кубань” рисоуборочные в количестве 11 единиц.
В связи с ненадлежащим исполнением лизингополучателем обязательств по уплате лизинговых платежей лизингодатель 17.07.2009 изъял у лизингополучателя предмет лизинга.
Исследовав и оценив представленные доказательства, в том числе условия договора лизинга, суды сделали выводы о том, что в состав лизинговых платежей, уплаченных лизингополучателем, вошла часть выкупной цены предмета лизинга, договор лизинга расторгнут, предмет лизинга возвращен лизингодателю, прекращено его обязательство по передаче предмета лизинга в собственность лизингополучателя, основания для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, отсутствуют и уплаченная в составе лизинговых платежей часть выкупной цены предмета лизинга подлежит возврату лизингополучателю на основании статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Учитывая первоначальную стоимость предмета лизинга, срок его полезного использования, срок договора, общую сумму лизинговых платежей, сумму, уплаченную лизингополучателем, суд апелляционной инстанции определил размер подлежащей возврату лизингополучателю выкупной стоимости предмета лизинга, вошедшей в состав уплаченных лизинговых платежей.
Суд кассационной инстанции согласился с выводами суда апелляционной инстанции.
Выводы судов в этой части не противоречат правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, сформулированной в постановлении от 12.07.2011 N 17389/10.
Исходя из вышеизложенного, коллегия судей не находит оснований для передачи дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра оспариваемых судебных актов в порядке надзора…”

Определение ВАС РФ от 28.08.2013 N ВАС-10828/13 по делу N А46-28518/2012
“…При рассмотрении дела суды установили, что между обществом с ограниченной ответственностью “Лизинговая компания УРАЛСИБ” (лизингодателем) и обществом с ограниченной ответственностью “Сибирская строительная компания” (лизингополучателем) был заключен договор финансовой аренды (лизинга) от 19.09.2008 N ОМК-0337-8А, по условиям которого лизингодатель обязался приобрести в собственность автомобиль марки Mitsubishi Lancer Evo IX и предоставить его за плату во временное владение и пользование лизингополучателю на срок до 30.09.2011 (36 месяцев) для предпринимательских целей.
Согласно разделу 7 договора стоимость предмета лизинга составила 1 050 000 рублей, авансовый платеж – 210 000 рублей и выкупная стоимость предмета лизинга – 1 000 рублей.
Судами также установлено, что в связи с ненадлежащим исполнением лизингополучателем обязательств по внесению лизинговых платежей лизингодатель в соответствии с пунктом 10.2 договора уведомлением от 28.12.2010 расторг договор с 01.01.2011.
Предмет лизинга 20.04.2011 возвращен лизингодателю.
Учитывая положения статей 454, 624, 665 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 2, 11, 19, 28 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)”, оценив условия договора и представленные доказательства, суды сделали вывод о том, что выкупная цена предмета лизинга была согласована сторонами в составе лизинговых платежей, при этом условие о внесении лизингополучателем выкупной цены за автомобиль по истечении трех лет его эксплуатации в сумме 1 000 рублей не может истолковываться иначе, чем установление сторонами символической выкупной цены.
Оценив представленные доказательства, руководствуясь статьями 1102 и 1103 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводу об обоснованности требования лизингополучателя о возврате неосновательно полученных в составе фактически уплаченных лизинговых платежей денежных средств, составляющих выкупную стоимость автомобиля, и неизрасходованного в счет текущих лизинговых платежей авансового платежа.
Выводы судов соответствуют правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, сформулированной в Постановлении от 12.07.2011 N 17389/10.
Неправильного применения судами норм материального права не установлено…”

Определение ВАС РФ от 29.07.2013 N ВАС-9237/13 по делу N А27-11018/2012
“…Общество “Балтийский лизинг” (лизингодатель) и общество “Трансресурс” (лизингополучатель) 18.03.2010 заключили договор финансовой аренды (лизинга) N 5/10-КМР (далее – договор), согласно которому лизингодатель обязан приобрести в собственность спецтехнику и передать ее лизингополучателю за предусмотренную договором плату во временное владение и пользование на условиях финансовой аренды (лизинга) для предпринимательских целей сроком на 36 месяцев с последующей передачей этого имущества в собственность лизингополучателя.
Руководствуясь положениями пункта 3 статьи 421, пункта 1 статьи 454, статьей 624 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды трех инстанций признали, что в случае расторжения договора финансового лизинга вследствие допущенного лизингополучателем нарушения обязательств, прекратилось обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность. Следовательно, оснований для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, не имеется.
Поэтому при прекращении договора финансовой аренды, лизингополучатель вправе претендовать на возврат выплаченной выкупной стоимости на основании положений статьи 1102 Кодекса о недопустимости неосновательного обогащения.
Расчет неосновательного обогащения лизингодателя проверен судами и признан верным…”

Определение ВАС РФ от 21.06.2013 N ВАС-6273/13 по делу N А40-57325/12-162-546
“…ОАО “Трест Мосэлектротягстрой” заявило встречный иск о взыскании с общества “ИНДЕПЕНДЕНТ ЛИЗИНГ” 2 179 639 рублей 80 копеек неосновательного обогащения, полученного в виде выкупной стоимости, уплаченной в составе лизинговых платежей, 399 116 рублей 26 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами и признании недействительными пунктов 1 и 4 приложения N 3 к договору лизинга.
В соответствии со статьей 665 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Гражданский кодекс), статьей 2 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” (далее – Федеральный закон N 164-ФЗ) по договору финансовой аренды обязанности лизингодателя сводятся к приобретению в собственность у третьей стороны (продавца) имущества и предоставлению данного имущества лизингополучателю во временное владение и пользование.
Согласно пункту 1 статьи 28 Федерального закона N 164-ФЗ под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя. В общую сумму договора лизинга может включаться выкупная цена предмета лизинга, если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.
Применив положения статьи 624 Гражданского кодекса и статьи 19 Федерального закона N 164-ФЗ, суды признали договор лизинга в качестве смешанного договора (пункт 3 статьи 421 Гражданского кодекса), содержащий в себе элементы как договора финансовой аренды, так и договора купли-продажи.
Следовательно, в случае расторжения договора лизинга по инициативе лизингодателя и изъятия им предмета лизинга прекращается обязательство по передаче оборудования лизингополучателю в собственность (статья 454 Гражданского кодекса), соответственно, оснований для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, не имеется.
Указанная правовая позиция судов апелляционной и кассационной инстанций соответствует толкованию норм права, содержащихся в Постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.05.2010 N 1729/10 и 12.07.2011 N 17389/10.
Неправильного применения суда норм права коллегия судей не установила…”

Определение ВАС РФ от 20.11.2012 N ВАС-14786/12 по делу N А40-17396/12-86-48
“…Согласно пункту 1 статьи 19 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” договором лизинга может быть предусмотрено, что предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя по истечении срока договора лизинга или до его истечения на условиях, предусмотренных соглашением сторон.
Договором лизинга от 26.06.2007 N 91/07 предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю, определены условия такого перехода, в том числе по истечении срока лизинга при внесении общей суммы договора и отсутствии претензий у лизингодателя.
Исследовав условия договора от 26.06.2007 N 91/07 и расчеты по нему, суды пришли к выводу об уплате обществом “Энергостройтехмонтаж” в составе лизинговых платежей 266 003 рублей 23 копеек выкупной цены.
Установив факт расторжения договора от 26.06.2007 N 91/07 и прекращение обязанности лизингодателя по передаче имущества в собственность лизингополучателю, суд первой инстанции в соответствии со статьями 395, 454, 624, 1102, 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации обоснованно удовлетворил исковые требования, указав, что правовые основания для удержания лизингодателем выкупной цены, уплаченной в составе лизинговых платежей, отпали.
Выводы судов основаны на конкретных обстоятельствах дела и не противоречат правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлениях от 18.05.2010 N 1729/10 и от 12.07.2011 N 17389/10…”

Определение ВАС РФ от 20.11.2012 N ВАС-14784/12 по делу N А40-17407/12-86-49
“…Исследовав условия договора от 26.06.2007 N 92/07 о сроке лизинга, размере, составе лизинговых платежей и выкупной цене, условиях и порядке приобретения лизингополучателем в собственность предмета лизинга, а также расчеты по договору, суды пришли к выводу об уплате обществом “Энергостройтехмонтаж” в составе лизинговых платежей 472 270 рублей 10 копеек выкупной цены.
Согласно статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Установив факт расторжения договора от 26.06.2007 N 92/07 и прекращение обязанности лизингодателя по передаче имущества в собственность лизингополучателю, суд первой инстанции в соответствии со статьями 395, 454, 624, 1102, 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации обоснованно удовлетворил иск.
Разрешая спор, суды правомерно исходили из того, что с прекращением договорных отношений и возвратом предмета лизинга правовые основания для удержания лизингодателем выкупной цены, уплаченной ему в составе лизинговых платежей, отпали.
Выводы судов основаны на конкретных обстоятельствах дела и не противоречат правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлениях от 18.05.2010 N 1729/10 и от 12.07.2011 N 17389/10…”

Волго-Вятский округ

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 17.06.2014 по делу N А31-7016/2012
“…Исковые требования основаны на статьях 1102 и 1105 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) и мотивированы взысканием неосновательного обогащения в виде уплаченной выкупной цены в составе лизинговых платежей.
Арбитражный суд Костромской области решением от 16.12.2013, оставленным без изменения постановлением Второго арбитражного апелляционного суда от 21.03.2014, удовлетворил исковые требования частично. Руководствуясь статьями 309, 310, 454, 624, 625, 665 и 1102 ГК РФ, суд пришел к выводу, что у ответчика прекратились обязательства по передаче истцу предмета лизинга в собственность, следовательно, у ответчика отсутствуют основания для удержания денежных средств, уплаченных истцом в счет погашения выкупной цены. Согласно выводам судебной экспертизы в составе уплаченных лизинговых платежей по договорам финансовой аренды (лизинга) выплачена часть выкупной стоимости в размере 7 586 696 рублей 29 копеек, которая подлежит взысканию с ответчика.
Изучив материалы дела, заслушав представителей заявителя и оценив доводы кассационной жалобы, окружной суд не усмотрел оснований для отмены обжалуемых судебных актов в силу следующего.
В случае расторжения договора финансового лизинга прекращается обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность, следовательно, оснований для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, не имеется.
Оценив по правилам названной нормы представленные доказательства, в том числе и заключение судебной экспертизы (эксперт Бубнова А.А.), суды обеих инстанций пришли к правильным выводам о том, что в состав лизинговых платежей включена выкупная цена транспортных средств, которая составила неосновательное обогащение; произведенный расчет действительной выкупной стоимости предмета лизинга, а также расчет уплаченной части выкупной стоимости в составе лизинговых платежей (7 586 696 рублей 29 копеек) соответствует требованиям нормативных актов; использованные в расчетах данные полностью соответствуют материалам дела (договорам лизинга, сведениям о произведенных платежах).
Оснований для отмены обжалуемых судебных актов по приведенным в кассационной жалобе доводам не имеется…”

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 15.02.2012 по делу N А43-8236/2011
“…Из документов кассационного производства усматривается и суды установили, что общество с ограниченной ответственностью “Региональная компания “НОМОС-лизинг” (лизингодатель) и Фирма (лизингополучатель) заключили на срок 36 месяцев договор лизинга от 20.02.2007 N 40/07-ННГ (т. 1, л.д. 24-30), во исполнение которого те же контрагенты в тот же день заключили с обществом с ограниченной ответственностью “Омега Транс-М” договор поставки N 40-07-ННГ-К (т. 1, л.д. 102-104) предмета лизинга – автотранспортного средства марки КАМАЗ 45392Д, 2006 года выпуска, цвет – оранжевый, VIN X8945392D 60CJ5378, номер кузова 1987046, номер двигателя 740.31.240 6 2364317, шасси ХТС 53229R 6 2280000, паспорт транспортного средства 56 МА 345980 (спецификация – т. 1, л.д. 105).
Основанием для обращения Фирмы в суд с названным иском послужило невозвращение Обществом авансового платежа.
В силу пункта 3 статьи 423 Гражданского кодекса Российской Федерации, которым закреплена презумпция возмездности всякого договора, и пункта 1 статьи 28 Закона о лизинге, согласно которому в состав платежей по договору финансовой аренды с правом выкупа включается и выкупная цена предмета лизинга, предполагавшийся по окончании срока временного владения и пользования предметом лизинга переход к лизингополучателю права собственности на автомобиль, который имеет отличную от нулевой текущую рыночную стоимость, обусловлен внесением выкупной цены.
Истолковав спорный договор лизинга (в частности, его пункты 6.3.2, 7.1.3, 10.1 и 10.2, а также прилагающийся к нему график платежей) в порядке, предусмотренном статьей 431 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды заключили, что выкупная цена в данном случае не является самостоятельным платежом и вошла в состав определенных сделкой лизинговых платежей.
Более того, поскольку, согласно статье 624 Гражданского кодекса Российской Федерации и статье 19 Закона о лизинге, в договор финансовой аренды может быть включено дополнительное условие о переходе права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю, такой договор следует рассматривать как смешанный (пункт 3 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации), содержащий в себе элементы договора финансовой аренды и договора купли-продажи.
После расторжения договора лизинга имело место удержание лизингодателем – стороной возмездной сделки – оплаченной части выкупной цены без предоставления лизингополучателю в части, касающейся выкупа, встречного исполнения, поэтому суды обеих инстанций, сославшись на положения статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункт 1 информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.01.2000 N 49 “Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении”, обоснованно указали на право лизингополучателя требовать возврата денежных средств, фактически перечисленных им в счет погашения выкупной цены.
Изложенные обстоятельства позволили суду кассационной инстанции с однозначностью заключить, что при взыскании с Общества спорной суммы баланс интересов сторон не сместился в пользу Фирмы, поскольку Общество оставило за собой как лизинговые платежи, так и возможность распоряжаться дорогостоящим имуществом – объектом лизинга…”

Западно-Сибирский округ

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 07.08.2013 по делу N А27-19797/2012
“…Из материалов дела видно, что ООО “Восточная Техника” (арендодатель) и ООО РМК “МайнингГрупп” (арендатор) заключили договор N R/10/1724/СМ аренды самоходной строительной техники, с правом выкупа от 15.12.2011 (далее – договор).
В связи с тем, что имущество не перешло в собственность истца, ООО РМК “МайнингГрупп” направило ответчику претензию исх. N 128 от 02.07.2012 о возврате уплаченных платежей по оплате выкупной стоимости в размере 1 831 653 рублей 17 копеек.
Указывая, что требования, изложенные в претензии исх. N 128 от 02.07.2012 ООО “Восточная Техника” не исполнены, ООО РМК “МайнингГрупп” обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.
Согласно информационному письму Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.01.2000 N 49 “Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении” при расторжении договора сторона не лишена права истребовать ранее исполненное, если другая сторона неосновательно обогатилась.
Статьей 1102 ГК РФ предусмотрено, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 данного Кодекса.
Исследовав и оценив в соответствии со статьей 71 АПК РФ представленные в материалы дела доказательства, заключенный между сторонами договор и приложения к нему, исходя из постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 N 17389/10, в котором определена правовая позиция относительно практики рассмотрения споров данной категории, учитывая, что стороны в договоре предусмотрели переход права собственности на предмет аренды при внесении всех выкупных платежей (пункты 3.4.2, 5.1 и 5.2), суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о том, что выкупная цена предмета аренды в данном случае является самостоятельным платежом, а, учитывая, что право собственности на предмет аренды у истца не возникло, самоходная техника была возвращена ответчику по акту от 21.05.2012, правильно посчитав, что последняя часть пункта 5.1 и пункта 5.3.6 дополнительного соглашения N 1 к договору не соответствует действующему законодательству, как противоречащая закону (статья 168 ГК РФ), указав, что основания для удержания арендодателем той части денежных средств, которые фактически были уплачены арендатором в счет погашения выкупной цены предмета аренды, не имеется, правомерно удовлетворил исковые требования о взыскании суммы выкупного платежа.
Доводы, изложенные в кассационной жалобе, являлись предметом рассмотрения апелляционного суда, им дана надлежащая правовая оценка, у суда кассационной инстанции нет оснований для их переоценки…”

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 26.06.2013 по делу N А46-28518/2012
“…Из материалов дела видно, что между ООО “ЛК УРАЛСИБ” (лизингодатель) и ООО “Сибирская строительная компания” (лизингополучатель) был заключен договор финансовой аренды (лизинга) N ОМК-0337-8А от 19.09.2008 (далее – договор), по условиям которого лизингодатель обязался приобрести в собственности автомобиль Mitsubishi Lancer Evo IX и предоставить это имущество лизингополучателю за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей.
В соответствии с разделом 7 договора лизинга стоимость предмета лизинга составила 1 050 000 рублей, авансовый платеж – 210 000 рублей, выкупная стоимость предмета лизинга – 1 000 рублей.
В соответствии с пунктом 1 статьи 28 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя. В общую сумму договора лизинга может включаться выкупная цена предмета лизинга, если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.
Согласно информационному письму Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.01.2000 N 49 “Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении” при расторжении договора сторона не лишена права истребовать ранее исполненное, если другая сторона неосновательно обогатилась.
В соответствии со статьей 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 данного Кодекса.
Исследовав и оценив в соответствии со статьей 71 АПК РФ представленные в материалы дела доказательства, заключенный между сторонами договор, исходя из постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 N 17389/10, которым определена правовая позиция относительно практики рассмотрения споров по требованиям о взыскании неосновательного обогащения, возникшего вследствие удержания после прекращения договора лизинга и возврата имущества фактически оплаченной в составе лизинговых платежей части выкупной цены, арбитражный суд, проверив расчет, правомерно частично удовлетворил исковые требования ООО “Сибирская строительная компания”, придя к правильным выводам о том, что сторонами согласована выкупная цена предмета лизинга в составе лизинговых платежей, так как условие о внесении лизингополучателем выкупной цены за автомобиль Mitsubishi Lancer Evo IX по истечении трех лет его эксплуатации в сумме 1 000 рублей не может истолковываться иначе, чем установление сторонами в договоре символической выкупной цены, а оснований для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, не имеется, равно как с прекращением договора лизинга не имеется оснований для удержания суммы аванса за вычетом денежных средств, зачтенных в произведенных лизинговых платежах и не включенных истцом в сумму исковых требований…”

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 28.02.2012 по делу N А46-5093/2011
“…Закрытое акционерное общество “Омскстрой” (далее – ЗАО “Омскстрой”) обратилось в Арбитражный суд Омской области с иском, уточненным в порядке, установленном статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к обществу с ограниченной ответственностью “Лизинговая компания “УРАЛСИБ” (далее – ООО “ЛК “УРАЛСИБ”) о взыскании 1 827 526 рублей неосновательного обогащения, 370 283 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами.
Исследовав и оценив в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в материалы дела доказательства, заключенные между сторонами договоры, исходя из постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 N 17389/10, которым определена правовая позиция относительно практики рассмотрения споров по требованиям о взыскании неосновательного обогащения, возникшего вследствие удержания после прекращения договора лизинга и возврата имущества фактически оплаченной в составе лизинговых платежей части выкупной цены, апелляционный суд, проверив расчет, правомерно удовлетворил исковые требования ЗАО “Омскстрой”.
Таким образом, по мнению суда кассационной инстанции, при принятии постановления апелляционным судом не допущены нарушения норм материального и процессуального права, надлежащим образом исследованы фактические обстоятельства дела, имеющиеся в деле доказательства, оснований для его отмены не имеется…”

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 26.05.2010 по делу N А45-14129/2009
“…Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, 21.05.2007 ЗАО “СЛК-авто” и ООО “Аттика” заключили договор N 1-А ТФ, по условиям которого ответчик предоставил в аренду с последующим выкупом автомобили КАМАЗ 54115-15, тягач седельный 2006 года выпуска номера двигателей 740.31-240 62375208 и 740.31-240 62369886, а также полуприцепы СЗАП93271А 2006 года выпуска номера ПТС 26МК189068 и 26МК188832.
Договор аренды был досрочно расторгнут, а транспортные средства возвращены арендодателю.
15.04.2009 ООО “Аттика” по договору цессии N 1А произвело уступку ООО “НПО “Гефест” права требования взыскания суммы 517 363 руб. в виде возврата выкупной цены, возникшего в связи с расторжением договора аренды N 1-А ТФ от 21.05.2007.
Истец по настоящему делу обосновал наличие у ответчика неосновательного обогащения в виде выкупной стоимости транспортных средств.
С момента расторжения договора аренды основания для удержания ЗАО “СЛК-авто” 517 363 руб. выкупной стоимости отпали. Указанная сумма после расторжения договора аренды составляет неосновательное обогащение ответчика за счет арендатора.
Суд апелляционной инстанции, полностью соглашаясь с выводами суда первой инстанции, правомерно отклонил ссылку на положения пункта 2 статьи 615 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Как верно отметил апелляционный суд, право на взыскание неосновательного обогащения уступлено истцу по договору цессии от 15.04.2009. Это право не ограничивается действием статьи 615 Гражданского кодекса Российской Федерации. Указанная правовая норма регулирует правоотношения сторон по договору аренды и не применяется к правоотношениям, вытекающим из неосновательного обогащения.
Полученные ответчиком от истца денежные средства в качестве выкупных платежей за приобретение техники, при отсутствии со стороны ответчика встречного исполнения по передаче в собственность этой техники, являются неосновательным обогащением. Как правильно указал суд апелляционной инстанции, оснований для правомерности удержания данной суммы у ответчика не имеется.
При таких обстоятельствах изложенные в кассационной жалобе доводы заявителя нельзя признать состоятельными, поскольку они опровергаются материалами дела и не отвечают требованиям действующего законодательства…”

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 29.04.2010 по делу N А45-20044/2009
“…Как следует из материалов дела, между ЗАО “СЛК-авто” (арендодатель) и ООО “Атика” (арендатор) заключен договор аренды с последующим выкупом N 2-А ТФ от 21.05.2007, по условиям которого арендодатель предоставляет арендатору за плату в аренду транспортное средство марки БАГЕМ 27856-0000010-02, 2006 года выпуска, с правом последующего выкупа. Размер арендных и выкупных платежей, а также график их оплаты согласован сторонами в приложениях N 1 и N 2 к договору и составляют 363 500 руб. и 190 437 руб. соответственно.
Письмом N 571 от 08.04.2009 ЗАО “СЛК-авто” уведомило ООО “Атика” о расторжении договора аренды N 2-А ТФ от 21.05.2007 в связи с ненадлежащим исполнением арендатором обязательств по оплате арендных платежей и платежей в счет выкупной стоимости. Предмет аренды изъят у ООО “Атика”.
ООО “Атика” (цедент) и ООО “НПО “ГЕФЕСТ” (цессионарий) заключили договор цессии N 2а от 15.04.2009, по условиям которого цедент уступил цессионарию право требования от ЗАО “СЛК-авто” денежной суммы в размере 170 376 руб. Согласно пункту 1.2 договора право требования принадлежит ООО “Аттика” на основании договора аренды с последующим выкупом N 2-А ТФ от 21.05.2007, уведомления от 08.04.2009 о расторжении договора аренды. Сумма 170 376 руб. составляет стоимость полученных ЗАО “СЛК-авто” выкупных платежей, подлежащих возврату в связи с расторжением договора аренды.
Судом установлено, что сумма уплаченных ООО “Аттика” выкупных платежей составляет 169 876 руб.
Согласно пункту 1 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 названного кодекса.
Поскольку между сторонами договорные отношения отсутствуют (договор расторгнут), полученные ЗАО “СЛК-авто” до расторжения договора денежные средства (выкупные платежи) подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения. В связи с этим иск был правомерно удовлетворен…”

Московский округ

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 17.09.2014 N Ф05-9075/2014 по делу N А40-166087/2013
“…Договором лизинга от 29.10.2007 N 258/Л-2007 (пункты 7.6 – 7.8) предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю, определены условия данного перехода, в том числе по истечении срока лизинга при внесении общей суммы договора и отсутствии претензий у лизингодателя.
Суды первой и апелляционной инстанций, установив расторжение договора лизинга, пришли к выводу о том, что основания для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, отсутствуют.
В связи с чем суды пришли к правильному выводу, что уплаченная выкупная цена, удерживаемая лизингодателем без каких-либо оснований, подлежит возврату в соответствии со статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 1 которой предусматривает, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.
Такой подход соответствует сложившейся судебно-арбитражной практике, в частности, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 N 17389/10.
Таким образом, суды первой и апелляционной инстанций, исследовав и оценив все представленные сторонами доказательства, а также доводы и возражения участвующих в деле лиц, руководствуясь положениями действующего законодательства, правильно определили спорные правоотношения, с достаточной полнотой выяснили имеющие существенное значение для дела обстоятельства и пришли к обоснованному и правомерному выводу об обоснованности требования кредитора в спорном размере…”

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 18.08.2014 N Ф05-8560/2014 по делу N А40-135552/13-109-865
“…Лизингополучатель, полагая, что после расторжения договоров лизинга и возврата предметов лизинга лизингодатель необоснованно удерживает сумму выкупной стоимости предметов лизинга, уплаченную в составе лизинговых платежей, вследствие чего на стороне лизингодателя возникло неосновательное обогащение, предъявил настоящий иск в арбитражный суд.
Суд первой инстанции, придя к выводу о возникновении на стороне лизингодателя неосновательного обогащения, удовлетворил иск в части, не согласившись с методикой определения выкупной цены и расчетом исковых требований, а также валютой долга и платежа.
Кассационная коллегия считает, что выводы суда первой инстанции соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, оценка которым судом дана в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; суд первой инстанции правильно применил нормы права; кассационная жалоба истца (лизингополучателя) удовлетворению не подлежит ввиду следующего.
В настоящем деле в связи с расторжением по требованию лизингодателя договоров лизинга с правом выкупа и изъятием им предметов лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче предметов лизинга лизингополучателю в собственность.
Таким образом, в случае расторжения договора финансового лизинга по инициативе лизингодателя и изъятия им предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность. Следовательно, оснований для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, не имеется.
Поскольку после расторжения договора лизинга имело место удержание лизингодателем оплаченной части фактической выкупной цены без предоставления лизингополучателю в части, касающейся выкупа, встречного исполнения (передачи имущества), у лизингополучателя возникло право требовать возврата денежных средств, перечисленных им в счет погашения выкупной цены.
Таким образом, суд первой инстанции, установив вышеприведенные фактические обстоятельства дела и применив данные нормы права, пришел к правомерному выводу о том, что после расторжения договоров лизинга и возврата предметов лизинга лизингодателю на стороне последнего возникло неосновательное обогащение в виде выкупной цены предметов лизинга, уплаченной лизингополучателем лизингодателю в составе лизинговых платежей…”

Постановление ФАС Московского округа от 11.06.2014 N Ф05-5358/2014 по делу N А40-26982/13
“…Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 05.02.2014 решение Арбитражного суда города Москвы от 17.10.2013 по делу N А40-26982/13 в части отказа в удовлетворении требований встречного иска о взыскании с ООО “РАФ-Лизинг” неосновательного обогащения отменено. С ООО “РАФ-Лизинг” в пользу ООО “Завод “ЖБИ-2” взыскано неосновательное обогащение в размере 775.447 руб. 40 коп., расходы по уплате государственной пошлины по иску в размере 18508 руб. 94 коп. В удовлетворении остальной части встречного иска о взыскании с ООО “РАФ-Лизинг” неосновательного обогащения отказано. Решение Арбитражного суда города Москвы в части удовлетворения первоначального иска оставлено без изменения. В результате зачета с ООО “РАФ-Лизинг” в пользу ООО “Завод “ЖБИ-2” взыскано в общей сложности 375.700 руб. 41 коп., расходы по уплате государственной пошлины по иску в размере 7.514 руб. 01 коп.
Отменяя решение Арбитражного суда города Москвы в части взыскания с лизингодателя неосновательного обогащения в виде выплаченных лизингополучателем выкупных платежей в составе лизинговых платежей, Девятый арбитражный апелляционный суд принял во внимание, что в связи с нарушением ответчиком сроков внесения лизинговых платежей истец 17.09.2012 известил ответчика о расторжении договора и потребовал от ответчика возвратить предмет лизинга.
В рассматриваемом случае в связи с расторжением по требованию лизингодателя договора лизинга с правом выкупа и изъятием им предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность. Следовательно, отпали основания для удержания той части денежных средств, которые были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга.
Суд апелляционной инстанции, проведя расчет на основании Постановления Правительства Российской Федерации от 01.01.2002 N 1 “О Классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы” (13 сентября 2006 г.), пришел к правомерному выводу о том, что после расторжения договора лизинга имело место удержание лизингодателем оплаченной части выкупной цены без предоставления лизингополучателю в части, касающейся выкупа, встречного исполнения, у лизингополучателя возникло право требования денежных средств, фактически перечисленных им в счет погашения выкупной цены, в размере 775.447 руб. 40 коп.
При указанных обстоятельствах суд кассационной инстанции не установил оснований для изменения или отмены постановления апелляционной инстанции, предусмотренных в ч. 1 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации…”

Постановление ФАС Московского округа от 05.06.2014 N Ф05-9234/2012 по делу N А40-40112/11
“…В силу общего правила статьи 665 Гражданского кодекса, статьи 2 Закона о лизинге по договору финансовой аренды обязанности лизингодателя сводятся к приобретению в собственность у третьей стороны (продавца) имущества и предоставлению данного имущества лизингополучателю во временное владение и пользование.
Вместе с тем согласно статье 624 Гражданского кодекса и статье 19 Закона о лизинге в договор финансовой аренды может быть включено дополнительное условие о переходе по данному договору права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю. Такой договор следует рассматривать как смешанный (пункт 3 статьи 421 Гражданского кодекса), содержащий в себе элементы договора финансовой аренды и договора купли-продажи.
В рассматриваемом случае в связи с расторжением по требованию лизингодателя договора лизинга с правом выкупа и изъятием им предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность. Следовательно, отпали основания для удержания той части денежных средств, которые были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга.
Поскольку после расторжения договора лизинга имело место удержание лизингодателем – стороной возмездной сделки – оплаченной части выкупной цены без предоставления лизингополучателю в части, касающейся выкупа, встречного исполнения, суд апелляционной инстанции правомерно указал на наличие у лизингополучателя права требования возврата денежных средств, перечисленных им в счет погашения выкупной цены, что согласуется с позицией ВАС РФ, изложенной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 18.05.2010 N 1729/10 по делу N А41-243/09.
Проверив расчет выкупной стоимости, произведенный истцом, в соответствии с методикой расчета выкупной стоимости, с учетом правил определения выкупной стоимости предмета лизинга, изложенных в Постановлении Президиума ВАС РФ от 12.07.2011 N 17389/2010, суд апелляционной инстанции пришел к правомерному выводу о том, что выкупная стоимость предмета лизинга в составе лизинговых платежей составляет 48%.
Исследовав и оценив в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в материалы дела доказательства и доводы сторон, суд апелляционной инстанции пришел к правомерному выводу о частичном удовлетворении исковых требований…”

Постановление ФАС Московского округа от 03.06.2014 N Ф05-14630/2012 по делу N А40-91575/12
“…Из материалов дела следует и установлено судом, между истцом (арендатор) и ответчиком (арендодатель) был заключен договор финансовой аренды с правом выкупа от 21.11.2006 N 355/06/Л2.
Дополнительным соглашением N 2 от 01.07.2009 договор лизинга расторгнут сторонами по обоюдному согласию с 01.07.2009.
Судом установлено, что за период действия договора истец внес лизинговые платежи на общую сумму – 2 577 272 руб. 07 коп.
В связи с расторжением договора лизинга с правом выкупа и изъятием предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче транспортного средства в собственность лизингополучателю. Следовательно, отпали основания для удержания той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в составе лизинговых платежей в счет погашения выкупной цены предмета лизинга.
Поскольку после расторжения договора лизинга имело место удержание лизингодателем оплаченной части выкупной цены предмета лизинга, суд апелляционной инстанции пришел к правомерному выводу о том, что у лизингополучателя возникло право требования возврата денежных средств, фактически перечисленных им в счет погашения выкупной цены.
Исследовав и оценив в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в материалы дела доказательства и доводы сторон, суд апелляционной инстанции пришел к правомерному выводу об удовлетворении исковых требований в части суммы неосновательного обогащения, поскольку правовых оснований для удержания денежных средств у ответчика не имеется…”

Постановление ФАС Московского округа от 14.05.2014 N Ф05-4124/14 по делу N А40-170411/12-126-1690
“…Открытое акционерное общество “МИРО” (далее – ОАО “МИРО”, истец) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к обществу с ограниченной ответственностью “Катерпиллар Файнэншл” (далее – ООО “Катерпиллар Файнэншл”, ответчик) о взыскании 2 442 732 руб. 03 коп. неосновательного обогащения в виде уплаченной выкупной стоимости предмета лизинга и 472 851 руб. 02 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 26.08.2010 г. по 18.12.2012 г.
Решением Арбитражного суда города Москвы от 14.10.2013 г. исковые требования удовлетворены в полном объеме.
Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 17.02.2014 г. решение суда первой инстанции отменено в части взыскания с ООО “Катерпиллар Файнэншл” 472 851 руб. 02 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами и 35 213 руб. 66 коп. расходов по уплате государственной пошлины. В указанной части в удовлетворении иска ОАО “МИРО” отказано. В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
Арбитражный апелляционный суд установил, что лизингополучатель не получил встречного удовлетворения обязательств по договорам лизинга в виде передачи имущества в его собственность и такая возможность утрачена в результате досрочного расторжения договоров лизинга и возврата имущества ответчику.
Поскольку стороны предусмотрели переход права собственности на предметы лизинга при внесении всех лизинговых платежей без какой-либо дополнительной оплаты, выкупная цена в данном случае не является самостоятельным платежом и вошла в состав определенных сделкой лизинговых платежей.
В рассматриваемом случае в связи с расторжением по требованию лизингодателя договоров лизинга с правом выкупа и изъятием им предметов лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче ТС лизингополучателю в собственность. Следовательно, отпали основания для удержания той части денежных средств, которые были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предметов лизинга.
Поскольку после расторжения договоров лизинга имело место удержание лизингодателем – стороной возмездной сделки – оплаченной части выкупной цены без предоставления лизингополучателю в части, касающейся выкупа, встречного исполнения, суд кассационной инстанции находит выводы апелляционного суда о выкупной стоимости предмета лизинга обоснованными.
При этом суд апелляционной инстанции принял во внимание стоимость предметов лизинга, уплаченную лизингодателем при их приобретении в собственность, общую сумму договоров лизинга, период пользования лизингополучателем транспортными средствами (более 3/4 сроков договоров лизинга), общую сумму выплаченных лизинговых платежей на момент изъятия предметов лизинга, учитывая в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 01.01.2002 г. N 1 отнесение предметов лизинга к четвертой амортизационной группе со сроком полезного использования свыше 5 – 7 лет, что превышает срок фактического нахождения в лизинге, пришел к правильному выводу о возникновении у лизингополучателя права требования возврата денежных средств, фактически перечисленных им в счет погашения выкупной цены.
Поскольку фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом апелляционной инстанции на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, а окончательные выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права, у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для отмены либо изменения принятого по делу постановления суда апелляционной инстанции…”

Постановление ФАС Московского округа от 27.02.2014 N Ф05-490/2014 по делу N А40-25253/13-35-239
“…В связи с ненадлежащим исполнением обязанности по уплате лизинговых платежей ООО “РЕСО-Лизинг” письмом от 14.06.2012 г. уведомило ООО “ЭнергоСистемы” о расторжении договора лизинга, предложив обществу уплатить образовавшуюся задолженность и возвратить предмет лизинга.
В связи с изъятием предмета лизинга по причине одностороннего расторжения договора лизингополучатель обратился в арбитражный суд с настоящим иском о взыскании с лизингодателя неосновательного обогащения в виде выкупной стоимости в составе выплаченных лизинговых платежей.
Вместе с тем согласно статье 624 Гражданского кодекса и статье 19 Закона о лизинге в договор финансовой аренды может быть включено дополнительное условие о переходе по данному договору права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю. Такой договор следует рассматривать как смешанный (пункт 3 статьи 421 Гражданского кодекса), содержащий в себе элементы договора финансовой аренды и договора купли-продажи.
К отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Гражданского кодекса, регулирующие куплю-продажу.
Арбитражные суды установили, что лизингополучатель не получил встречного удовлетворения обязательств по договору лизинга в виде передачи имущества в его собственность и такая возможность утрачена в результате досрочного расторжения договора лизинга и возврата имущества ответчику.
Поскольку стороны предусмотрели переход права собственности на предмет лизинга при внесении всех лизинговых платежей без какой-либо дополнительной оплаты, выкупная цена в данном случае не является самостоятельным платежом и вошла в состав определенных сделкой лизинговых платежей.
Поскольку после расторжения договора лизинга имело место удержание лизингодателем – стороной возмездной сделки – оплаченной части выкупной цены без предоставления лизингополучателю в части, касающейся выкупа, встречного исполнения, суд кассационной инстанции находит доводы истца о выкупной стоимости предмета лизинга обоснованными в части определения выкупной цены в размере 747 172 руб. 22 коп…”

Постановление ФАС Московского округа от 20.12.2013 N Ф05-11320/2012 по делу N А40-39599/11-24-238
“…Договором лизинга N 9602/2007 от 30.11.2007 (пункт 1 договора, пункт 6.1 Общих условий договора лизинга) предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю по окончании договора лизинга, если лизингополучатель надлежащим образом исполнил все обязательства по договору.
При этом уплата выкупной стоимости предмета лизинга в виде отдельного платежа не предусмотрена.
Согласно сложившейся судебно-арбитражной практике (в частности, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 N 17389/10) в случае, если срок полезного использования предмета лизинга значительно превышает срок лизинга, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа предмета лизинга и падения его текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величине. То есть установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных договором периодических лизинговых платежей. Остаточная стоимость подлежит исчислению в соответствии с порядком учета на балансе организаций объектов основных средств, регулируемым Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″, исходя из амортизации техники линейным способом, к которой не применяется ускоренный коэффициент.
Срок передачи имущества в лизинг по договору равен 36 месяцам. Срок полезного использования предмета лизинга – от 7 лет до 10 лет (пятая амортизационная группа в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 1 января 2002 года N 1 “О классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы”).
Установив изложенные обстоятельства, суды пришли к правильному выводу, что в состав лизинговых платежей включена выкупная стоимость предмета лизинга.
Таким образом, поскольку договор лизинга расторгнут, предмет лизинга возвращен лизингодателю, прекращено его обязательство по передаче предмета лизинга в собственность лизингополучателю; основания для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, отсутствуют.
Уплаченная выкупная цена удерживается лизингодателем без оснований и подлежит возврату в соответствии со статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 1 которой предусматривает, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.
Апелляционный суд с учетом первоначальной стоимости имущества, срока полезного использования предмета лизинга, срока передачи предмета в лизинг по договору, остаточной стоимости имущества, фактически произведенных лизингополучателем платежей определил размер выкупной стоимости предмета лизинга, включенный в состав уплаченных истцом лизинговых платежей и подлежащий взысканию с ответчика, в сумме 487 651 руб. 23 коп. Установив данное обстоятельство, апелляционный суд частично отменил решение суда первой инстанции в части отказа, взыскал с ответчика в пользу истца 261 669 руб. 41 коп…”

Постановление ФАС Московского округа от 13.12.2013 N Ф05-15824/2013 по делу N А40-3481/13-112-35
“…Пунктом 1 статьи 624 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что в законе или договоре аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.
Договором лизинга N Р11-03318-ДЛ от 31.05.2011 (пункт 1.1) предусмотрено право лизингополучателя приобретения в собственность предмета лизинга, пунктом 3.2 установлена выкупная цена предмета лизинга в сумме 20 381 руб. 36 коп.
Согласно сложившейся судебно-арбитражной практике (в частности, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 N 17389/10) в случае, если срок полезного использования предмета лизинга значительно превышает срок лизинга, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа предмета лизинга и падения его текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величины. То есть установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных договором периодических лизинговых платежей. Остаточная стоимость подлежит исчислению в соответствии с порядком учета на балансе организаций объектов основных средств, регулируемым Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″, исходя из амортизации техники линейным способом, к которой не применяется ускоренный коэффициент.
Как сказано выше, договор лизинга расторгнут в связи с отказом от него лизингодателя, предмет лизинга возвращен лизингодателю.
Суд установил, что срок передачи имущества в лизинг по договору равен 36 месяцам, срок полезного использования предмета лизинга – 72 месяца (данный срок соответствует сроку полезного использования предмета лизинга, относящегося к 4 амортизационной группе согласно Классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 01.01.2002 N 1).
Суд, исследовав и оценив имеющиеся в деле доказательства, исходя из стоимости предмета лизинга, срока лизинга по договору, срока полезного использования предмета лизинга, с учетом амортизации предмета лизинга линейным способом, остаточной стоимости предмета лизинга, фактически произведенных лизингополучателем платежей по договору лизинга установил, что истцом оплачена в составе лизинговых платежей выкупная стоимость предмета лизинга в сумме 597 663 руб. 08 коп., взыскал с ответчика в пользу истца данную сумму.
Уплаченная выкупная цена удерживается лизингодателем без оснований и подлежит возврату в соответствии со статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 1 которой предусматривает, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса…”

Постановление ФАС Московского округа от 04.12.2013 N Ф05-10689/2012 по делу N А40-5802/12-76-51
“…Судом установлено, что лизингодатель расторг договор лизинга в одностороннем порядке в связи с нарушением истцом обязательств по внесению лизинговых платежей. Предмет лизинга возвращен ответчику – 15.02.2010.
В период действия договора лизинга истец произвел оплату лизинговых платежей в размере 1 942 174,05 руб.
Пунктом 1 статьи 624 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что в законе или договоре аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.
Согласно практике применения статей 2, 11, 19, 28 Закона о лизинге, определенной Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в Постановлениях от 18.05.2010 N 1729/10, от 12.07.2011 N 17389/10, от 25.07.2011 N 3318/11, в случае расторжения договора финансового лизинга по инициативе лизингодателя и изъятия им предмета лизинга прекращается обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность. Следовательно, оснований для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, не имеется.
При этом Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в данных разъяснениях о практике применения названных норм Закона о лизинге определено, что применительно к лизингу с правом выкупа законный имущественный интерес лизингодателя заключается в размещении денежных средств (посредством приобретения в собственность, указанного лизингополучателем имущества и предоставлении последнему этого имущества за плату), а интерес лизингополучателя – в пользовании имуществом и последующем его выкупе. В силу закона только выплата лизингополучателем цены договора лизинга в согласованные сторонами сделки сроки полностью удовлетворяет материальный интерес лизингодателя в размещении денежных средств.
В связи с расторжением договора лизинга с правом выкупа и изъятием предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче транспортного средства в собственность лизингополучателю. Следовательно, отпали основания для удержания той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в составе лизинговых платежей в счет погашения выкупной цены предмета лизинга.
Поскольку после расторжения договора лизинга имело место удержание лизингодателем оплаченной части выкупной цены предмета лизинга, суд апелляционной инстанции пришел к правомерному выводу о том, что у лизингополучателя возникло право требования возврата денежных средств, фактически перечисленных им в счет погашения выкупной цены.
Исследовав и оценив в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в материалы дела доказательства и доводы сторон, суд апелляционной инстанции пришел к правомерному выводу об удовлетворении исковых требований в размере 685 393,22 руб…”

Постановление ФАС Московского округа от 03.12.2013 N Ф05-12211/2012 по делу N А40-20791/12-162-197
“…Общество с ограниченной ответственностью “Мелиоративное и Водопроводное строительство” обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к закрытому акционерному обществу “В-РЕГИСТР” о взыскании 353 188 руб. 35 коп. неосновательного обогащения, полученного последним в результате уплаты истцом выкупных платежей в составе лизинговых платежей по договору финансовой аренды (лизинга) N 105-Л/2008 от 28.04.2008.
Из материалов дела следует и установлено судами, между сторонами заключен договор финансовой аренды (лизинга) от 28.04.2008 N 105-Л/2008.
Договор лизинга расторгнут лизингодателем в одностороннем порядке. Предмет лизинга возвращен лизингодателю 21.08.2009.
Пунктом 5.8.3 договора установлено, что по окончании финансовой аренды предмета лизинга, но в любом случае, при условии уплаты лизингополучателем всех платежей, предусмотренных договором, и возврата предмета лизинга лизингополучателем лизингодателю, лизингодатель на основании отдельно заключенного договора купли-продажи продает предмет лизинга лизингополучателю по выкупной цене, после чего право собственности на предмет лизинга переходит от лизингодателя к лизингополучателю. Выкупная цена предмета лизинга, подлежащая уплате лизингополучателем лизингодателю, составляет 1 000 руб.
Согласно практике применения статей 2, 11, 19, 28 Закона о лизинге, определенной Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в Постановлениях от 18.05.2010 N 1729/10, от 12.07.2011 N 17389/10, от 25.07.2011 N 3318/11, в случае расторжения договора финансового лизинга по инициативе лизингодателя и изъятия им предмета лизинга прекращается обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность. Следовательно, оснований для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, не имеется.
В связи с расторжением договора лизинга с правом выкупа и изъятием предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче транспортного средства в собственность лизингополучателю. Следовательно, отпали основания для удержания той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в составе лизинговых платежей в счет погашения выкупной цены предмета лизинга.
Поскольку после расторжения договора лизинга имело место удержание лизингодателем оплаченной части выкупной цены предмета лизинга, суд апелляционной инстанции пришел к правомерному выводу о том, что у лизингополучателя возникло право требования возврата денежных средств, фактически перечисленных им в счет погашения выкупной цены…”

Постановление ФАС Московского округа от 15.10.2013 по делу N А40-39603/11-24-235
“…Пунктом 1 статьи 624 указанного Кодекса установлено, что в законе или договоре аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.
Суд установил, что уплата выкупной стоимости предмета лизинга в виде отдельного платежа условиями договора лизинга N 9603/2007 от 30.11.2007 не предусмотрена.
Договор лизинга расторгнут в связи с отказом от него лизингодателя, предмет лизинга возвращен лизингодателю лизингополучателем.
Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в Постановлении от 18.05.2010 N 1729/10 указал, что договор лизинга, предусматривающий переход права собственности, следует рассматривать как смешанный договор (пункт 3 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации), содержащий в себе элементы договора финансовой аренды и договора купли-продажи.
К отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие куплю-продажу.
Исследовав имеющиеся в деле доказательства, суды пришли к выводу, что в состав лизинговых платежей включена выкупная стоимость предмета лизинга.
Таким образом, поскольку договор лизинга расторгнут, предмет лизинга возвращен лизингодателю, прекращено его обязательство по передаче предмета лизинга в собственность лизингополучателю; основания для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, отсутствуют.
Нарушений норм процессуального права, которые привели к принятию неправильного судебного акта, в данном случае не допущено…”

Постановление ФАС Московского округа от 01.10.2013 по делу N А40-75868/12-126-754
“…Из материалов дела следует и установлено судом, между сторонами заключен договор лизинга N 3009/2010 от 24.06.2010.
Согласно положениям пункта 1.1 договора, раздела 6 Общих условий лизинга лизингодатель обязуется предоставить предмет лизинга с правом последующего приобретения права собственности, а в пункте 3.2 договора сторонами был согласован график лизинговых платежей с отдельным указанием сроков внесения платежей, размера каждого лизингового платежа и стоимости предмета лизинга в составе каждого лизингового платежа, то судебная коллегия считает, что выкупная стоимость была согласована сторонами и вошла в состав лизинговых платежей.
Согласно практике применения статей 2, 11, 19, 28 Закона о лизинге, определенной Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в Постановлениях от 18.05.2010 N 1729/10, от 12.07.2011 N 17389/10, от 25.07.2011 N 3318/11, в случае расторжения договора финансового лизинга по инициативе лизингодателя и изъятия им предмета лизинга прекращается обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность. Следовательно, оснований для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, не имеется.
В связи с расторжением договора лизинга с правом выкупа и изъятием предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче транспортного средства в собственность лизингополучателю. Следовательно, отпали основания для удержания той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в составе лизинговых платежей в счет погашения выкупной цены предмета лизинга.
Поскольку после расторжения договора лизинга имело место удержание лизингодателем оплаченной части выкупной цены предмета лизинга, суд апелляционной инстанции пришел к правомерному выводу о том, что у лизингополучателя возникло право требования возврата денежных средств, фактически перечисленных им в счет погашения выкупной цены.
Данные выводы суда соответствуют выработанной Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 12.07.2011 N 17389/10…”

Постановление ФАС Московского округа от 26.09.2013 по делу N А40-20761/12-118-190
“…Суд установил, что договор лизинга расторгнут в связи с отказом от него лизингодателя, предмет лизинга возвращен лизингодателю по акту приема-передачи (возврата) от 21.08.2009.
Срок передачи имущества в лизинг по договору равен 36 месяцам. Срок полезного использования предмета лизинга – от 7 лет до 10 лет (пятая амортизационная группа). Приказом ЗАО “В-РЕГИСТР” N ОС-83/ВЭ от 12.05.2008 срок полезного использования предмета лизинга установлен в 105 месяцев.
Выкупная стоимость предмета лизинга по договору – 1 000 руб.
Суд пришел к выводу, что в состав лизинговых платежей включена выкупная стоимость предмета лизинга.
Таким образом, поскольку договор лизинга расторгнут, предмет лизинга возвращен лизингодателю, прекращено его обязательство по передаче предмета лизинга в собственность лизингополучателю; основания для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, отсутствуют.
Уплаченная выкупная цена удерживается лизингодателем без оснований и подлежит возврату в соответствии со статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 1 которой предусматривает, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.
Суд с учетом первоначальной стоимости имущества, срока полезного использования предмета лизинга, срока передачи предмета в лизинг по договору, остаточной стоимости имущества, фактически произведенных лизингополучателем платежей определил размер выкупной стоимости предмета лизинга, включенный в состав уплаченных истцом лизинговых платежей и подлежащий взысканию с ответчика в сумме 340 175 руб. 47 коп.
Суд кассационной инстанции не установил наличия вышеперечисленных оснований для отмены обжалуемых судебных актов, в связи с чем считает кассационные жалобы не подлежащими удовлетворению, решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда оставляет без изменения…”

Постановление ФАС Московского округа от 26.09.2013 по делу N А40-20818/12-118-192
“…Суд установил, что договор лизинга расторгнут в связи с отказом от него лизингодателя, предмет лизинга возвращен лизингодателю по акту приема-передачи (возврата) от 21.08.2009.
Срок передачи имущества в лизинг по договору равен 36 месяцам. Срок полезного использования предмета лизинга – от 7 до 10 лет (пятая амортизационная группа). Апелляционный суд указал, что приказом ЗАО “В-РЕГИСТР” от 08.08.2008 N ОС-84/ВЭ срок полезного использования предмета лизинга установлен в 105 месяцев.
Выкупная стоимость предмета лизинга по договору – 1 000 руб.
Суд пришел к выводу, что в состав лизинговых платежей включена выкупная стоимость предмета лизинга.
Таким образом, поскольку договор лизинга расторгнут, предмет лизинга возвращен лизингодателю, прекращено его обязательство по передаче предмета лизинга в собственность лизингополучателю; основания для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, отсутствуют.
Уплаченная выкупная цена удерживается лизингодателем без оснований и подлежит возврату в соответствии со статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 1 которой предусматривает, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.
Апелляционный суд с учетом первоначальной стоимости имущества, срока полезного использования предмета лизинга, срока передачи предмета в лизинг по договору, остаточной стоимости имущества, фактически произведенных лизингополучателем платежей определил размер выкупной стоимости предмета лизинга, включенный в состав уплаченных истцом лизинговых платежей и подлежащий взысканию с ответчика, в сумме 311 806 руб. 50 коп.
Обстоятельство, что размер выкупной стоимости определен судом неверно, ответчик не доказал…”

Постановление ФАС Московского округа от 12.09.2013 по делу N А40-87023/12-118-802
“…Общество с ограниченной ответственностью “Лизинг машин и оборудования” обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью “Животноводческое хозяйство “Петровское” о взыскании задолженности по лизинговым платежам в размере 1 727 370 руб. 09 коп., неустойки за просрочку оплаты в сумме 82 313 руб. 40 коп.
ООО “Животноводческое хозяйство “Петровское” подало встречное исковое заявление о признании недействительным п. 9.1 договора лизинга N ЖХП-01 от 04.06.2007, взыскании суммы неосновательного обогащения в размере 2 245 876 руб. 59 коп.
Уведомлением от 29.05.2013 лизингодатель отказался от исполнения договора в одностороннем порядке в связи с неуплатой лизинговых платежей с января по май 2012 года.
Относительно требования по встречному иску суды пришли к выводу о его удовлетворении полностью исходя из условий договора раздел 9 о порядке перехода предмета лизинга в собственность лизингополучателя при наступлении указанных в нем случаев, которые не произошли, принимая во внимание ст. 624 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 19, п. 1 ст. 28 Закона о лизинге, установил, что после расторжения договора лизинга по инициативе лизингодателя и изъятия предметов лизинга у него прекратилось обязательство по передаче предметов лизинга в собственность лизингополучателя, при этом, оснований для удержания лизингодателем части денежных средств, уплаченных другой стороной договора лизинга в счет выкупной цены предмета лизинга, не возникло.
Стоимость приобретения предмета лизинга 6 366 264 руб.
Как установил суд первой инстанции при рассмотрении дела, ООО “Животноводческое хозяйство “Петровское” уплатило лизинговых платежей на сумму 9 503 991 руб.
Проверяя обоснованность расчета по встречному иску, суд первой инстанции признал его таковым, подробно указав из чего суд исходит, принимая решение по требованию истца, правовых и фактических оснований для иного подсчета суммы неосновательного обогащения, оставшейся у ответчика у суда кассационной инстанции не имеет…”

Постановление ФАС Московского округа от 24.07.2013 по делу N А40-129594/11-35-1131
“…Из-за длительной просрочки исполнения ответчиком своих обязательств по уплате лизинговых платежей лизингодатель воспользовался своим правом на одностороннее расторжение договора, направив лизингополучателю уведомления N ЦРФ5-1 и N ЦРФ5-2 от 11.01.2011, которыми отказался от договора лизинга в одностороннем порядке с 01.01.2011.
Согласно Договору выкупная стоимость предметов лизинга установлена в размере 1.000 руб. за седельный тягач и 1.000 руб. за полуприцеп.
Суд правомерно посчитал, что в случае расторжения договора лизинга с правом выкупа по инициативе лизингодателя и изъятия им предмета лизинга прекращается обязательство лизингодателя по передаче этого имущества лизингополучателю в собственность, то есть прекращаются обязательства по купле-продаже, в связи с чем оснований для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, не имеется.
Следовательно, после возврата имущества у лизингодателя возникла обязанность по возврату той части лизинговых платежей, которая уплачивалась в счет выкупной цены, поскольку основания для удержания данной части лизинговых платежей отсутствуют.
Учитывая позицию Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 12.07.2011 N 17389/10, в котором указано, что остаточная стоимость подлежит исчислению в соответствии с порядком учета на балансе организаций объектов основных средств, регулируемым Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″, исходя из амортизации техники линейным способом, к которой не применяется ускоренный коэффициент, суды рассчитали выкупную стоимость предмета лизинга, которая составила 1.242.939,40 руб. Данные денежные средства были взысканы с ответчика в пользу истца в виде неосновательного обогащения, что соответствует положениям ст. 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации…”

Постановление ФАС Московского округа от 22.07.2013 по делу N А40-3694/12-112-33
“…Соглашением от 30 ноября 2008 года стороны расторгли договор лизинга, 18 декабря 2008 года предмет лизинга возвращен лизингодателю, что подтверждается актом сдачи-приемки (возврата).
Как установлено судом апелляционной инстанции инстанций, пунктом 7.7 заключенного между сторонами договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю, при условии уплаты лизингополучателем всех платежей.
Вместе с тем, в соответствии с пунктом 1 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.
Согласно правовой позиции, выраженной в Информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.01.2000 N 49 “Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении”, при расторжении договора сторона не лишена права истребовать ранее исполненное, если другая сторона неосновательно обогатилась.
Согласно пункту 1 статьи 28 Федерального закона “О финансовой аренде (лизинге)” под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя. В общую сумму договора лизинга может включаться выкупная цена предмета лизинга, если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.
Вместе с тем, согласно статье 624 Гражданского кодекса Российской Федерации, статье 19 Федерального закона “О финансовой аренде (лизинге)” включение в договор финансовой аренды дополнительного условия о переходе по данному договору права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (пункт 3 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации), содержащий в себе элементы как договора финансовой аренды, так и договора купли-продажи.
Поскольку судом апелляционной инстанции установлено, что заключенным между сторонами договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю, следовательно, к отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие правоотношения по купле-продаже.
Исходя из вышеуказанного, поскольку после расторжения спорного договора лизинга имело место удержание лизингодателем – стороной возмездной сделки – оплаченной части фактической выкупной цены без предоставления лизингополучателю в части, касающейся выкупа, встречного исполнения (передачи имущества), апелляционный суд обоснованно указал на наличие у лизингополучателя права требовать возврата денежных средств, фактически перечисленных им в счет погашения выкупной цены, и правомерно удовлетворил заявленные требования.
Иная оценка заявителем жалобы установленных апелляционным судом фактических обстоятельств дела и толкование положений закона не означает допущенной судом при рассмотрении дела судебной ошибки…”

Примечание: В приведенном ниже Постановлении суд указал на следующее. Если договор прекращен досрочно вследствие нарушения, допущенного лизингополучателем, и лизингодатель понес убытки, то часть ранее полученных арендных платежей, за счет которой погашалась выкупная цена предмета аренды, подлежит возврату лизингополучателю за вычетом суммы убытков

Постановление ФАС Московского округа от 22.05.2013 по делу N А40-20753/12-109-76
“…Договором лизинга N 102-Л/2008 от 15.04.2008 предусмотрено, что по окончании срока лизинга и при условии уплаты всех платежей (включая НДС), причитающихся лизингодателю от лизингополучателя по договору, лизингополучатель вправе выкупить предмет лизинга, уплатив лизингодателю выкупную стоимость.
Выкупная стоимость предмета лизинга в соответствии с пунктом 5.9.3 договора лизинга составляет 1000 руб. с учетом НДС.
Суд пришел к выводу, что в состав лизинговых платежей включена выкупная стоимость предмета лизинга.
Таким образом, поскольку договор лизинга расторгнут, предмет лизинга возвращен лизингодателю, прекращено его обязательство по передаче предмета лизинга в собственность лизингополучателю; основания для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, отсутствуют.
Уплаченная выкупная цена удерживается лизингодателем без оснований и подлежит возврату в соответствии со статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 1 которой предусматривает, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.
Суд с учетом первоначальной стоимости имущества, срока полезного использования предмета лизинга, срока передачи предмета в лизинг по договору, остаточной стоимости имущества, фактически произведенных лизингополучателем платежей установил, что доля выкупной стоимости в произведенных истцом платежах составляет 795 492 руб. 25 коп.
Судом при взыскании с ответчика в пользу истца суммы неосновательного обогащения учтены обстоятельства, что договор лизинга расторгнут вследствие ненадлежащего исполнения лизингополучателем его обязательств, что лизингополучатель не должен быть поставлен в лучшее положение, чем в то, в котором бы он находился при выполнении им условий договора надлежащим образом.
Суд счел, что при прекращении договора вследствие допущенного лизингополучателем нарушения лизингодатель вправе удерживать сумму выкупной стоимости в той части, в какой это не нарушает правила статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации о пределах возмещения убытков и статьи 1102 данного Кодекса о недопустимости неосновательного обогащения. Для установления баланса интересов сторон подлежит сравнению сумма неосновательного обогащения, образовавшаяся у ответчика, и сумма убытков, которые он понес в результате действий истца.
Суд установил, что в связи с неисполнением истцом условий договора лизинга N 102-Л/2008 от 15.04.2008 лизингодатель не получил по данной сделке то, на что он рассчитывал при его заключении; ответчик понес убытки по данному договору в сумме 560 995 руб. 50 коп.
Неосновательное обогащение в пользу истца взыскано как разница между суммой выкупной стоимости предмета лизинга и понесенными ответчиком убытками, что составило 234 496 руб. 75 коп.
Вывод суда о праве лизингодателя удерживать выкупную стоимость предмета лизинга в части, в какой это не нарушает правила статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации о пределах возмещения убытков и статьи 1102 Кодекса о недопустимости неосновательного обогащения нормам материального права, в том числе указанным, не противоречит…”

Постановление ФАС Московского округа от 17.05.2013 по делу N А40-119642/12-161-1121
“…Как следует из материалов дела, 02 сентября 2008 года между ООО “ФБ-Лизинг” (лизингодателем) и ООО “Девелопмент-Авто” (лизингополучателем) заключен договор финансовой аренды (лизинга) N 1718/2008 (далее по тексту – договор лизинга).
Поскольку стороны предусмотрели переход права собственности на предмет лизинга при внесении всех лизинговых платежей с условием оплаты за предмет лизинга 500 евро (без НДС) (т.е., цены, явно не соответствующей рыночной цене предмета лизинга), выкупная цена в данном случае не является самостоятельным платежом и вошла в состав определенных сделкой лизинговых платежей.
Судами установлено, что договор лизинга расторгнут в одностороннем порядке по инициативе лизингодателя. Следовательно, прекращено обязательство лизингодателя по передаче предмета лизинга в собственность лизингополучателю.
В соответствии с руководящими разъяснениями Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18 мая 2010 года N 1729/10, в случае расторжения по требованию лизингодателя договора лизинга с правом выкупа и изъятием им предмета лизинга прекращается обязательство лизингодателя по передаче предмета лизинга лизингополучателю в собственность; следовательно, отпадают основания для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга.
Содержащееся в настоящем Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации толкование правовых норм является общеобязательным и подлежит применению при рассмотрении арбитражными судами аналогичных дел.
В свою очередь, у лизингополучателя в случае расторжения договора лизинга по инициативе лизингодателя и возврата (изъятия) предмета лизинга в пользу лизингодателя возникает право требования к лизингодателю о возврате выкупной цены предмета лизинга (руководящие разъяснения Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 июля 2011 года N 17389/10).
Таким образом, выводы арбитражных судов первой и апелляционной инстанций, содержащиеся в решении, постановлении, в вышеприведенной части не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, а также сделаны при неправильном применении норм материального права, что в силу частей 1, 2 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены судебных актов.
На основании изложенного, кассационная коллегия, отменяя состоявшиеся по делу судебные акты, считает необходимым направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы…”

Постановление ФАС Московского округа от 14.05.2013 по делу N А40-119638/12-161-1120
“…ООО “Девелопмент-Авто” предъявило встречный иск к ООО “ФБ-Лизинг” о взыскании основного долга (задолженности, возникшей вследствие неосновательного обогащения) в размере 3.149.173 руб. 81 коп.
Как следует из материалов дела и установлено судами, 02 сентября 2008 года между ООО “ФБ-Лизинг” (лизингодатель) и ООО “Девелопмент-Авто” (лизингополучатель) заключен договор финансовой аренды (лизинга) N 1719/2008 (далее по тексту – договор лизинга).
Поскольку стороны предусмотрели переход права собственности на предмет лизинга при внесении всех лизинговых платежей с условием оплаты за предмет лизинга 590 евро (т.е., цены, явно не соответствующей рыночной цене предмета лизинга), выкупная цена в данном случае не является самостоятельным платежом и вошла в состав определенных сделкой лизинговых платежей.
Судами установлено, что договор лизинга расторгнут в одностороннем порядке по инициативе лизингодателя. Следовательно, прекращено обязательство лизингодателя по передаче предмета лизинга в собственность лизингополучателю.
В соответствии с руководящими разъяснениями Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18 мая 2010 года N 1729/10, в случае расторжения по требованию лизингодателя договора лизинга с правом выкупа и изъятием им предмета лизинга прекращается обязательство лизингодателя по передаче предмета лизинга лизингополучателю в собственность; следовательно, отпадают основания для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга.
Содержащееся в настоящем Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации толкование правовых норм является общеобязательным и подлежит применению при рассмотрении арбитражными судами аналогичных дел.
Следовательно, довод заявителя кассационной жалобы о наличии в составе лизинговых платежей и арендных платежей за фактическое пользование ответчиком-1 предметом лизинга выкупной цены основан на вышеприведенных нормах Гражданского кодекса Российской Федерации, Закона о лизинге с учетом практики их применения, определенной Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации, а также условиях договора лизинга.
В свою очередь, у лизингополучателя в случае расторжения договора лизинга по инициативе лизингодателя и возврата (изъятия) предмета лизинга в пользу лизингодателя возникает право требования к лизингодателю о возврате выкупной цены предмета лизинга (руководящие разъяснения Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 июля 2011 года N 17389/10).
Таким образом, выводы арбитражных судов первой и апелляционной инстанций, содержащиеся в решении, постановлении, в вышеприведенной части не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, а также сделаны при неправильном применении норм материального права, что в силу частей 1, 2 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены судебных актов.
На основании изложенного, кассационная коллегия, отменяя состоявшиеся по делу судебные акты, считает необходимым направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы…”

Постановление ФАС Московского округа от 18.04.2013 по делу N А40-69599/12-35-544 <*>
——————————–
<*> Здесь и далее по тексту, видимо, допущена опечатка: имеется в виду дело N А40-69599/12-35-644, а не N А40-69599/12-35-544.

“…В силу п. 1 ст. 624 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что в законе или договоре аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.
Из материалов дела следует, что вступившими в законную силу решениями Арбитражного суда города Москвы от 06.05.2010 г. по делу N А40-19090/10-23-141 и по делу N А40-19088/10-23-142 с ЗАО “ДВ Лоджистик” взыскана задолженность по лизинговым платежам в размере 27 871,75 Евро и с учетом оплаченных Лизингополучателем лизинговых платежей общая сумма лизинговых платежей составила 75 341,62 Евро по каждому договору лизинга (договор-1 и договор-2).
Таким образом, в случае расторжения договора финансового лизинга по инициативе лизингодателя и изъятия им предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность.
В соответствии с позицией Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 12.07.2011 г. N 17389/10 договор финансового лизинга подлежит применению в спорных правоотношениях, если только его исполнение не ведет к приобретению лизингодателем таких сумм, которые ставили бы его в более благоприятное положение по сравнению с тем, в котором он бы находился при выполнении указанных нормативных положений. В ином случае условия договора войдут в противоречие с положениями статьи 15 Кодекса о пределах возмещения убытков и статьи 1102 Кодекса о недопустимости неосновательного обогащения.
Поскольку после расторжения договора лизинга имело место удержание лизингодателем – стороной возмездной сделки – оплаченной части выкупной цены без предоставления лизингополучателю в части, касающейся выкупа, встречного исполнения, у лизингополучателя возникло право требования денежных средств, фактически перечисленных им в счет погашения выкупной цены.
В соответствии со ст. 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение) независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.
Оценив в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в материалы дела доказательства арбитражные суды пришли к правильному выводу о наличии у ООО “Экстролизинг” неосновательного обогащения…”

Постановление ФАС Московского округа от 19.02.2013 по делу N А40-11608/12-161-107
“…Судами установлено, что между ответчиком (лизингодатель) и истцом (лизингополучатель) заключен договор международного долгосрочного финансового лизинга N 3020680-3-4 от 12.11.2007, согласно которому первый передает второму в лизинг предмет лизинга в соответствии с приложением N 1.
Договором лизинга N 3020680-3-4 от 12.11.2007 (раздел 4) предусмотрено приобретение лизингополучателем предмета лизинга в собственность по окончании срока лизинга при условии выполнения всех подлежащих уплате по договору платежей в обмен на уплату номинальной покупной стоимости (400 евро или 100 евро за каждую единицу оборудования).
Поскольку договор лизинга расторгнут и предмет лизинга возвращен лизингодателю, прекращено обязательство лизингодателя по передаче предмета лизинга в собственность лизингополучателю.
Согласно сложившейся судебно-арбитражной практике (в частности, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 N 17389/10) в случае, если срок полезного использования предмета лизинга значительно превышает срок лизинга, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа предмета лизинга и падения его текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величины. То есть установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных договором периодических лизинговых платежей. Остаточная стоимость подлежит исчислению в соответствии с порядком учета на балансе организаций объектов основных средств, регулируемым Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″, исходя из амортизации техники линейным способом, к которой не применяется ускоренный коэффициент.
В данном случае срок полезного использования предметов лизинга значительно превышает срок лизинга.
Судами установлено, что условиями договора лизинга N 3020680-3-4 от 12.11.2007 была предусмотрена уплата аванса 95 000 евро. Лизинговые платежи являются оплатой права пользования имуществом лизингодателя за определенный период времени, в данном случае договор и график лизинговых платежей не содержат указания на то, что суммой предоплаты (95 000 евро) оплачено право пользования имуществом за какой-либо период времени или за несколько периодов, что данная сумма является первым лизинговым платежом. В договоре и графике эта сумма названа предоплатой, то есть она должна быть зачтена впоследствии в счет оплаты по договору, однако сведений о таком зачете в деле не имеется.
Таким образом, в связи с прекращением договора лизинга и получением лизингодателем предмета лизинга основания для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, суммы уплаченного лизингополучателем аванса, не зачтенного в счет лизинговых платежей отсутствуют.
Уплаченные истцом выкупная цена и аванс удерживаются лизингодателем без оснований и подлежат возврату в соответствии со статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 1 которой предусматривает, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса…”

Постановление ФАС Московского округа от 05.12.2012 по делу N А40-15955/12-114-144
“…К отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие сделки купли-продажи.
В связи с расторжением договора лизинга с правом выкупа по требованию лизингодателя и изъятием предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче транспортного средства в собственность лизингополучателю. Следовательно, отпали основания для удержания той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в составе лизинговых платежей в счет погашения выкупной цены предмета лизинга.
Договор финансового лизинга подлежит применению в спорных отношениях, если только его исполнение не ведет к приобретению лизингодателем таких сумм, которые ставили бы его в более благоприятное положение по сравнению с тем, в которым он бы находился при выполнении указанных нормативных положений. В ином случае условия договора войдут а противоречие с положениями ст. 15 Кодекса о возмещении убытков и ст. 1102 Кодекса о недопустимости неосновательного обогащения.
Так как после расторжения договора лизинга лизингодатель удерживал оплаченной истцом части выкупной цены предмета лизинга без предоставления лизингополучателю встречного исполнения, то суд первой и апелляционной инстанций обоснованно указал на наличие у лизингополучателя права требовать возврата денежных средств, фактически перечисленных им в счет погашения выкупной цены…”

Постановление ФАС Московского округа от 29.11.2012 по делу N А40-126166/11-112-802
“…Договором лизинга N 592/2006 от 16.11.2006 (раздел 9) предусмотрено получение лизингополучателем предмета лизинга в собственность по окончании срока лизинга и при условии внесения всей суммы платежей, иных платежей (если таковые имеются), с момента внесения обусловленной настоящим договором выкупной цены (размер выкупной цены – 239 585 руб. 63 коп. с учетом НДС).
Сторонами заключено соглашение от 31.07.2009 о расторжении договора лизинга, в соответствии с которым лизингополучатель обязался возвратить лизингодателю предмет лизинга в технически исправном состоянии.
Предмет лизинга возвращен лизингодателю.
Суд установил, что за период исполнения договора лизинга лизингополучатель уплатил лизингодателю 36 026 906 руб. 87 коп. лизинговых платежей. Размер суммы, уплаченной лизингополучателем в счет выкупной цены предмета лизинга исходя из произведенных лизинговых платежей определен судом в сумме 13 277 757 руб. 96 коп.
Таким образом, поскольку предмет лизинга возвращен лизингодателю, основания для удержания последним той части денежных средств, которые уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, отсутствуют. Уплаченная выкупная цена удерживается лизингодателем без оснований и подлежит возврату в соответствии со статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 1 которой предусматривает, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.
Довод ответчика о том, что возврат лизингополучателю выкупной стоимости предмета лизинга невозможен, так как возмещение лизингодателю затрат на приобретение предмета лизинга посредством внесения лизинговых платежей, покрывающих амортизацию предмета лизинга, осуществляется не как платеж за приобретение лизингополучателем предмета лизинга в собственность (оплата выкупной цены), а как плата, которая в этом случае направлена на возмещение издержек, убытков лизингодателя, необоснован при установленном судом обстоятельстве, что в состав лизинговых платежей включена выкупная стоимость предмета лизинга. Обстоятельство, что лизингополучатель поставлен в более благоприятное положение по сравнению с тем, в котором он находился бы при надлежащем исполнении обязательства, что приводит к его неосновательному обогащению, не подтвержден. Судом данное обстоятельство не установлено…”

Постановление ФАС Московского округа от 13.11.2012 по делу N А40-52133/11-112-423
“…ОАО “Нижнесергинский метизно-металлургический завод” предъявлен встречный иск, принятый судом к рассмотрению совместно с первоначальным, о взыскании с ООО “Лизинговая компания “Дело” выкупной цены предмета лизинга по договору внутреннего лизинга оборудования N 1247-ЛО/ТО 07 от 16.05.2007 в размере 9 447 000 руб. (с учетом принятых судом в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации уточнений встречных исковых требований).
Суд установил, что договор лизинга в соответствии с пунктом 3 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктами 7.2, 7.2.2, 7.3 договора лизинга расторгнут 05.03.2011 в связи с односторонним отказом от него лизингодателя.
Суд установил, что условиями договора лизинга N 1247-ЛО/ТО07 от 16.05.2007 выкупная цена предмета лизинга не определена, переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю обусловлен полной уплатой всех лизинговых платежей. Суд, исходя из условий договора лизинга (учитывая стоимость предмета лизинга на момент его приобретения лизингодателем у определенного лизингополучателем продавца и общую сумму лизинговых платежей), пришел к выводу, что фактически выкупная цена предмета лизинга вошла в состав лизинговых платежей.
Основания для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, отсутствуют. Уплаченная выкупная цена удерживается лизингодателем без оснований, поскольку прекращена его обязанность по передаче предмета лизинга в собственность лизингополучателя, и подлежит возврату в соответствии со статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 1 которой предусматривает, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.
Довод истца о том, что у него отсутствует неосновательное обогащение в связи с тем, что предмет лизинга ему не возвращен, что судом лишь принято решение о его возврате, отклоняется судом с учетом обстоятельств настоящего дела. Денежные средства, составляющие выкупную стоимость предмета лизинга, полученные лизингодателем в составе фактически уплаченных лизингополучателем лизинговых платежей, являются неосновательным обогащением лизингодателя при отсутствии у него обязанности передать лизингополучателю в собственность предмет лизинга. Лизингодатель не лишен возможности в соответствии со статьей 622 Гражданского кодекса Российской Федерации потребовать внесения платы за время просрочки возврата предмета лизинга…”

Постановление ФАС Московского округа от 04.10.2012 по делу N А40-5802/12-76-51
“…Договором лизинга от 26.06.2007 г. N 90/07 предусмотрено, что по окончании срока лизинга и при условии уплаты всех платежей (включая НДС), причитающихся лизингодателю от лизингополучателя по договору, лизингополучатель вправе выкупить предмет лизинга, уплатив лизингодателю выкупную стоимость.
Суд установил, что договор лизинга расторгнут с 16.02.2010 г. лизингодателем в одностороннем порядке на основании уведомления от 15.02.2010 N 20/10; предметы лизинга возвращены истцу.
Поскольку предметы лизинга возвращены лизингодателю, прекращено его обязательство по передаче предметов лизинга в собственность лизингополучателю.
Таким образом, основания для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, отсутствуют. Уплаченная выкупная цена удерживается лизингодателем без оснований и подлежит возврату в соответствии со статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 1 которой предусматривает, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.
Судами установлено, что лизингополучателем перечислены лизингодателю авансовые и лизинговые платежи в рублях на общую сумму 1942174,05 руб., стоимость предмета лизинга составила 4900000 руб., а выкупная стоимость – 4 900 руб. (0,1% от первоначальной цены оборудования с НДС).
При таких обстоятельствах установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей. Иное истолкование условий договора противоречило бы самой сути отношений по выкупу предмета лизинга, поскольку отношениям по купле-продаже фактически был бы придан безвозмездный характер в отсутствие к тому каких-либо оснований и в нарушение требований статьи 575 Гражданского кодекса Российской Федерации”.
Суд первой инстанции, а с ним согласился Девятый арбитражный апелляционный суд, исходили из того, что полученные от истца платежи (авансовый и периодические) денежные средства не покрыли убытки лизингодателя. То есть, в связи с неисполнением истцом условий договора лизинга лизингодатель не получил по данной сделке то, на что он рассчитывал при его заключении. Лизингодатель поставлен в худшее положение, чем в случае, если бы лизингополучатель надлежащим образом исполнял свои обязанности по договору лизинга.
Судебная коллегия находит выводы судов первой и апелляционной инстанций об отказе в иске не соответствующими позиции судов, высказанных по аналогичным делам Арбитражного суда г. Москвы с участием тех же (N А40-110956/11-114-972, N А40-17396/12-86-48, N А40-17407/12-86-49), основанными на неполно исследованных и установленных обстоятельствах, имеющих значение для правильного разрешения спора; решение и постановление – подлежащими отмене по основаниям, предусмотренным частью 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, с направлением дела на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы…”

Постановление ФАС Московского округа от 19.09.2012 по делу N А40-17396/12-86-48
“…Договором лизинга N 91/07 от 26.06.2007 (раздел 4) предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю, определены условия данного перехода, в том числе по истечении срока лизинга при внесении общей суммы договора и отсутствии претензий у лизингодателя.
Суд, установив расторжение истцом договора лизинга (письмо от 06.05.2010 г.) со ссылкой на пункт 3 статьи 102 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” и отказ истца от исполнения договора на основании статей 102 и 129 названного Закона, возврат предмета лизинга лизингодателю по акту возврата от 03.06.2010, пришел к выводу о прекращении обязательства последнего по передаче предмета лизинга в собственность лизингополучателю.
Поскольку основания для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, отсутствуют, уплаченная выкупная цена, удерживаемая лизингодателем без каких-либо оснований, подлежит возврату в соответствии со статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 1 которой предусматривает, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.
В соответствии с пунктом 5.1 договора общая сумма выплат по договору составляет 1 697 144 руб. с учетом НДС и включает в себя сумму возмещения инвестиционных затрат и прочих издержек лизингодателя, его вознаграждение и выкупную стоимость имущества. Таким образом, в состав платежей по договору лизинга включена плата за подлежащий передаче лизингополучателю в собственность предмет лизинга.
Суд, исследовав и оценив имеющиеся в деле доказательства, доводы и расчеты сторон, определил размер суммы, уплаченной истцом в счет выкупной цены предмета лизинга исходя из количества произведенных лизинговых платежей – 13 в сумме 613 762 руб. 22 коп.
Довод ответчика о том, что в данном случае лизингополучатель поставлен в более благоприятное положение по сравнению с тем, в котором он находился бы при надлежащем исполнении обязательства, что приводит к его неосновательному обогащению, что нарушены и не восстановлены права лизингодателя, не основан на имеющихся в материалах дела доказательствах. Судом указанное обстоятельство также не установлено.
Изложенные в кассационной жалобе доводы заявителя относительно размера выкупной цены предмета лизинга по существу являются несогласием с произведенной судами оценкой доказательств…”

Постановление ФАС Московского округа от 17.09.2012 по делу N А40-17407/12-86-49
“…Суд установил, что договор лизинга расторгнут 07.05.2010 в соответствии с пунктом 3 статьи 102 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” в связи с отказом истца от исполнения договора на основании статей 102 и 129 данного Закона.
Предмет лизинга возвращен лизингодателю по акту возврата от 03.06.2010; прекращено его обязательство по передаче предмета лизинга в собственность лизингополучателю.
Таким образом, основания для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, отсутствуют. Уплаченная выкупная цена удерживается лизингодателем без оснований и подлежит возврату в соответствии со статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 1 которой предусматривает, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.
В соответствии с пунктом 5.1 договора общая сумма выплат по договору составляет 4 014 822 руб. и включает в себя сумму возмещения инвестиционных затрат и прочих издержек лизингодателя, его вознаграждение и выкупную стоимость имущества. То есть в состав платежей по договору лизинга включена плата за подлежащий передаче лизингополучателю в собственность товар, бывший предметом лизинга.
Суд, исследовав и оценив имеющиеся в деле доказательства, доводы и расчеты сторон, определил размер суммы, уплаченной истцом в счет выкупной цены предмета лизинга исходя из количества произведенных лизинговых платежей (8) в сумме 472 270 руб. 10 коп.
Довод ответчика о том, что в данном случае лизингополучатель поставлен в более благоприятное положение по сравнению с тем, в котором он находился бы при надлежащем исполнении обязательства, что приводит к его неосновательному обогащению, что нарушены и не восстановлены права лизингодателя, не подтвержден. Судом указанное обстоятельство не установлено…”

Постановление ФАС Московского округа от 06.09.2012 по делу N А40-110956/11-114-972
“…Договором лизинга N 58/06 от 10.04.2006 (раздел 4) предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю, определены условия данного перехода, в том числе по истечении срока лизинга при внесении общей суммы договора и отсутствии претензий у лизингодателя.
Суд установил, что договор лизинга расторгнут в связи с отказом от него лизингодателя в соответствии с пунктом 9.3 договора, предмет лизинга возвращен лизингодателю по акту возврата от 20 июля 2009 года.
В данном случае, поскольку договор расторгнут вследствие отказа от него лизингодателя, предмет лизинга у лизингополучателя изъят, прекращено обязательство лизингодателя по передаче предмета лизинга в собственность лизингополучателю.
Таким образом, основания для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, отсутствуют. Уплаченная выкупная цена удерживается лизингодателем без оснований и подлежит возврату в соответствии со статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 1 которой предусматривает, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.
Договором лизинга N 58/06 от 10.04.2006 размер выкупной цены не определен.
В соответствии с пунктом 5.1 договора общая сумма выплат по договору лизинга составляет 4 858 771 руб. и включает в себя сумму возмещения инвестиционных затрат и прочих издержек лизингодателя, его вознаграждение и выкупную стоимость имущества. То есть в состав платежей по договору лизинга включена плата за подлежащий передаче лизингополучателю в собственность товар, бывший предметом лизинга.
Суд, оценив доводы и расчеты истца и ответчика, определил остаточную стоимость предмета лизинга в сумме 2 016 949 руб. 25 коп., которая является выкупной ценой.
Сумма, уплаченная истцом в счет выкупной цены предмета лизинга, установлена судом исходя из количества произведенных лизинговых платежей (20), что составило 1 120 527 руб. 36 коп.
Изложенные в кассационной жалобе доводы ответчика по размеру выкупной цены предмета лизинга по существу являются несогласием с произведенной судами оценкой доказательств, что в соответствии с Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации не является основанием для отмены обжалуемых судебных актов…”

Постановление ФАС Московского округа от 06.03.2012 по делу N А40-2622/11-109-16
“…При этом согласно статье 624 Кодекса и статье 19 Закона о лизинге включение в договор финансовой аренды дополнительного условия о переходе по данному договору права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (пункт 3 статьи 421 Кодекса), содержащий в себе элементы как договора финансовой аренды, так и договора купли-продажи.
В рассматриваемом случае в связи с расторжением по требованию лизингодателя договора лизинга с правом выкупа и изъятием им предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность.
Следовательно, отпали основания для удержания той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей.
Кроме того суды по настоящему делу пришли к правильному выводу, что после расторжения договора лизинга уплаченная ответчиком и незачтенная в счет уплаты лизинговых платежей сумма авансового платежа является неосновательным обогащением истца, а при прекращении договора авансовый платеж должен учитываться в счет погашения задолженности по арендной плате…”

Постановление ФАС Московского округа от 08.02.2012 по делу N А40-96905\09-3-763
“…Определением от 29.09.2009 г. судом для совместного рассмотрения с первоначально заявленным иском принято встречное исковое заявление ЗАО “Сибмост-45” о взыскании с ООО “Каркаде” неосновательного обогащения в сумме 2 951 376 руб. 34 коп., составляющей 2 801 644 руб. 03 коп. – выкупную стоимость предмета лизинга, выплаченная ЗАО “Сибмост-45” к моменту прекращения обязательства, 149 732 руб. 31 коп. – проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 20.02.2009 г. по 17.07.2009 г.
Суд апелляционной инстанции правомерно признал обоснованными и подлежащими удовлетворению заявленные ЗАО “Сибмост-45” встречные исковые требования о взыскании с ООО “Каркаде” неосновательного обогащения в размере 96 419,51 долларов США, что в рублевом эквиваленте по состоянию на 12.09.2011 г. составило 2 862 733 руб. 82 коп., а также – процентов, начиная с 20.02.2009 г. по день уплаты указанной денежной суммы, исходя из указанной денежной суммы, на которую начисляются проценты, и размера 13% годовых.
Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в Постановлении Президиума от 18.05.2010 г. N 1729/10 указал, что договор лизинга, предусматривающий переход права собственности на предмет лизинга, следует рассматривать как смешанный договор (п. 3 ст. 421 ГК РФ), содержащий в себе элементы договора финансовой аренды и договора купли-продажи.
К отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы ГК РФ, регулирующие куплю-продажу.
Как следует из заключенного сторонам договора лизинга, в п. 1.1 договора, п. 6.1 Общих условий, являющихся неотъемлемой частью данного договора, стороны предусмотрели переход права собственности на предмет лизинга к Лизингополучателю по окончанию срока лизинга при условии полной оплаты всех платежей, предусмотренных графиком, и при условии полного исполнения Лизингополучателем всех принятых на себя обязательств по договору.
В данном случае в связи с расторжением договора лизинга с правом выкупа и возвратом предмета лизинга прекратилось обязательство Лизингодателя по передаче автокрана Лизингополучателю в собственность и, следовательно, отпали основания для удержания той части денежных средств, которые были уплачены Лизингополучателем в счет погашения выкупной цены…”

Постановление ФАС Московского округа от 04.10.2011 по делу N А40-76781/10-37-636
“…21 марта 2008 года между ООО “Каркаде” (лизингодатель) и ООО “Олонский ДОК” (лизингополучатель) заключен договор лизинга N 2110/2008…
В то же время, 17 января 2009 года ООО “Каркаде” направило в адрес ООО “Олонский ЛОК” уведомление о расторжении договора лизинга в одностороннем порядке и возврате предмета лизинга.
По акту приема-передачи от 10 февраля 2009 года лизингополучатель передал лизингодателю предмет лизинга.
Судами обеих инстанций было установлено, что общая сумма выкупной цены, которая уплачена лизингополучателем, составила 858 703 руб. 89 коп.
Таким образом, суды обеих инстанций сделали обоснованный вывод об удовлетворении требований ООО “Олонский ДОК”, поскольку договор лизинга расторгнут, предмет лизинга возвращен лизингодателю, основания для удержания уплаченных истцом денежных средств в качестве выкупной цены отпали, ответчик, уклоняясь от их возврата, неосновательно удерживает денежные средства, подлежащие возврату в соответствии со статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации…”

Постановление ФАС Московского округа от 29.08.2011 N КГ-А40/9356-11-Б по делу N А40-128649/10-85-1117
“…В соответствии с пунктом 6.1 общих условий договора лизинга по окончании срока лизинга право собственности на предмет лизинга переходит от лизингодателя к лизингополучателю на основании акта о переходе права собственности при условии полной оплаты всех платежей, предусмотренных графиком платежей по договору лизинга и при условии полного исполнения лизингополучателем всех принятых на себя обязательств по настоящему договору. Акт о переходе права собственности подлежит подписанию сторонами в течение 10 рабочих дней с момента окончания срока лизинга согласно графику платежей.
В то же время, 28 декабря 2009 года между истцом и ответчиком подписан акт приема-передачи предмета лизинга по договору лизинга N 3458/2008 от 29 апреля 2008 г. с прекращением договора лизинга, согласно которому 28 декабря 2009 года лизингополучатель передал, а лизингодатель принял предмет лизинга.
В данном случае в связи с расторжением договора лизинга с правом выкупа и изъятием лизингодателем предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче предмета лизинга лизингополучателю в собственность. Следовательно, отпали основания для удержания той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей.
Договор финансового лизинга подлежит применению в спорных правоотношениях, если только его исполнение не ведет к приобретению лизингодателем таких сумм, которые ставили бы его в более благоприятное положение по сравнению с тем, в котором он бы находился при выполнении указанных нормативных положений. В противном случае указанные положения соглашения будут нарушать правила статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации о пределах возмещения убытков и статьи 102 Гражданского кодекса Российской Федерации о недопустимости неосновательного обогащения.
——————————–
<*> В тексте документа, видимо, допущена опечатка: делая вывод о недопустимости неосновательного обогащения, суд имел в виду ст. 1102 ГК РФ, а не 102 ГК РФ.

Поскольку после расторжения договора лизинга имело место удержание лизингодателем – стороной возмездной сделки – оплаченной части выкупной цены без предоставления лизингополучателю в части, касающейся выкупа, встречного исполнения, судом первой инстанции обоснованно указано на наличие у лизингополучателя права требовать возврата денежных средств, фактически перечисленных им в счет погашения выкупной цены.
Аналогичная правовая позиция содержится в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18 мая 2010 года N 1729/10…”

Постановление ФАС Московского округа от 27.06.2006 N КГ-А40/5504-06-П по делу N А40-53/04-77-1
“…В связи с просрочкой внесения лизингополучателем лизингового платежа за август 2003 г. и невыполнением обязательств по их внесению с сентября 2003 г. ООО “Альфа-Лизинг” 21.11.2003 в одностороннем порядке расторгло договор, а ОАО “Томсктрансстрой” возвратило предмет лизинга лизингодателю по акту от 11.12.2003.
Установив, что выкупная стоимость предмета лизинга сторонами отдельно не согласована, суды пришли к выводу об отсутствии оснований для вычленения из лизинговых платежей, подлежащих уплате за период фактического пользования ОАО “Томсктрансстрой” предметом лизинга, стоимости предмета лизинга. В связи с этим суды признали правомерными требования в части взыскания основного долга исходя из размера лизинговых платежей, установленных договором.
Суд кассационной инстанции не может признать выводы судов о размере основного долга ОАО “Томсктрансстрой” по уплате лизинговых платежей правомерными.
Судами не учтено, что согласно ст. 19 Федерального закона от 29.10.1998 г. N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” (далее – Закон о лизинге) договором лизинга может быть предусмотрено, что предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя по истечении срока договора или до его истечения на условиях, предусмотренных соглашением сторон. В этом случае в силу ст. 28 Закона о лизинге в общую сумму договора может включаться выкупная цена предмета лизинга.
В соответствии с п. 1.5 договора стороны предусмотрели переход предмета лизинга в собственность лизингополучателя при условии выплаты выкупной стоимости имущества или отступного платежа. При этом выкупная стоимость имущества в соответствии с п. 1.3 договора подлежит выплате в форме лизинговых платежей, наряду с возмещением затрат ООО “Альфа-Лизинг” и выплатой вознаграждения.
В соответствии с приложением N 2 к договору в состав лизинговых платежей, наряду с вознаграждением лизингодателя и обозначенными как затраты лизингодателя расходами, по гарантии и рассрочке поставщика, налогу на имущество, налогу с оборота, налогу на прибыль по превышению ставки 15%, страхованию, изменению курса валют, отдельно входит стоимость предмета лизинга.
Поскольку в связи с досрочным расторжением договора переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю не состоялся, у лизингодателя по смыслу вышеуказанных норм права отсутствуют правовые основания требовать уплаты в составе лизинговых платежей за период фактического пользования выкупной стоимости предмета лизинга, обозначенной в договоре как стоимость предмета лизинга.
При этом суд кассационной инстанции также учитывает, что вступившим в законную силу решением Арбитражного суда г. Москвы от 01.07.2005 по делу N А40-23205/04-64-277 с участием тех же лиц с ООО “Альфа-Лизинг” взыскано в пользу ОАО “Томсктрансстрой” неосновательное обогащение, определенное судом как уплаченная в составе лизинговых платежей по вышеуказанному договору выкупная стоимость предмета лизинга.
При изложенных обстоятельствах суд кассационной инстанции считает, что задолженность ОАО “Томсктрансстрой” по уплате лизинговых платежей составляет 11289,05 долл. США, то есть лизинговые платежи за спорный период за вычетом выкупной стоимости…”

Поволжский округ

Постановление ФАС Поволжского округа от 28.12.2012 по делу N А12-4856/2012
“…Расторжение договоров и возврат предметов лизинга является, по мнению истца, основанием для возврата ответчиком неосновательного обогащения в размере выкупной стоимости предметов лизинга, уплаченной истцом в составе лизинговых платежей.
Выкупная цена в договоре от 02.07.2007 N 65 за два полуприцепа МАЗ определена в размере 1 451 руб. с НДС, в договоре от 02.07.2007 N 63 за автомобиль МАЗ составляет 1 860,50 руб. с НДС, в договоре от 27.03.2008 N 112 за автобус ЛиАЗ – 2 200,50 руб. с НДС.
В связи с расторжением договоров лизинга от 02.07.2007 N 65, от 02.07.2007 N 63 и от 27.03.2008 N 112 и возвращением ООО “Сити-Лизинг” предметов лизинга, прекратилось обязательство лизингодателя по передаче транспортных средств в собственность лизингополучателю, и как следствие, отпали основания для удержания той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в составе лизинговых платежей в счет погашения выкупной цены предмета лизинга. В связи с чем лизингополучатель имеет право требовать возврата денежных средств, фактически перечисленных им в счет погашения выкупной цены.
Лицо, которое неосновательно получило или сберегло имущество, обязано возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые оно извлекло или должно было извлечь из этого имущества с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательности обогащения (пункт 1 статьи 1107 ГК РФ).
Доводам ответчика о том, что его затраты по заключению договоров лизинга значительно превышают неосновательное обогащение, дана надлежащая оценка судами первой и апелляционной инстанций.
Однако по настоящему делу ООО “Сити-Лизинг” не представило доказательств того, что в совокупности полученные от истца платежи (авансовый и периодические) и вырученные от реализации изъятого предмета лизинга денежные средства не покрыли убытков лизингодателя.
При указанных обстоятельствах оснований для отмены или изменения принятых по делу судебных актов не имеется…”

Постановление ФАС Поволжского округа от 17.12.2012 по делу N А12-4852/2012
“…Соглашениями сторон от 17.11.2009 договоры от 06.03.2008 N 106 и от 03.07.2008 N 128 расторгнуты. По актам приема-передачи от 30.11.2009 и от 20.11.2009 ответчику возвращены предметы лизинга: грузовой фургон Fiat Doblo Cargo и автомобиль ВАЗ-21041-30, соответственно.
В соответствии с правовой позицией Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Информационном письме от 11.01.2000 N 49 “Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении”, при расторжении договора сторона не лишена права истребовать ранее исполненное, если другая сторона неосновательно обогатилась. При этом Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации указал на то, что не исключена возможность истребовать в качестве неосновательного обогащения полученные до расторжения договора денежные средства, если встречное удовлетворение получившей их стороной не было представлено и обязанность его предоставить отпала.
Выкупная цена в договоре от 06.03.2008 N 106 определена в размере 411,50 руб. с НДС, в договоре от 03.07.2008 N 128 – 189,50 руб. с НДС.
В связи с расторжением договоров лизинга от 06.03.2008 N 106, от 03.07.2008 N 128 и возвращением ООО “Сити-Лизинг” предметов лизинга, прекратилось обязательство лизингодателя по передаче транспортных средств в собственность лизингополучателю, и как следствие, отпали основания для удержания той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в составе лизинговых платежей в счет погашения выкупной цены предмета лизинга. В связи с чем лизингополучатель имеет право требовать возврата денежных средств, фактически перечисленных им в счет погашения выкупной цены.
При указанных обстоятельствах оснований для отмены или изменения принятых по делу судебных актов не имеется…”

Постановление ФАС Поволжского округа от 01.09.2011 по делу N А57-12554/2010
“…Судом установлено, что договор финансовой аренды (лизинга) от 19.09.2008 N САР-0067-8А был расторгнут ответчиком в одностороннем порядке посредством направления в адрес истца уведомления о расторжении от 30.07.2010 N 1010, имущество возвращено лизингодателю по акту приема-передачи от 15.09.2010.
Исходя из статьи 28 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя. В общую сумму договора лизинга может включаться выкупная цена предмета лизинга, если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.
Таким образом, по смыслу указанных норм права лизинговый платеж представляет собой форму оплаты за пользование переданным в лизинг имуществом, является единым платежом, включающим в себя несколько самостоятельных платежей, производимых в рамках договора лизинга.
Удовлетворяя требования истца о взыскании лизинговых платежей, уплаченных в счет стоимости предмета лизинга, и аванса в полном объеме, суд первой инстанции сделал вывод о том, что в связи с расторжением договора финансовой аренды (лизинга) по требованию лизингодателя с правом выкупа и возвратом предмета лизинга в собственность лизингополучателя, отпали основания для удержания той части денежных средств, которые были уплачены лизингополучателем в счет возмещения затрат лизингодателя, связанных с приобретением предмета лизинга.
Между тем требование истцом заявлено о возврате денежных средств, уплаченных лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга.
Отказывая в удовлетворении исковых требований, апелляционный суд указал на отсутствие у лизингополучателя права требовать возврата денежных средств, уплаченных им в составе лизинговых платежей согласно статье 453 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Однако, поскольку после расторжения договора лизинга имело место удержание лизингодателем – стороной возмездной сделки оплаченной части выкупной цены без предоставления лизингополучателю в части, касающейся выкупа, встречного исполнения, такой вывод апелляционного суда является необоснованным.
При таких обстоятельствах судебные акты, принятые по делу, нельзя признать правильными…”

Постановление ФАС Поволжского округа от 01.09.2011 по делу N А12-5523/2010
“…В силу правил статьи 665 ГК РФ и статьи 2 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” по договору лизинга обязанности лизинга сводятся к приобретению в собственность у третьей стороны имущества и предоставление его во временное владение и пользование.
Следовательно, применительно к договору лизинга без права выкупа лизинговые платежи являются по своей сути платой за предоставленное лизингополучателю право владения и пользования.
Вместе с тем правила статьи 624 ГК РФ и статьи 19 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” допускают возможность включения в договор лизинга условий о переходе права собственности к лизингополучателю, в этом случае в состав таких платежей включается и выкупная цена (смешанные платежи).
В спорном случае сторонами заключен договор с правом выкупа.
Положения пункта 3.1 договора сублизинга от 30.05.2008 N 133-ФЛР содержат условия о том, что в состав общей суммы платежа включается, в том числе арендная плата, стоимость предмета лизинга, при этом с указанием о том, что выкупная стоимость не включается в объем лизинговых платежей.
В рассматриваемом случае в связи с расторжением по требованию сублизингодателя договора сублизинга с правом выкупа и изъятием предмета лизинга прекратилось обязательство по передаче оборудования в собственность и как следствие отпали основания для взыскания (удержания) той части денежных средств, которая была или должна была быть уплачена сублизингополучателем.
Этих обстоятельств судебные инстанции не учли.
При таких обстоятельствах судебные акты приняты с нарушением норм материального и процессуального права, а также без учета указаний суда кассационной инстанции…”

Северо-Западный округ

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 19.02.2013 по делу N А13-4827/2012
“…В соответствии с пунктом 7.3 Договора по окончании срока лизинга, указанного в пункте 2.2 Договора, предмет лизинга передается лизингополучателю в собственность по выкупной стоимости 6560 руб. 69 коп., в том числе НДС, в порядке, установленном действующим законодательством, при условии надлежащего выполнения лизингополучателем условий Договора и полной уплаты всей суммы Договора (пункт 5.1), не позднее 10 дней с момента получения лизингодателем последнего платежа.
Дополнительным соглашением от 30.04.2010 N 1 стороны расторгли Договор с 30.04.2010 в связи с неуплатой лизинговых платежей.
В рассматриваемом случае в связи с расторжением по требованию лизингодателя Договора прекратилось обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность. Следовательно, отпали основания для удержания той части денежных средств, которые были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга.
Поскольку стороны предусмотрели переход права собственности на предмет лизинга при внесении всех лизинговых платежей (пункт 7.3 Договора) с номинальной покупной стоимостью 6560 руб. 69 коп. (пункт 2.2 Договора), выкупная цена в данном случае не является самостоятельным платежом и вошла в состав определенных сделкой лизинговых платежей.
Расчет исчисленной амортизации признан верным. Таким образом, перечисленные 1 139 706 руб. 89 коп. Банку в составе лизинговых платежей оплаченной выкупной стоимости переданного в аренду имущества подлежат возврату Обществу.
Учитывая изложенное, кассационная инстанция не усматривает оснований для удовлетворения кассационной жалобы…”

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 06.12.2012 по делу N А13-4824/2012
“…Общество с ограниченной ответственностью “Вектор”, место нахождения: Вологодская область, город Череповец, улица Стройиндустрии, дом 13, ОГРН 1043500266457 (далее – Общество), обратилось в Арбитражный суд Вологодской области с иском к закрытому акционерному обществу “Банк “Вологжанин”ДУ, место нахождения: город Вологда, улица Батюшкова, дом 11, ОГРН 1023500000655 (далее – Банк), о взыскании 1 894 393 руб. 50 коп. неосновательного обогащения.
В данном же случае в связи с расторжением по требованию лизингодателя Договора с правом выкупа и изъятием по акту от 30.04.2010 предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность. Следовательно, отпали основания для удержания той части денежных средств, которые были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга.
Таким образом, суд кассационной инстанции приходит к выводу о том, что имело место удержание лизингодателем – стороной возмездной сделки – уплаченной части выкупной цены без предоставления лизингополучателю в части, касающейся выкупа, встречного исполнения.
В соответствии со статьей 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 названного Кодекса. Правила, предусмотренные главой 60 Гражданского кодекса Российской Федерации, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.
…решение Арбитражного суда Вологодской области от 17.07.2012 и постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.09.2012 по делу N А13-4824/2012 оставить без изменения, а кассационную жалобу закрытого акционерного общества “Банк “Вологжанин”ДУ – без удовлетворения…”

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 09.10.2012 по делу N А56-44995/2011
“…Податель жалобы считает, что в состав каждого ежемесячного лизингового платежа, подлежавшего внесению по договору лизинга, вошла часть выкупной цены предмета лизинга, которая после расторжения договора лизинга является неосновательным обогащением лизингодателя и не подлежит включению в Реестр. Податель жалобы также отмечает, что суды не учли правовую позицию Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее – ВАС РФ), изложенную в постановлениях Президиума ВАС РФ от 18.05.2010 N 1729/10 и от 12.07.2011 N 17389/10.
Вывод судов первой и апелляционной инстанций о том, что выкупная цена имущества согласована сторонами в размере 3000 руб. и в лизинговые платежи она не вошла, по мнению суда кассационной инстанции, ошибочен, основан на неправильном толковании условий договора лизинга и неправильном применении норм права.
В рассматриваемом случае в связи с расторжением по требованию лизингодателя договора лизинга с правом выкупа и изъятием по акту от 08.08.2011 предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность. Следовательно, отпали основания для удержания той части денежных средств, которые были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга.
Поскольку после расторжения договора лизинга между Лизинговой компанией и должником заключен договор купли-продажи предмета, ранее находившегося у должника по договору лизинга, доводы конкурсного управляющего о неосновательном обогащении Лизинговой компании в случае включения в Реестр ее требования в заявленном размере являются обоснованными.
Согласно договору от 11.08.2011 N СПБ-1002-ДКП-Р-11.08.2011 Лизинговая компания продала должнику предмет, ранее находившийся у него в лизинге, за 5 200 000 руб. Данное обстоятельство является косвенным подтверждением того, что выкупная стоимость предмета лизинга была определена сторонами договора лизинга в размере 3000 руб. с учетом того обстоятельства, что лизинговые платежи включали в себя часть выкупной цены имущества. Вместе с тем довод кредитора о том, что определение сторонами договора лизинга столь низкой выкупной цены имущества, 3000 руб., объясняется практически полной амортизацией предмета лизинга к окончанию срока договора (февраль 2012 года), противоречит условиям договора купли-продажи от 11.08.2011, в соответствии с которым должник уплатил за имущество 5 200 000 руб.
При таких обстоятельствах установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла в числе прочего в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей.
Иное истолкование условий договора лизинга от 12.02.2007 противоречило бы самой сути отношений по выкупу предмета лизинга, поскольку отношениям по купле-продаже фактически был придан безвозмездный характер в отсутствие к тому каких-либо оснований и в нарушение требований статьи 575 ГК РФ.
Таким образом, суд кассационной инстанции приходит к выводу о том, что имело место удержание лизингодателем – стороной возмездной сделки – уплаченной части выкупной цены без предоставления лизингополучателю в части, касающейся выкупа, встречного исполнения. Следовательно, суды первой и апелляционной инстанций необоснованно указали на отсутствие у лизингополучателя права требовать возврата денежных средств, перечисленных им в счет погашения выкупной цены. Такой вывод соответствует правовой позиции Президиума ВАС РФ, изложенной в постановлениях от 18.05.2010 N 1729/10 и от 12.07.2011 N 17748/10 и N 17389/10.
При таких обстоятельствах включение в Реестр требования кредитора в заявленном размере приведет к неосновательному обогащению кредитора и необоснованному уменьшению конкурсной массы.
С учетом изложенного определение суда от 24.04.2012 и постановление от 16.07.2012 подлежат отмене…”

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 23.08.2011 по делу N А56-53135/2010
“…Ссылаясь на расторжение Договора лизинга и возвращение предмета лизинга лизингодателю, ООО “Тапиола Лтд” (лизингополучатель) обратилось в арбитражный суд с первоначальным иском о взыскании неосновательного обогащения.
Судами установлено и материалами дела подтверждается, что в период с 17.01.2008 по 05.12.2008 ООО “Тапиола Лтд” на правах лизингополучателя являлось пользователем грузового самосвала HOWO 2007 года выпуска по Договору лизинга.
При рассмотрении дела суды первой и апелляционной инстанций правомерно исходили из того, что поскольку при расторжении договора обязательство арендодателя по предоставлению объекта аренды во временное владение и пользование арендатора и обязательство арендатора по внесению платы за пользование объектом аренды считаются прекращенными, то удержание арендодателем арендной платы, внесенной авансом в счет периода, в котором пользование арендатором объектом аренды не осуществлялось, утрачивает установленные таким договором основания и подлежит возврату применительно к статье 1102 ГК РФ.
Установив, что в счет лизинговых платежей по Договору лизинга до момента его расторжения сторонами зачтено 162 180 руб. 92 коп. ранее внесенного лизингополучателем авансового платежа (т. 1, л.д. 71) суды правомерно признали оставшуюся часть аванса в размере 277 719 руб. 08 коп., приходящуюся на период после расторжения Договора лизинга, неосновательным обогащением лизингодателя и взыскали ее в пользу ООО “Тапиола Лтд”.
Выкупная цена в данном случае не является самостоятельным платежом и вошла в состав определенных Договором лизинга лизинговых платежей.
В рассматриваемом случае в связи с досрочным расторжением Договора лизинга с правом выкупа и возвращением лизингодателю предмета лизинга прекратилось обязательство ЗАО ФК “Балтинвест” по его передаче ООО “Тапиола Лтд”. Следовательно, отпали основания для удержания той части денежных средств, которые были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга.
Исследовав и оценив материалы дела, суды первой и апелляционной инстанций, установили, что за период действия Договора лизинга ООО “Тапиола Лтд” в счет выкупной цены предмета лизинга уплатило ответчику 356 930 руб. 32 коп. В связи с этим суды правомерно взыскали данную сумму в пользу истца с учетом того, что лизингодатель не ссылался на невозмещение ему лизингополучателем естественного износа предмета лизинга за период временного владения и пользования им со стороны заявителя…”

Уральский округ

Постановление ФАС Уральского округа от 07.06.2013 N Ф09-3422/13 по делу N А76-20209/2011
“…Как установлено судами, между обществом “Балтийский лизинг” (лизингодатель) и предпринимателем Зениковой Ю.А. (лизингополучатель) заключен договор лизинга от 16.10.2009 N 23/09-ЧЕЛ, по условиям п. 1.1, 1.2 которого лизингодатель обязался приобрести в собственность указанное лизингополучателем транспортное средство марки автомобиль BMW X5 (приложение к договору N 2) у определенного лизингополучателем поставщика – общества “М-Сервис” – в соответствии с договором поставки от 16.10.2009 N 23/09-ЧЕЛ-К и предоставить имущество в лизинг (финансовую аренду) лизингополучателю для использования в предпринимательской деятельности на условиях, предусмотренных договором, а лизингополучатель обязался принять указанное имущество в лизинг и уплачивать лизингодателю за пользование имуществом лизинговые платежи в порядке и сроки, предусмотренные договором.
Предприниматель Зеникова Ю.А., полагая, что в связи с прекращением договора лизинга и передачей предмета лизинга уплаченная выкупная стоимость подлежит возврату, обратилась в суд со встречным иском к обществу “Балтийский лизинг”, сославшись на ст. 454, 624 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Учитывая, что возникновение отношений по купле-продаже лизингового имущества между предпринимателем Зениковой Ю.А. и обществом “Балтийский лизинг” материалами дела не подтверждено, суды сделали правомерный вывод о том, что уплата предпринимателем Зениковой Ю.А. в составе лизинговых платежей выкупной стоимости имущества свидетельствует о возникновении неосновательного обогащения общества “Балтийский лизинг” за счет предпринимателя Зениковой Ю.А. на сумму этих средств.
При таких обстоятельствах суды, приняв во внимание заключение эксперта от 01.11.2012, согласно которому выкупная стоимость, уплаченная в составе лизинговых платежей за период с 16.10.2009 по 21.10.2010 с учетом фактического износа, срока полезного действия и рыночной стоимости предмета лизинга составляет 938 746 руб., руководствуясь ст. 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, верно удовлетворили встречные исковые требования предпринимателя Зениковой Ю.А…”

Постановление ФАС Уральского округа от 11.08.2011 N Ф09-4389/11 по делу N А60-40593/2010
“…Согласно п. 4.1 договора лизинга условием перехода права собственности на имущество к лизингополучателю по окончании срока действия договора лизинга является полная уплата лизинговых платежей, включая выкупную стоимость, уплата начисленных процентов и штрафов за несвоевременное исполнение своих обязательств.
В силу п. 4.2 договора выкупная стоимость включена в состав лизинговых платежей и равна последнему платежу, предусмотренному графиком лизинговых платежей, по состоянию на дату его уплаты, если стороны дополнительно не согласуют иную стоимость выкупа.
В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.05.2010 N 1729/10 выражена правовая позиция, согласно которой в связи с расторжением по требованию лизингодателя договора лизинга с правом выкупа и изъятием им предмета лизинга прекращается обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность, при этом отпадают основания для удержания той части денежных средств, которые были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга.
Рассматривая требование о расторжении договора лизинга, судам надлежало установить вопрос о размере выкупной цены, удержанной лизингодателем без предоставления лизингополучателю встречного исполнения.
С учетом изложенного решение и постановление подлежат отмене на основании ч. 1, 2 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, дело направлению на новое рассмотрение в Арбитражный суд Свердловской области…”

Центральный округ

Постановление ФАС Центрального округа от 26.04.2007 по делу N А09-6495/06-28
“…В силу п. 1 ст. 1102 Гражданского кодекса РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).
Согласно п. 1 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.01.2000 N 49 “Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении” сторона вправе истребовать в качестве неосновательного обогащения полученные до расторжения договора денежные средства, если встречное удовлетворение получившей их стороной не было предоставлено и обязанность его предоставить отпала. Не исключает такую возможность и п. 4 ст. 453 ГК РФ.
Как следует из материалов дела и установлено судом, во исполнение договора лизинга N 5-Д от 27.06.2002 ответчик получил от истца платежи на сумму 1124525 руб. 32 коп., из них в счет возмещения стоимости комбайна, являющегося предметом финансовой аренды, – 921836 руб. 87 коп.
Поскольку после расторжения указанного договора истец не приобрел право собственности на предмет лизинга и возвратил последний ответчику, частично оплатив стоимость комбайна, суд второй инстанции пришел к верному выводу о том, что он (истец) не лишен права требовать возврата внесенной в качестве выкупной цены предмета лизинга суммы. При ином подходе на стороне ГУП “Брянская областная продовольственная корпорация” имела бы место необоснованная выгода.
При таких обстоятельствах апелляционный суд обоснованно взыскал с ответчика неосновательное обогащение в сумме 921836 руб. 87 коп…”

Позиция 2. Право собственности на предмет аренды возникает у арендатора только после уплаты всех арендных платежей, поэтому при досрочном расторжении договора аренды он не может претендовать на компенсацию (возврат) части выкупной цены, которая была им уплачена вместе с арендными платежами.

Примечание: Данная позиция противоречит подходу ВАС РФ, изложенному в Постановлении Президиума ВАС РФ от 18.05.2010 N 1729/10 по делу N А41-243/09, Постановлении Президиума ВАС РФ от 12.07.2011 N 17389/10 по делу N А28-732/2010-31/18.

Судебная практика:

Постановление ФАС Поволжского округа от 19.08.2009 по делу N А12-20251/2008
“…В соответствии с пунктом 1 статьи 28 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” в состав лизингового платежа включается возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей имущества от одной стороны к другой, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, и доход лизингодателя, а выкупная цена предмета лизинга может быть включена в размер лизинговых платежей только в том случае, если соглашением предусмотрен переход права собственности к лизингополучателю.
Судебными инстанциями при рассмотрении дела сделан обоснованный вывод о том, что выкупная цена предмета лизинга условиями договора фактически не определена и из общей суммы договора не выделена.
Заключенным между сторонами договором предусмотрен последующий выкуп техники, что свидетельствует о возможном переходе права собственности на технику после внесения Лизингополучателем всех платежей по договору лизинга.
Также судебная коллегия считает возможным в данном случае указать на следующее. Анализ законодательства о лизинге позволяет сделать вывод о том, что лизингополучатель приобретает право собственности на предмет лизинга только после уплаты всех лизинговых платежей, в противном случае, он не может претендовать на компенсацию (возврат) части выкупной цены, которая была им уплачена вместе с лизинговыми платежами, и не приобретает доли в праве собственности на имущество.
Также по мнению судебной коллегии, апелляционным судом сделан правомерный вывод о выборе Лизингополучателем ненадлежащего способа защиты права.
В соответствии с положениями статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).
Платежи по настоящему делу производились в рамках исполнения заключенного между сторонами договора, следовательно, отношения между сторонами подлежат регулированию нормами, вытекающими из обязательственных правоотношений. Договор между сторонами исполнялся и был расторгнут по соглашению сторон в добровольном порядке.
Ссылка Лизингополучателя в кассационной жалобе на пункт 1 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.01.2000 N 49 “Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении”, является ошибочной, поскольку в случае, приведенном в Информационном письме, получателем денежных средств обязательства по договору не исполнялись вообще, в то время как в рамках настоящего дела техника была предоставлена Лизингополучателем и находилась в его пользовании.
При изложенных выше обстоятельствах судебной коллегией кассационной инстанции правовые основания к отмене обжалованных судебных актов не установлены…”

Аналогичная судебная практика:
Северо-Кавказский округ

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 25.03.2010 по делу N А63-6600/2009
“…ООО “Гарант” (далее – общество) обратилось в арбитражный суд с иском к ООО “Ставропольская лизинговая компания “Развитие” (далее – компания) о взыскании 513 тыс. рублей неосновательного обогащения и 103 797 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами. В обоснование иска общество сослалось на то, что в период действия договора лизинга перечислило компании 506 587 рублей 92 копейки, а после расторжения – 127 437 рублей 26 копеек, всего 634 025 рублей 18 копеек. Поскольку на основании решения суда общество возвратило автомобиль компании, то денежные средства в сумме 513 тыс. рублей, в том числе 127 437 рублей 26 копеек, являются неосновательным обогащением компании.
Согласно части 1 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации.
При рассмотрении дела суд установил, что выкупная стоимость имущества и порядок расчетов определены в приложениях N 2/1 и 3/1 к договору лизинга и составляют: 781 750 рублей 40 копеек – лизинговые платежи, 10 рублей 30 копеек – выкупная стоимость автомобиля, общая сумма платежей – 781 760 рублей 70 копеек. Общество перечислило компании лизинговые платежи с декабря 2005 года по август 2006 года, частично за ноябрь 2006 года и с декабря 2006 года по сентябрь 2007 года, а также выкупную цену в размере 6 рублей 66 копеек.
Договор лизинга расторгнут компанией в одностороннем порядке 28.12.2006 в связи с неисполнением обществом договорных обязательств по перечислению лизинговых платежей. Предмет лизинга возвращен компании по акту приема-передачи 10.04.2008, более чем через 15 месяцев после расторжения договора. Действующим законодательством и договором лизинга не предусмотрено условие о возврате лизингополучателю лизинговых платежей и выкупной цены в связи с расторжением договора лизинга по его вине. После расторжения договора ответчик пользовался автомобилем, в связи с чем компания правомерно отнесла полученные после прекращения договора лизинга платежи в сумме 127 437 рублей 26 копеек на погашение существующей задолженности и оплату пользования предметом лизинга.
Общество не доказало необоснованность получения компанией лизинговых платежей и оплату выкупной стоимости имущества, поэтому суд правомерно отказал в иске. Доводы общества о том, что условие о выкупной стоимости автомобиля не согласовано, стороны не определили дату возникновения обязательств по оплате имущества, опровергается материалами дела: дополнительным соглашением от 09.12.2005, приложениями N 2/1 и 3/1 к договору лизинга. Ссылка истца на то, что 127 437 рублей 26 копеек перечислены после прекращения договора и являются неосновательным обогащением ответчика, несостоятельна, поскольку после расторжения договора лизинга истец 15 месяцев пользовался автомобилем…”

6.2. Вывод из судебной практики: При досрочном расторжении договора возврат арендатору части выкупной цены, включенной в состав ранее выплаченных им арендных платежей, осуществляется по остаточной стоимости, рассчитанной с учетом срока полезного использования и норм естественного износа имущества, которые установлены нормативными правовыми актами РФ. Такой способ расчета применяется, если срок полезного использования предмета договора превышал срок его действия, а в договоре была установлена символическая выкупная цена, приближенная к нулевой, либо выкупная цена не была предусмотрена, но договор содержал условие о переходе прав собственности на предмет договора при надлежащем исполнении обязательств по нему.

Примечание: В приведенных ниже Постановлениях суды указывают на необходимость расчета остаточной цены предмета лизинга в порядке, указанном в Постановлении Президиума ВАС РФ от 12.07.2011 N 17389/10 по делу N А28-732/2010-31/18.

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 15.10.2012 по делу N А40-113246/11-114-996
“…Пунктом 15.1 договора предусмотрено, что по истечении срока действия договора лизинга при условии внесения лизингополучателем полной суммы лизинговых платежей и выкупной цены имущества, предусмотренной настоящим договором, право собственности на имущество переходит к лизингополучателю. Стороны пришли к соглашению о том, что выкупная цена имущества за единицу составит 1,18 долларов США.
Как установлено судами обеих инстанций, в связи с тем, что лизингополучателем ненадлежащим образом исполнялись обязательства по уплате лизинговых платежей, лизингодатель 01 декабря 2009 года уведомил лизингополучателя о расторжении договора лизинга в одностороннем порядке, предусмотренным пунктом 13.2 договора. Уведомление получено истцом 01 декабря 2009 года. Техника возвращена лизингодателю. Указанные обстоятельства установлены судами в рамках дела N А40-10716/10-113-115.
Суды обеих инстанций обоснованно пришли к выводу о том, что согласно статье 624 Гражданского кодекса Российской Федерации и статье 19 Закона о лизинге включение в договор финансовой аренды (лизинга) дополнительного условия о возможности перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (п. 3 ст. 421 ГК РФ), содержащий в себе элементы договоров финансовой аренды и купли-продажи.
В Постановлении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 N 17389/10 указано, что переход к лизингополучателю права собственности на предмет лизинга по остаточной, приближенной к нулевой цене допускается только в том случае, если срок действия договора лизинга почти равен сроку полезного использования техники; в противном случае установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей.
Иное истолкование условий договора противоречило бы самой сути отношений по выкупу предмета лизинга, поскольку отношениям по купле-продаже фактически был бы придан безвозмездный характер в отсутствие к тому каких-либо оснований и в нарушение требований статьи 575 Гражданского кодекса Российской Федерации.
В случае расторжения договора финансового лизинга по инициативе лизингодателя и изъятия им предмета лизинга обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность прекратилось. Следовательно, оснований для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, не имелось.
Поскольку после расторжения названного договора лизинга имело место удержание лизингодателем оплаченной части фактической выкупной цены без предоставления лизингополучателю в части, касающейся выкупа, встречного исполнения (передачи имущества), суды обоснованно пришли к выводу, что у лизингополучателя возникло право требования возврата денежных средств, фактически перечисленных им в счет погашения выкупной цены.
Вместе с тем, по договору финансовой аренды с правом выкупа лизингодателем, ставшим собственником предмета лизинга, имущество изначально передается лизингополучателю лишь во временное владение и пользование (статья 2, пункт 1 статьи 11 Закона о лизинге). При последующем же выкупе право собственности переходит на товар, состояние которого за время нахождения имущества у лизингополучателя изменилось вследствие естественного износа.
Как указано в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 июля 2011 г. N 17389/10 судам при расчете остаточной стоимости предмета лизинга необходимо учитывать срок полезного использования передаваемого в лизинг имущества и его естественный износ.
Судам остаточную стоимость имущества рекомендовано исчислять в соответствии с порядком учета на балансе организаций объектов основных средств, регулируемым Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″, исходя из амортизации техники линейным способом, к которой не применяется ускоренный коэффициент.
Поскольку договорные отношения возникли после вступления в силу Постановления Правительства Российской Федерации от 01.01.2002 N 1 “О Классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы” (13 сентября 2006 г.), то при определении срока полезного использования предмета лизинга, судам следовало руководствоваться положениями указанного Постановления.
Однако, не приняв представленный ОАО “Уренгойтрубопроводстрой” отчет об оценке от 05 сентября 2011 года N 07/11-39.60 в качестве доказательства, суды, при расчете суммы подлежащей взысканию, использовали данные, содержащиеся в указанном отчете, тем самым допустив противоречивые выводы в судебных актах.
Таким образом, вывод суда апелляционной инстанции о том, что цена, указанная в договоре купли-продажи предмета лизинга от 24 сентября 2010 года N NSE-88S/2010 не могла быть принята за основу расчета убытков, поскольку не является рыночной – необоснованный.
Исходя из вышеуказанного, судебные акты первой и апелляционной инстанций подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы.
При новом рассмотрении, суду следует, с учетом правовых позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенных в Постановлении Президиума от 12 июля 2011 г. N 17389/10 и Постановлении Пленума от 17.11.2011 N 73, на основании Приказа Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″, Постановления Правительства РФ от 01.01.2002 г. N 1 “О классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы” правильно определить выкупную стоимость предмета лизинга, уплаченную в составе лизинговых платежей, исходя из первоначальной стоимости имущества, срока полезного использования в соответствии с классификатором основных средств, срока передачи предмета лизинга по договору, остаточной стоимости имущества, общей суммы всех выполненных лизинговых платежей по договору лизинга и исходя из вышеизложенного правильно применив нормы материального и процессуального права принять законный, обоснованный и мотивированный судебный акт…”

Аналогичная судебная практика:
Московский округ

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 18.08.2014 N Ф05-8560/2014 по делу N А40-135552/13-109-865
“…Кассационная коллегия считает, что выводы суда первой инстанции соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, оценка которым судом дана в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; суд первой инстанции правильно применил нормы права; кассационная жалоба истца (лизингополучателя) удовлетворению не подлежит ввиду следующего.
Поскольку после расторжения договора лизинга имело место удержание лизингодателем оплаченной части фактической выкупной цены без предоставления лизингополучателю в части, касающейся выкупа, встречного исполнения (передачи имущества), у лизингополучателя возникло право требовать возврата денежных средств, перечисленных им в счет погашения выкупной цены.
Таким образом, суд первой инстанции, установив вышеприведенные фактические обстоятельства дела и применив данные нормы права, пришел к правомерному выводу о том, что после расторжения договоров лизинга и возврата предметов лизинга лизингодателю на стороне последнего возникло неосновательное обогащение в виде выкупной цены предметов лизинга, уплаченной лизингополучателем лизингодателю в составе лизинговых платежей.
Вопреки доводам заявителя кассационной жалобы, судом первой инстанции правомерно определен размер выкупной цены предметов лизинга с учетом амортизации техники линейным способом, к которой не применяется ускоренный коэффициент, в соответствии с порядком учета на балансе организаций объектов основных средств, регулируемых Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″.
При этом суд первой инстанции правомерно учел, что передача лизингополучателю титула собственника предмета лизинга осуществляется по остаточной, приближенной к нулевой цене в том случае, если срок действия договора лизинга почти равен сроку полезного использования спецтехники.
Периодические лизинговые платежи, связанные с арендными правоотношениями, рассчитываются в том числе исходя из износа имущества, образовавшегося в период временного владения лизингополучателем предметом лизинга и временного пользования им этим имуществом.
Следовательно, передача лизингополучателю титула собственника предмета лизинга осуществляется по цене, приближенной к нулевой, в том случае, если срок действия договора лизинга почти равен сроку полезного использования техники. В рассматриваемом же деле срок полезного использования не соответствует сроку лизинга, а значит, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа техники и падения ее текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величины…”

Постановление ФАС Московского округа от 13.11.2013 по делу N А40-1579/12-118-16
“…Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, проверив в порядке ст. 286 АПК РФ правильность применения судами норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых решении и постановлении, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, суд кассационной инстанции приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены судебных актов.
Пунктом 1 статьи 624 указанного Кодекса установлено, что в законе или договоре аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.
Согласно пункту 1 статьи 19 Федерального закона от 29 октября 1998 года N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” договором лизинга может быть предусмотрено, что предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя по истечении срока договора лизинга или до его истечения на условиях, предусмотренных соглашением сторон.
В соответствии с международной практикой, которая нашла отражение в пп. “в” п. 2 ст. 1 Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге от 28.05.1998, периодические лизинговые платежи, связанные с арендными правоотношениями, рассчитываются в том числе исходя из износа имущества, образовавшегося в период временного владения лизингополучателем предметом лизинга и временного пользования им этим имуществом.
Следовательно, передача лизингополучателю титула собственника предмета лизинга осуществляется по цене, приближенной к нулевой, в том случае, если срок действия договора лизинга почти равен сроку полезного использования спецтехники. В рассматриваемом же деле ответчик не доказал, что срок полезного использования соответствует сроку лизинга, а значит, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа спецтехники и падения ее текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величины.
При таких обстоятельствах установление в Договорах лизинга символической выкупной цены (3000 руб.), приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделками периодических лизинговых платежей. Иное истолкование условий договора противоречило бы самой сути отношений по выкупу предмета лизинга, поскольку отношениям по купле-продаже фактически был бы придан безвозмездный характер в отсутствие к тому каких-либо оснований и в нарушение требований ст. 575 ГК РФ.
Как указано в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 июля 2011 г. N 17389/10, судам при расчете остаточной стоимости предмета лизинга необходимо учитывать срок полезного использования передаваемого в лизинг имущества, его естественный износ. Судам остаточную стоимость имущества рекомендовано исчислять в соответствии с порядком учета на балансе организаций объектов основных средств, регулируемым приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″, исходя из амортизации техники линейным способом, к которой не применяется ускоренный коэффициент.
Таким образом, выкупная стоимость, уплаченная в составе лизинговых платежей, должна определяться с учетом остаточной стоимости возвращенного имущества, определяемой, в свою очередь с применением амортизации по установленным нормативными актами правилам.
Согласно п. 19 Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″ при линейном способе годовая сумма амортизационных отчислений определяется исходя из первоначальной стоимости или стоимости объекта основных средств и нормы амортизации, исчисленной исходя из срока полезного использования этого объекта.
По условиям договоров лизинга (раздел 7) лизингополучатель приходует предметы лизинга на свой баланс, начисляет по нему амортизацию.
Согласно приказам об учетной политике ЗАО “Магистраль” на 2007, 2008 г.г. по всем объектам основных средств амортизация начисляется линейным способом. Срок полезного использования предметов лизинга определен в 10 лет (120 месяцев). Указанное обстоятельство подтверждается также актами ОС-1.
Исходя из изложенного, Девятый арбитражный апелляционный суд, рассчитав остаточную стоимость имущества на дату окончания срока действия договоров, правомерно пришел к выводу, что неосновательное обогащение по указанным договорам лизинга составило 1 297 685,40 руб., которое подлежит взысканию с ответчика в пользу истца, что соответствует положениям ст. 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации…”

Постановление ФАС Московского округа от 24.07.2013 по делу N А40-129594/11-35-1131
“…Из-за длительной просрочки исполнения ответчиком своих обязательств по уплате лизинговых платежей лизингодатель воспользовался своим правом на одностороннее расторжение договора, направив лизингополучателю уведомления N ЦРФ5-1 и N ЦРФ5-2 от 11.01.2011, которыми отказался от договора лизинга в одностороннем порядке с 01.01.2011.
Согласно Договору выкупная стоимость предметов лизинга установлена в размере 1.000 руб. за седельный тягач и 1.000 руб. за полуприцеп.
Суд правомерно посчитал, что в случае расторжения договора лизинга с правом выкупа по инициативе лизингодателя и изъятия им предмета лизинга прекращается обязательство лизингодателя по передаче этого имущества лизингополучателю в собственность, то есть прекращаются обязательства по купле-продаже, в связи с чем оснований для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, не имеется.
При последующем выкупе в соответствии с условиями договора финансовой аренды (лизинга) право собственности переходит на товар, состояние которого за время нахождения имущества у лизингополучателя изменилось вследствие естественного износа. Согласно международной практике, которая нашла отражение в подпункте “в” п. 2 ст. 1 Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге от 28.05.1998 г., периодические лизинговые платежи, связанные с арендными правоотношениями, рассчитываются в том числе исходя из износа имущества, образовавшегося в период временного владения лизингополучателем предметом лизинга и временного пользования им этим имуществом.
Поэтому передача лизингополучателю титула собственника предмета лизинга осуществляется по остаточной, приближенной к нулевой цене, только в том случае, если срок действия договора лизинга почти равен сроку полезного использования предмета лизинга.
Срок полезного использования предметов лизинга составляет от 7 до 10 лет, так как данные основные средства относятся к 5 амортизационной группе, код ОКОФ 15 3410214, согласно Постановлению Правительства РФ от 01.01.2002 г. N 1 “О классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы”.
Следовательно, действительные сроки полезного использования Предмета лизинга значительно превышают сроки лизинга, установленные договором (47 месяцев), а значит, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа предмета лизинга и падения его текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величины.
В связи с этим суды пришли к правомерному выводу о том, что установление в договоре лизинга символической выкупной цены в размере 1000 руб. означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных договором и периодических лизинговых платежей. Иное истолкование условий указанных договоров противоречило бы самой сути отношений по выкупу предметов лизинга, поскольку отношениям по купле-продаже фактически был бы придан безвозмездный характер в отсутствие к тому каких-либо оснований и в нарушение требований ст. 575 Кодекса.
Следовательно, после возврата имущества у лизингодателя возникла обязанность по возврату той части лизинговых платежей, которая уплачивалась в счет выкупной цены, поскольку основания для удержания данной части лизинговых платежей отсутствуют.
Учитывая позицию Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 12.07.2011 N 17389/10, в котором указано, что остаточная стоимость подлежит исчислению в соответствии с порядком учета на балансе организаций объектов основных средств, регулируемым Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″, исходя из амортизации техники линейным способом, к которой не применяется ускоренный коэффициент, суды рассчитали выкупную стоимость предмета лизинга, которая составила 1.242.939,40 руб. Данные денежные средства были взысканы с ответчика в пользу истца в виде неосновательного обогащения, что соответствует положениям ст. 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации…”

Постановление ФАС Московского округа от 29.03.2013 по делу N А40-53432/12-126-505
“…Общество с ограниченной ответственностью “Армада плюс” обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском о взыскании с Общества с ограниченной ответственностью “Каркаде” неосновательного обогащения в размере 3 150 375, 05 руб. в виде выкупной стоимости предмета лизинга, процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 170 120 руб. и судебных расходов в размере 60 000 руб.
Решением Арбитражного суда г. Москвы от 14.09.2012 оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 30.11.2012 в иске отказано.
При расторжении договора обязательства сторон прекращаются (часть 2 статьи 453 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Согласно ч. 4 ст. 17 Федерального закона “О финансовой аренде (лизинге)” при прекращении договора лизинга лизингополучатель обязан вернуть лизингодателю предмет лизинга в состоянии, в котором он его получил, с учетом нормального износа или износа, обусловленного договором лизинга.
Предмет лизинга был возвращен лизингодателю 26.12.2011.
Пунктом 1 договора финансовой аренды (лизинга) от 16 июня 2010 года N 2798/2010, 2799/2010, 2800/2010 предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю по окончанию договора лизинга, если лизингополучатель надлежащим образом исполнил все обязательства по договору, при этом размер выкупной цены или порядок ее расчета сторонами установлен не был.
Согласно статье 624 Кодекса и статье 19 Закона о лизинге включение в договор финансовой аренды (лизинга) дополнительного условия о возможности перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (пункт 3 статьи 421 Кодекса), содержащий в себе элементы договоров финансовой аренды и купли-продажи.
Следовательно, к отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Кодекса, регулирующие правоотношения по купле-продаже.
В Постановлении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 N 17389/10 указано, что переход к лизингополучателю права собственности на предмет лизинга по остаточной, приближенной к нулевой цене допускается только в том случае, если срок действия договора лизинга почти равен сроку полезного использования техники; в противном случае установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей.
Поскольку в договоре лизинга выкупная цена предмета лизинга не была предусмотрена, то соответственно действительная выкупная цена была включена в состав определенных сделкой лизинговых платежей.
Иное истолкование условий договора противоречило бы самой сути отношений по выкупу предмета лизинга, поскольку отношениям по купле-продаже фактически был бы придан безвозмездный характер в отсутствие к тому каких-либо оснований и в нарушение требований ст. 575 Гражданского кодекса РФ.
Таким образом, в случае расторжения договора финансового лизинга по инициативе лизингодателя и изъятия им предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность. Следовательно, оснований для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, не имеется.
Поскольку после расторжения названного договора лизинга имело место удержание лизингодателем – стороной возмездной сделки – оплаченной части фактической выкупной цены без предоставления лизингополучателю в части, касающейся выкупа, встречного исполнения (передачи имущества) у лизингополучателя возникло право требовать возврата денежных средств, фактически перечисленных им в счет погашения выкупной цены.
Однако, по договору финансовой аренды с правом выкупа лизингодателем, ставшим собственником предмета лизинга, имущество изначально передается лизингополучателю лишь во временное владение и пользование (статья 2, пункт 1 статьи 11 Закона о лизинге). При последующем же выкупе право собственности переходит на товар, состояние которого за время нахождения имущества у лизингополучателя изменилось вследствие естественного износа.
При таких условиях возмещение лизингодателю естественного износа имущества, образовавшегося в период временного владения предметом лизинга лизингополучателем связано с арендными отношениями, а не с переходом права собственности и соответственно не может рассматриваться как погашение части выкупной цены.
Судам при разрешении данного спора следует с учетом правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении Президиума от 12 июля 2011 г. N 17389/10, на основании Приказа Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″, Постановления Правительства РФ от 01.01.2002 г. N 1 “О классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы” правильно определить выкупную стоимость предмета лизинга, уплаченную в составе лизинговых платежей, исходя из первоначальной стоимости имущества, срока полезного использования в соответствии с классификатором основных средств, срока передачи предмета лизинга по договору, остаточной стоимости имущества, общей суммы всех лизинговых платежей по договору лизинга и с учетом методики определения выкупной цены, примененной судами при разрешении дел с аналогичными обстоятельствами (например дела N А40-104716/11-109-542 и N А40-104862/11-109-543).
Таким образом, судебные акты подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции…”

Постановление ФАС Московского округа от 13.11.2012 по делу N А40-52133/11-112-423
“…ОАО “Нижнесергинский метизно-металлургический завод” предъявлен встречный иск, принятый судом к рассмотрению совместно с первоначальным, о взыскании с ООО “Лизинговая компания “Дело” выкупной цены предмета лизинга по договору внутреннего лизинга оборудования N 1247-ЛО/ТО 07 от 16.05.2007 в размере 9 447 000 руб. (с учетом принятых судом в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации уточнений встречных исковых требований).
Суд установил, что договор лизинга в соответствии с пунктом 3 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктами 7.2, 7.2.2, 7.3 договора лизинга расторгнут 05.03.2011 в связи с односторонним отказом от него лизингодателя.
Суд установил, что условиями договора лизинга N 1247-ЛО/ТО07 от 16.05.2007 выкупная цена предмета лизинга не определена, переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю обусловлен полной уплатой всех лизинговых платежей. Суд, исходя из условий договора лизинга (учитывая стоимость предмета лизинга на момент его приобретения лизингодателем у определенного лизингополучателем продавца и общую сумму лизинговых платежей), пришел к выводу, что фактически выкупная цена предмета лизинга вошла в состав лизинговых платежей.
Суд согласился с размером выкупной цены предмета лизинга, определенной в расчете ответчика, в размере 9 447 000 руб.
Согласно заявлению ответчика об увеличении встречных исковых требований (л.д. 67 – 69 т. 4), представленному им отчету N 813/0312, рыночная стоимость двух тепловозов маневровых по состоянию на 16 марта 2012 года с учетом НДС составит 9 447 000 руб.
Таким образом, судом выкупная цена предмета лизинга установлена в размере его рыночной стоимости по состоянию на 16 марта 2012 года.
Согласно сложившейся судебно-арбитражной практике (в частности, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 N 17389/10) в случае, если срок полезного использования предмета лизинга значительно превышает срок лизинга, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа предмета лизинга и падения его текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величины. Остаточная стоимость подлежит исчислению в соответствии с порядком учета на балансе организаций объектов основных средств, регулируемым Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″, исходя из амортизации техники линейным способом, к которой не применяется ускоренный коэффициент.
При расчете уплаченной лизингополучателем выкупной цены в составе лизинговых платежей следует учитывать фактически произведенные последним платежи. В расчете ответчика фактически произведенные им лизинговые платежи не учтены.
Представитель ответчика в судебном заседании суда кассационной инстанции пояснил, что не возражает против произведенного истцом расчета выкупной цены предмета лизинга, приведенного им в апелляционной жалобе.
Как следует из указанного расчета ООО “Лизинговая компания “Дело” (л.д. 71 т. 5), в данном случае определены: норма амортизации при линейном способе исчисления, остаточная стоимость предмета лизинга, учтены сумма и количество лизинговых платежей, произведенных лизингополучателем.
Согласно названному расчету, с которым соглашается судебная коллегия, размер выкупной цены предмета лизинга составляет 8 114 669 руб. 49 коп., которая подлежит взысканию по встречному иску…”

Постановление ФАС Московского округа от 31.10.2012 по делу N А40-39603/11-24-235
“…Таким образом, как установлено судами обеих инстанций в соответствии с пунктом 5.3 Общих условий договора лизинга момент расторжения договора определяется моментом направления уведомления о расторжении договора, следовательно, договор лизинга расторгнут 21 августа 2008 г.
Как установлено судами, предмет лизинга был возвращен лизингодателю 06 февраля 2009 года.
Кроме того, согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, содержащейся в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 N 17389/10 указано, что переход к лизингополучателю права собственности на предмет лизинга по остаточной, приближенной к нулевой цене допускается только в том случае, если срок действия договора лизинга почти равен сроку полезного использования техники; в противном случае установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей.
Иное истолкование условий договора противоречило бы самой сути отношений по выкупу предмета лизинга, поскольку отношениям по купле-продаже фактически был бы придан безвозмездный характер в отсутствие к тому каких-либо оснований и в нарушение требований статьи 575 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Как усматривается из материалов настоящего дела, в настоящем договоре лизинга N 9603/2007 от 30.11.07 г. уплата выкупной стоимости предмета лизинга в виде отдельного платежа не предусмотрена, более того, в графике лизинговых платежей, содержащегося в договоре, за каждый период оплаты в состав лизингового платежа отдельной графой, включалась, так называемая стоимость предмета лизинга в составе лизингового платежа, однако указанному обстоятельству судами обеих инстанций не дано никакой оценки, тогда как установление правовой природы состава лизинговых платежей имеет определяющее значение для правильного разрешения настоящего спора.
Таким образом, в связи с расторжением договора лизинга по инициативе лизингодателя и изъятия им предмета лизинга обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность прекратилось. Следовательно, оснований для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, не имеется.
Поскольку после расторжения названного договора лизинга имело место удержание лизингодателем – стороной возмездной сделки – оплаченной части фактической выкупной цены без предоставления лизингополучателю в части, касающейся выкупа, встречного исполнения (передачи имущества) у лизингополучателя возникло право требовать возврата денежных средств, перечисленных им в счет погашения выкупной цены.
Вместе с тем, как указано в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 июля 2011 г. N 17389/10 по договору финансовой аренды с правом выкупа лизингодателем, ставшим собственником предмета лизинга, имущество изначально передается лизингополучателю лишь во временное владение и пользование (статья 2, пункт 1 статьи 11 Закона о лизинге). При последующем же выкупе право собственности переходит на товар, состояние которого за время нахождения имущества у лизингополучателя изменилось вследствие естественного износа.
При таких условиях возмещение лизингодателю естественного износа имущества, образовавшегося в период временного владения предметом лизинга лизингополучателем связано с арендными отношениями, а не с переходом права собственности и соответственно не может рассматриваться как погашение части выкупной цены.
Между тем, судам при расчете остаточной стоимости предмета лизинга необходимо учитывать срок полезного использования передаваемого в лизинг имущества и его естественный износ.
Кроме того, срок полезного использования предмета лизинга, согласно указанной правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации судам следует устанавливать в зависимости от отнесения к конкретной амортизационной группе в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 01.01.2002 г. N 1 “О классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы”.
Таким образом, исходя из вышеуказанного, судебные акты обеих инстанций подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
При новом рассмотрении, суду следует, с учетом правовых позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенных в Постановлении Президиума от 12 июля 2011 г. N 17389/10 и Постановлении Пленума от 17.11.2011 N 73, на основании Постановления Правительства РФ от 01.01.2002 г. N 1 “О классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы” определить выкупную стоимость предмета лизинга, уплаченную в составе лизинговых платежей, исходя из первоначальной стоимости имущества, срока полезного использования в соответствии с Классификатором основных средств, срока передачи предмета лизинга по договору, остаточной стоимости имущества, общей суммы всех выполненных лизинговых платежей по договору лизинга и исходя из вышеизложенного правильно применив нормы материального и процессуального права принять законный, обоснованный и мотивированный судебный акт…”

Постановление ФАС Московского округа от 10.10.2012 по делу N А40-39599/11-24-238
“…Пунктом 1 договора финансовой аренды (лизинга) от 30 ноября 2007 года N 9602/2007 предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю по окончанию договора лизинга, если лизингополучатель надлежащим образом исполнил все обязательства по договору, при этом размер выкупной цены или порядок ее расчета сторонами установлен не был.
Согласно статье 624 Кодекса и статье 19 Закона о лизинге включение в договор финансовой аренды (лизинга) дополнительного условия о возможности перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (пункт 3 статьи 421 Кодекса), содержащий в себе элементы договоров финансовой аренды и купли-продажи.
Следовательно, к отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Кодекса, регулирующие правоотношения по купле-продаже.
В Постановлении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 N 17389/10 указано, что переход к лизингополучателю права собственности на предмет лизинга по остаточной, приближенной к нулевой цене допускается только в том случае, если срок действия договора лизинга почти равен сроку полезного использования техники; в противном случае установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей.
Поскольку в договоре лизинга выкупная цена предмета лизинга не была предусмотрена, то соответственно действительная выкупная цена была включена в состав определенных сделкой лизинговых платежей.
Иное истолкование условий договора противоречило бы самой сути отношений по выкупу предмета лизинга, поскольку отношениям по купле-продаже фактически был бы придан безвозмездный характер в отсутствие к тому каких-либо оснований и в нарушение требований ст. 575 Гражданского кодекса РФ.
Таким образом, в случае расторжения договора финансового лизинга по инициативе лизингодателя и изъятия им предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность. Следовательно, оснований для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, не имеется.
Поскольку после расторжения названного договора лизинга имело место удержание лизингодателем – стороной возмездной сделки – оплаченной части фактической выкупной цены без предоставления лизингополучателю в части, касающейся выкупа, встречного исполнения (передачи имущества) у лизингополучателя возникло право требовать возврата денежных средств, фактически перечисленных им в счет погашения выкупной цены.
Таким образом, судебные акты подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Однако, по договору финансовой аренды с правом выкупа лизингодателем, ставшим собственником предмета лизинга, имущество изначально передается лизингополучателю лишь во временное владение и пользование (статья 2, пункт 1 статьи 11 Закона о лизинге). При последующем же выкупе право собственности переходит на товар, состояние которого за время нахождения имущества у лизингополучателя изменилось вследствие естественного износа.
При таких условиях возмещение лизингодателю естественного износа имущества, образовавшегося в период временного владения предметом лизинга лизингополучателем связано с арендными отношениями, а не с переходом права собственности и соответственно не может рассматриваться как погашение части выкупной цены.
Между тем, как указано в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 июля 2011 г. N 17389/10 судам при расчете остаточной стоимости предмета лизинга необходимо учитывать срок полезного использования передаваемого в лизинг имущества и его естественный износ.
Судам остаточную стоимость имущества рекомендовано исчислять в соответствии с порядком учета на балансе организаций объектов основных средств, регулируемым Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″, исходя из амортизации техники линейным способом, к которой не применяется ускоренный коэффициент.
Кроме того, срок полезного использования предмета лизинга, судам следует устанавливать в зависимости от отнесения к конкретной амортизационной группе в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 01.01.2002 г. N 1 “О классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы”.
Судам при разрешении данного спора следует с учетом правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении Президиума от 12 июля 2011 г. N 17389/10, на основании Приказа Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″, Постановления Правительства РФ от 01.01.2002 г. N 1 “О классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы” правильно определить выкупную стоимость предмета лизинга, уплаченную в составе лизинговых платежей, исходя из первоначальной стоимости имущества, срока полезного использования в соответствии с Классификатором основных средств, срока передачи предмета лизинга по договору, остаточной стоимости имущества, общей суммы всех лизинговых платежей по договору лизинга и с учетом методики определения выкупной цены, примененной судами при разрешении дел с аналогичными обстоятельствами (например дела N А40-104716/11-109-542 и N А40-104862/11-109-543)…”

Постановление ФАС Московского округа от 04.10.2012 по делу N А40-5802/12-76-51
“…Договором лизинга от 26.06.2007 г. N 90/07 предусмотрено, что по окончании срока лизинга и при условии уплаты всех платежей (включая НДС), причитающихся лизингодателю от лизингополучателя по договору, лизингополучатель вправе выкупить предмет лизинга, уплатив лизингодателю выкупную стоимость.
Суд установил, что договор лизинга расторгнут с 16.02.2010 г. лизингодателем в одностороннем порядке на основании уведомления от 15.02.2010 N 20/10; предметы лизинга возвращены истцу.
Поскольку предметы лизинга возвращены лизингодателю, прекращено его обязательство по передаче предметов лизинга в собственность лизингополучателю.
Таким образом, основания для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, отсутствуют. Уплаченная выкупная цена удерживается лизингодателем без оснований и подлежит возврату в соответствии со статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 1 которой предусматривает, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.
Согласно п. 5.8 договора лизинга выкупная стоимость имущества на дату истечения срока лизинга составляла 0,1% от первоначальной цены оборудования с НДС.
Судами установлено, что лизингополучателем перечислены лизингодателю авансовые и лизинговые платежи в рублях на общую сумму 1942174,05 руб., стоимость предмета лизинга составила 4900000 руб., а выкупная стоимость – 4 900 руб. (0,1% от первоначальной цены оборудования с НДС).
При таких обстоятельствах установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей. Иное истолкование условий договора противоречило бы самой сути отношений по выкупу предмета лизинга, поскольку отношениям по купле-продаже фактически был бы придан безвозмездный характер в отсутствие к тому каких-либо оснований и в нарушение требований статьи 575 Гражданского кодекса Российской Федерации”.
Суд первой инстанции, а с ним согласился Девятый арбитражный апелляционный суд, исходили из того, что полученные от истца платежи (авансовый и периодические) денежные средства не покрыли убытки лизингодателя. То есть, в связи с неисполнением истцом условий договора лизинга лизингодатель не получил по данной сделке то, на что он рассчитывал при его заключении. Лизингодатель поставлен в худшее положение, чем в случае, если бы лизингополучатель надлежащим образом исполнял свои обязанности по договору лизинга.
Между тем, судами первой и апелляционной инстанций не учтено следующее.
Согласно сложившейся судебно-арбитражной практике, в частности, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 N 17389/10, в случае, если срок полезного использования предмета лизинга значительно превышает срок лизинга, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа предмета лизинга и падения его текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величины. То есть установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных договором периодических лизинговых платежей. Остаточная стоимость подлежит исчислению в соответствии с порядком учета на балансе организаций объектов основных средств, регулируемым Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″, исходя из амортизации техники линейным способом, к которой не применяется ускоренный коэффициент.
Ссылаясь на Классификацию основных средств, включаемых в амортизационные группы (Постановление Правительства РФ от 01.01.2002 N 1), заявитель кассационной жалобы приводит довод об отнесении автокрана КС-45721 к пятой амортизационной группе со сроком полезного использования от 7 до 10 лет включительно, в соответствии с Приказом генерального директора ООО “Тэмбр-Лизинг” от 15.08.2007 N 19-Пр (т. 2 л.д. 102) срок полезного использования названного крана определен в 108 месяцев, то есть 9 лет, в связи с чем, как полагает заявитель, предмет лизинга амортизируется на 11.1% в год или 0,926% в месяц, то есть на дату возврата Лизингодателю предмета лизинга (через 30 месяцев) последний по расчетам заявителя утрачивает 27,78% при остаточной стоимости автокрана на дату возврата техники – 3 538 888 руб. 89 коп.
Данные доводы заявителя не опровергнуты.
Судом также не установлен размер платежей, в том числе лизинговых, которые должны быть уплачены лизингополучателем на момент расторжения договора, не определена вошедшая в состав лизинговых платежей выкупная стоимость.
Суд в расчете исходил из полной суммы договора лизинга, которая сформирована исходя из срока лизинга в 36 месяцев. Однако суд не учел, что договор лизинга расторгнут и предмет лизинга изъят через 30 месяцев, в связи с чем неправомерно включены в расчет ежемесячные лизинговые платежи за оставшиеся шесть месяцев.
Не установлены состав и размер убытков ответчика, в счет погашения которых отказано во взыскании выкупной стоимости.
Судебная коллегия находит выводы судов первой и апелляционной инстанций об отказе в иске не соответствующими позиции судов, высказанных по аналогичным делам Арбитражного суда г. Москвы с участием тех же (N А40-110956/11-114-972, N А40-17396/12-86-48, N А40-17407/12-86-49), основанными на неполно исследованных и установленных обстоятельствах, имеющих значение для правильного разрешения спора; решение и постановление – подлежащими отмене по основаниям, предусмотренным частью 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, с направлением дела на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы…”

Постановление ФАС Московского округа от 24.09.2012 по делу N А40-10410/12-35-91
“…Пунктом 5.5 договора финансовой аренды (лизинга) от 15.10.2007 N 01/103-07/405 предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю по окончанию договора лизинга, если лизингополучатель надлежащим образом исполнил все обязательства по договору, при этом размер выкупной цены установлен в сумме 1000 руб.
При таких обстоятельствах установление в договоре символической выкупной цены (1000 руб.), приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей.
Иное истолкование условий договора противоречило бы самой сути отношений по выкупу предмета лизинга, поскольку отношениям по купле-продаже фактически был бы придан безвозмездный характер в отсутствие к тому каких-либо оснований и в нарушение требований ст. 575 Гражданского кодекса РФ.
Таким образом, в случае расторжения договора финансового лизинга по инициативе лизингодателя и изъятия им предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность. Следовательно, оснований для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, не имеется.
Поскольку после расторжения названного договора лизинга имело место удержание лизингодателем – стороной возмездной сделки – оплаченной части фактической выкупной цены без предоставления лизингополучателю в части, касающейся выкупа, встречного исполнения (передачи имущества), суд апелляционной инстанции обоснованно пришел к выводу, что у лизингополучателя возникло право требовать возврата денежных средств, фактически перечисленных им в счет погашения выкупной цены, но при этом неверно определил их размер.
По договору финансовой аренды с правом выкупа лизингодателем, ставшим собственником предмета лизинга, имущество изначально передается лизингополучателю лишь во временное владение и пользование (статья 2, пункт 1 статьи 11 Закона о лизинге). При последующем же выкупе право собственности переходит на товар, состояние которого за время нахождения имущества у лизингополучателя изменилось вследствие естественного износа.
При таких условиях возмещение лизингодателю естественного износа имущества, образовавшегося в период временного владения предметом лизинга лизингополучателем связано с арендными отношениями, а не с переходом права собственности и соответственно не может рассматриваться как погашение части выкупной цены.
В соответствии с международной практикой, которая нашла отражение в подпункте “в” пункта 2 статьи 1 Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге от 28.05.1998, периодические лизинговые платежи, связанные с арендными правоотношениями, рассчитываются в том числе исходя из износа имущества, образовавшегося в период временного владения лизингополучателем предметом лизинга и временного пользования им этим имуществом.
Между тем, как указано в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 июля 2011 г. N 17389/10 судам при расчете остаточной стоимости предмета лизинга необходимо учитывать срок полезного использования передаваемого в лизинг имущества и его естественный износ.
Судам остаточную стоимость имущества рекомендовано исчислять в соответствии с порядком учета на балансе организаций объектов основных средств, регулируемым Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″, исходя из амортизации техники линейным способом, к которой не применяется ускоренный коэффициент.
Кроме того, срок полезного использования предмета лизинга, судам следует устанавливать в зависимости от отнесения к конкретной амортизационной группе в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 01.01.2002 г. N 1 “О классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы”.
Исходя из изложенного, вывод суда первой инстанции, что срок полезного использования предмета лизинга равен сроку действия спорного договора лизинга (36 месяцев) и следовательно выкупная цена предмета лизинга должна соответствовать остаточной стоимости имущества, то есть быть приближенной к нулевой является ошибочным.
Кроме того, при расчете выкупной стоимости подлежащей взысканию, суд апелляционной инстанции неправомерно взял за основу отчет от 02.03.2012 N 16, выполненный индивидуальным предпринимателем Лысухиным И.В. по оценке предмета лизинга, на основании которого апелляционный суд определил, что доля уплаченных лизингополучателем средств в счет выкупной цены составила 4 217 897,71 руб.
Такой порядок определения выкупной цены противоречит позиции, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 июля 2011 г. N 17389/10, согласно которой при расчете остаточной стоимости предмета лизинга необходимо учитывать срок полезного использования передаваемого в лизинг имущества и его естественный износ.
Суды при рассмотрении указанного дела не учли вышеизложенной правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и не исследовали указанные обстоятельства.
Судам при разрешении данного спора следовало с учетом правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении Президиума от 12 июля 2011 г. N 17389/10, на основании Приказа Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″, Постановления Правительства РФ от 01.01.2002 г. N 1 “О классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы” правильно определить выкупную стоимость предмета лизинга, уплаченную в составе лизинговых платежей, исходя из первоначальной стоимости имущества, срока полезного использования в соответствии с классификатором основных средств, срока передачи предмета лизинга по договору, остаточной стоимости имущества, общей суммы всех лизинговых платежей по договору лизинга и с учетом методики определения выкупной цены, примененной судами при разрешении дел с аналогичными обстоятельствами (например дела N А40-104716/11-109-542 и N А40-104862/11-109-543).
Таким образом, судебные акты подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции…”

Постановление ФАС Московского округа от 10.09.2012 по делу N А40-113254/11-126-1003
“…Пунктами 4.1, 15.1 договора финансовой аренды (лизинга) от 01 августа 2006 года N NSE-43L/2006 предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю по окончанию договора лизинга, если лизингополучатель надлежащим образом исполнил все обязательства по договору, при этом размер выкупной цены составляет 1 000 руб.
Согласно статье 624 Кодекса и статье 19 Закона о лизинге включение в договор финансовой аренды (лизинга) дополнительного условия о возможности перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (пункт 3 статьи 421 Кодекса), содержащий в себе элементы договоров финансовой аренды и купли-продажи.
Следовательно, к отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Кодекса, регулирующие правоотношения по купле-продаже.
В Постановлении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 N 17389/10 указано, что переход к лизингополучателю права собственности на предмет лизинга по остаточной, приближенной к нулевой цене допускается только в том случае, если срок действия договора лизинга почти равен сроку полезного использования техники; в противном случае установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей.
При таких обстоятельствах установление в договоре символической выкупной цены (1000 руб.), приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей.
Таким образом, в случае расторжения договора финансового лизинга по инициативе лизингодателя и изъятия им предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность. Следовательно, оснований для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, не имеется.
Поскольку после расторжения названного договора лизинга имело место удержание лизингодателем – стороной возмездной сделки – оплаченной части фактической выкупной цены без предоставления лизингополучателю в части, касающейся выкупа, встречного исполнения (передачи имущества), суды обоснованно пришли к выводу, что у лизингополучателя возникло право требовать возврата денежных средств, фактически перечисленных им в счет погашения выкупной цены.
Однако, по договору финансовой аренды с правом выкупа лизингодателем, ставшим собственником предмета лизинга, имущество изначально передается лизингополучателю лишь во временное владение и пользование (статья 2, пункт 1 статьи 11 Закона о лизинге). При последующем же выкупе право собственности переходит на товар, состояние которого за время нахождения имущества у лизингополучателя изменилось вследствие естественного износа.
При таких условиях возмещение лизингодателю естественного износа имущества, образовавшегося в период временного владения предметом лизинга лизингополучателем связано не с арендными отношениями, а с переходом права собственности и соответственно не может рассматриваться как погашение части выкупной цены.
Между тем, как указано в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 июля 2011 г. N 17389/10 судам при расчете остаточной стоимости предмета лизинга необходимо учитывать срок полезного использования передаваемого в лизинг имущества и его естественный износ.
Судам остаточную стоимость имущества рекомендовано исчислять в соответствии с порядком учета на балансе организаций объектов основных средств, регулируемым Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″, исходя из амортизации техники линейным способом, к которой не применяется ускоренный коэффициент.
Кроме того, срок полезного использования предмета лизинга, судам следует устанавливать в зависимости от отнесения его к конкретной амортизационной группе в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 01.01.2002 г. N 1 “О классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы”.
Суды, удовлетворяя первоначальный иск в полном объеме, не учли вышеизложенной правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и не исследовали указанные обстоятельства.
Поскольку требования по первоначальному и встречному искам взаимосвязаны и не могут быть рассмотрены отдельно друг от друга, судебные акты, принятые по настоящему делу, подлежат отмене в полном объеме с направлением дела на новое рассмотрение в первую инстанцию суда.
Таким образом, судам при разрешении данного спора следует с учетом правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении Президиума от 12 июля 2011 г. N 17389/10, на основании Приказа Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″, Постановления Правительства РФ от 01.01.2002 г. N 1 “О классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы” правильно определить выкупную стоимость предмета лизинга, уплаченную в составе лизинговых платежей, исходя из первоначальной стоимости имущества, срока полезного использования в соответствии с Классификатором основных средств, срока передачи предмета лизинга по договору, остаточной стоимости имущества, общей суммы всех лизинговых платежей по договору лизинга и с учетом методики определения выкупной цены, применяемой судами при разрешении дел с аналогичными обстоятельствами (например дела N А40-104716/11-109-542 и N А40-104862/11-109-543)…”

Постановление ФАС Московского округа от 05.09.2012 по делу N А40-40112/11-114-439
“…Пунктом 1 договора финансовой аренды (лизинга) от 05 апреля 2007 года N 1963/2007 предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю по окончанию договора лизинга, если лизингополучатель надлежащим образом исполнил все обязательства по договору, при этом размер выкупной цены или порядок ее расчета сторонами установлен не был.
Поскольку в договоре лизинга выкупная цена предмета лизинга не была предусмотрена, то соответственно действительная выкупная цена была включена в состав определенных сделкой лизинговых платежей.
Иное истолкование условий договора противоречило бы самой сути отношений по выкупу предмета лизинга, поскольку отношениям по купле-продаже фактически был бы придан безвозмездный характер в отсутствие к тому каких-либо оснований и в нарушение требований ст. 575 Гражданского кодекса РФ.
Таким образом, в случае расторжения договора финансового лизинга по инициативе лизингодателя и изъятия им предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность. Следовательно, оснований для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, не имеется.
Поскольку после расторжения названного договора лизинга имело место удержание лизингодателем – стороной возмездной сделки – оплаченной части фактической выкупной цены без предоставления лизингополучателю в части, касающейся выкупа, встречного исполнения (передачи имущества), суды обоснованно пришли к выводу, что у лизингополучателя возникло право требовать возврата денежных средств, фактически перечисленных им в счет погашения выкупной цены.
Однако, по договору финансовой аренды с правом выкупа лизингодателем, ставшим собственником предмета лизинга, имущество изначально передается лизингополучателю лишь во временное владение и пользование (статья 2, пункт 1 статьи 11 Закона о лизинге). При последующем же выкупе право собственности переходит на товар, состояние которого за время нахождения имущества у лизингополучателя изменилось вследствие естественного износа.
При таких условиях возмещение лизингодателю естественного износа имущества, образовавшегося в период временного владения предметом лизинга лизингополучателем связано с арендными отношениями, а не с переходом права собственности, и, соответственно, не может рассматриваться как погашение части выкупной цены.
Между тем, как указано в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 июля 2011 г. N 17389/10 судам при расчете остаточной стоимости предмета лизинга необходимо учитывать срок полезного использования передаваемого в лизинг имущества и его естественный износ.
Судам остаточную стоимость имущества рекомендовано исчислять в соответствии с порядком учета на балансе организаций объектов основных средств, регулируемым Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″, исходя из амортизации техники линейным способом, к которой не применяется ускоренный коэффициент.
Кроме того, срок полезного использования предмета лизинга, судам следует устанавливать в зависимости от отнесения к конкретной амортизационной группе в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 01.01.2002 г. N 1 “О классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы”.
Следовательно, при расчете выкупной стоимости подлежащей взысканию, суды неправомерно взяли за основу представленный ответчиком отчет ООО “Объединенное предприятие по оценке и экспертизе специальных объектов и инвестиций” от 18.01.2012 N 06/12 согласно которому износ предмета лизинга на момент его возврата лизингодателю составил 35,4% или 649 587,68 руб.
Судам при разрешении данного спора следует с учетом правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении Президиума от 12 июля 2011 г. N 17389/10, на основании Приказа Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″, Постановления Правительства РФ от 01.01.2002 г. N 1 “О классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы” правильно определить выкупную стоимость предмета лизинга, уплаченную в составе лизинговых платежей, исходя из первоначальной стоимости имущества, срока полезного использования в соответствии с Классификатором основных средств, срока передачи предмета лизинга по договору, остаточной стоимости имущества, общей суммы всех лизинговых платежей по договору лизинга и с учетом методики определения выкупной цены, примененной судами при разрешении дел с аналогичными обстоятельствами (например дела N А40-104716/11-109-542 и N А40-104862/11-109-543).
Таким образом, судебные акты подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции…”

Постановление ФАС Московского округа от 25.07.2012 по делу N А40-104862/11-109-543
“…Согласно п. 7.1 договора лизинга, общая стоимость договора составляет 2.257.098 руб., в том числе НДС 18% – 344 303,08 руб. Пунктом 7.1.1 договора установлено, что в общую стоимость договора входят: – сумма лизинговых платежей за период действия договора – 2.256.098 руб., в том числе НДС, выкупная стоимость предмета лизинга – 1 000 руб., в том числе НДС.
Действительно, в связи с расторжением по требованию лизингодателя договора лизинга от 29.04.2008 г. N РЯЗ-0238-8А с правом выкупа и возвратом предмета лизинга, прекратилось обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность. Следовательно, отпали основания для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга.
Как правильно указал суд апелляционной инстанции, в соответствии с международной практикой, которая нашла отражение в подп. “в” п. 2 ст. 1 Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге от 28.05.1998, периодические лизинговые платежи, связанные с арендными правоотношениями, рассчитываются, в том числе исходя из износа имущества, образовавшегося в период временного владения лизингополучателем предметом лизинга и временного пользования им этим имуществом.
Следовательно, передача лизингополучателю титула собственника предмета лизинга осуществляется по цене, приближенной к нулевой, в том случае, если срок действия договора лизинга почти равен сроку полезного использования спецтехники. В рассматриваемом же деле ответчик не доказал, что срок полезного использования соответствует сроку лизинга, а значит, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа спецтехники и падения ее текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величине.
При таких обстоятельствах установление в договоре лизинга от 29.04.2008 г. N РЯЗ-0238-8А символической выкупной цены в 1000 руб., приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена предмета лизинга вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей. Иное истолкование условий договора противоречило бы самой сути отношений по выкупу предмета лизинга, поскольку отношениям по купле-продаже фактически был бы придан безвозмездный характер в отсутствие к тому каких-либо оснований и в нарушение требований ст. 575 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Вместе с тем, суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции в части удовлетворения в полном объеме встречного иска ООО “АНП-Скопинская нива” и удовлетворяя его лишь в части взыскания суммы неосновательного обогащения в размере 186.371,76 руб., правомерно пришел к выводу, что расчет неосновательного обогащения выполнен судом первой инстанции неверно. Суд первой инстанции необоснованно взял за основу расчет лизингополучателя, в котором при расчете остаточной стоимости предмета лизинга взята стоимость нового имущества, приобретенного лизингодателем по договору купли-продажи.
Между тем, как указано в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 июля 2011 г. N 17389/10 судам при расчете остаточной стоимости предмета лизинга необходимо учитывать срок полезного использования передаваемого в лизинг имущества и его естественный износ. Судам остаточную стоимость имущества рекомендовано исчислять в соответствии с порядком учета на балансе организаций объектов основных средств, регулируемым Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″, исходя из амортизации техники линейным способом, к которой не применяется ускоренный коэффициент.
Так как ООО “АНП-Скопинская нива” оплатило в счет лизинговых платежей 1.226.130 рублей, то доля выкупной стоимости в этих платежах составляет 186.371,76 рублей из расчета: 1.226 130 / 100 x 15,2 = 186 371,76 руб.
Исходя из изложенного, апелляционный суд правильно указал, что именно указанная сумма денежных средств в размере 186 371,76 руб. необоснованно удерживалась лизингодателем в виде неосновательного обогащения, которая и подлежала взысканию с ООО “Лизинговая компания “УРАЛСИБ” в пользу истца по встречному иску – ООО “АНП-Скопинская нива”…”

Постановление ФАС Московского округа от 23.07.2012 по делу N А40-104716/11-109-542
“…Согласно п. 7.1 договора лизинга, общая стоимость договора составляет 1 205 845 руб., в том числе НДС 18% – 183 942 руб. 46 коп. Пунктом 7.1.1 договора установлено, что в общую стоимость договора входят: – сумма лизинговых платежей за период действия договора – 1 204 845 руб., в том числе НДС, выкупная стоимость предмета лизинга – 1 000 руб., в том числе НДС.
Действительно, в связи с расторжением по требованию лизингодателя договора лизинга N РЯЗ-0286-8Б от 30.06.2008 г. с правом выкупа и возвратом предмета лизинга, прекратилось обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность. Следовательно, отпали основания для удержания той части денежных средств, которые были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга.
Как правильно указал суд апелляционной инстанции, в соответствии с международной практикой, которая нашла отражение в пп. “в” п. 2 ст. 1 Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге от 28.05.1998, периодические лизинговые платежи, связанные с арендными правоотношениями, рассчитываются в том числе исходя из износа имущества, образовавшегося в период временного владения лизингополучателем предметом лизинга и временного пользования им этим имуществом.
Следовательно, передача лизингополучателю титула собственника предмета лизинга осуществляется по цене, приближенной к нулевой, в том случае, если срок действия договора лизинга почти равен сроку полезного использования спецтехники. В рассматриваемом же деле ответчик не доказал, что срок полезного использования соответствует сроку лизинга, а значит, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа спецтехники и падения ее текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величине.
При таких обстоятельствах установление в договоре символической выкупной цены (1000 руб.), приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей. Иное истолкование условий договора противоречило бы самой сути отношений по выкупу предмета лизинга, поскольку отношениям по купле-продаже фактически был бы придан безвозмездный характер в отсутствие к тому каких-либо оснований и в нарушение требований ст. 575 Гражданского кодекса РФ.
Вместе с тем, суд апелляционной инстанции, изменяя решение суда первой инстанции, правомерно пришел к выводу, что расчет неосновательного обогащения выполнен судом первой инстанции неверно. Суд взял за основу расчет лизингополучателя, в котором при расчете остаточной стоимости предмета лизинга взята стоимость нового имущества, приобретенного лизингодателем по договору купли-продажи.
Между тем, как указано в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 июля 2011 г. N 17389/10, судам при расчете остаточной стоимости предмета лизинга необходимо учитывать срок полезного использования передаваемого в лизинг имущества и его естественный износ. Судам остаточную стоимость имущества рекомендовано исчислять в соответствии с порядком учета на балансе организаций объектов основных средств, регулируемым Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н “Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств” ПБУ 6/01″, исходя из амортизации техники линейным способом, к которой не применяется ускоренный коэффициент.
Так как ООО “АНП-Скопинская нива” оплатило в счет лизинговых платежей 451 419 руб. рублей, то доля выкупной стоимости в этих платежах составляет 67 712,85 рублей из расчета: 451 419 / 100 x 15,0 = 67 712,85 руб.
Исходя из изложенного, апелляционный суд правильно указал, что именно указанная сумма денежных средств необоснованно удерживалась лизингодателем в виде неосновательного обогащения, которая и подлежала взысканию с лизингодателя в пользу лизингополучателя…”

 Правовая природа условия договора аренды об обязанности арендодателя по окончании срока данного договора продать арендатору предмет договора

Пункт 2 ст. 624 ГК РФ допускает возможность включения в договор аренды дополнительного условия о переходе по данному договору права собственности на предмет аренды к арендатору. В связи с этим возникает вопрос: является ли условие о переходе арендованного имущества в собственность арендатора обычным условием договора аренды либо представляет собой элемент договора купли-продажи?

7.1. Вывод из судебной практики: По вопросу о квалификации условия договора аренды об обязанности арендодателя по окончании аренды продать арендатору предмет договора существует две позиции судов.

Позиция 1. Условие договора аренды о том, что по окончании аренды арендодатель обязан продать арендатору по отдельному договору объект аренды, может быть квалифицировано в качестве предварительного договора купли-продажи.

Судебная практика:

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 29.03.2017 N Ф09-1081/17 по делу N А76-2978/2016
“…Как следует из материалов дела и не оспаривается сторонами, во исполнение договора аренды нежилого помещения с условием о выкупе от 01.11.2013, а также предварительного договора купли-продажи нежилого помещения от 02.09.2014 общество перечислило предпринимателю 150 000 руб. и 610 000 руб. соответственно. Однако основной договор купли-продажи нежилого помещения сторонами заключен не был.
Оценивая правоотношения сторон по договору аренды нежилого помещения с условием о выкупе от 01.11.2013, суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что они основаны на смешанном договоре, который, определяя условия предоставления нежилого помещения во временное владение и пользование, содержит элементы предварительного договора купли-продажи (п. п. 2, 3 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации, в редакции на момент заключения договора).
Согласно п. 1 ст. 429 Гражданского кодекса Российской Федерации по предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором.
Предварительный договор заключается в форме, установленной для основного договора. Предварительный договор должен содержать условия, позволяющие установить предмет и другие существенные условия основного договора, а также срок, в который стороны обязуются заключить основной договор (п. п. 2 – 4 ст. 429 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Как следует из заключенного сторонами договора аренды нежилого помещения с условием о выкупе от 01.11.2013, в пунктах 1.1, 1.2, 2.5, 3.3 договора предусмотрена обязанность по окончании срока действия договора (30.06.2014) заключить договор купли-продажи нежилого помещения по цене 3 800 000 руб.
В силу п. 6 ст. 429 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства, предусмотренные предварительным договором, прекращаются, если до окончания срока, в который стороны должны заключить основной договор, он не будет заключен либо одна из сторон не направит другой стороне предложение заключить этот договор.
Судами правильно установлено, что из материалов дела не усматривается, что в срок до 30.06.2014 сторонами были предприняты какие-либо меры, направленные на заключение основного договора купли-продажи, в том числе путем направления предложения о заключении договора.
При таких обстоятельствах выводы судов о прекращении обязательств, предусмотренных предварительным договором, а соответственно отсутствии оснований для удержания денежных средств, перечисленных в счет авансового платежа в рамках договора аренды нежилого помещения с условием о выкупе от 01.11.2013, являются правильными.
При рассмотрении спора имеющиеся в материалах дела доказательства исследованы судами по правилам, предусмотренным ст. 67, 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, им дана надлежащая правовая оценка согласно ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Оснований для иной оценки у суда кассационной инстанции не имеется (ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации)…”

Аналогичная судебная практика:
Московский округ

Постановление ФАС Московского округа от 22.01.2004 N КГ-А40/11320-03-П по делу N А40-29504/01-64-350
“…Согласно договору аренды от 21.09.00 ответчик предоставил истцу в аренду 232,1 кв. м нежилых площадей, принадлежащих ЗАО “Транспул” на праве собственности.
Разделом 5 договора стороны установили право арендатора на выкуп арендуемого имущества и порядок заключения договора купли-продажи имущества (ст. 624 ГК РФ).
Руководствуясь указанными условиями договора до истечения срока его действия, ООО “Берто” обратилось к ЗАО “Транспул” с предложением подписать договор купли-продажи помещений.
В связи с отказом арендодателя арендатор вынужден был обратиться в суд с настоящим иском.
Исследовав представленные материалы и пояснения представителей сторон, суд первой и апелляционной инстанций при первом рассмотрении дела сделал в целом правильный вывод о законности требований ООО “Берто” и удовлетворил иск.
Своим постановлением Федеральный арбитражный суд Московского округа также по существу констатировал правомерность требований арендатора, указав в мотивировочной части постановления, что разделом 5 договора аренды стороны заключили предварительный договор, соответствующий требованиям Гражданского кодекса РФ, предъявляемым к сделкам купли-продажи недвижимости.
Раздел 5 содержит условия о предмете купли-продажи, цене и порядке оплаты.
В противоречие с содержанием постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 04.02.02 суд при повторном рассмотрении дела сделал неправильные выводы о том, что раздел 5 договора аренды не является предварительным и не отвечает требованиям, предъявляемым законом к сделкам купли-продажи имущества.
На основании изложенного Федеральный арбитражный суд Московского округа находит необходимым применить пп. 2 п. 1 ст. 287 АПК РФ, отменить решение и постановление и принять новое решение об удовлетворении иска, т.к. фактические обстоятельства спора установлены в полном объеме, однако нормы права применены судом неправильно…”

Уральский округ

Постановление ФАС Уральского округа от 10.02.2009 N Ф09-3585/08-С6 по делу N А50-14686/2007
“…Общество “СК “Приват-Энергострах” обратилось в Арбитражный суд Пермского края с иском к обществу “ТГК N 9” об обязании заключить договор купли-продажи здания РЭБ правобережной котельной ТЭЦ-13, расположенного по адресу: г. Пермь, район Камской долины, общей площадью 1620 кв. м, и учесть при расчете продажной стоимости указанного здания стоимость неотделимых улучшений в сумме 10 424 166 руб. 56 коп.
Как установлено судами и следует из материалов дела, 21.02.2000 обществом “СК “Приват-Энергострах” (арендатор) и открытым акционерным обществом “Пермэнерго” (арендодатель), правопреемником которого по указанному договору является ответчик, подписан договор аренды объекта недвижимости N 119 юр-176, в соответствии с которым арендодатель передал, а арендатор принял во временное владение и пользование 1-этажное панельное не завершенное строительством здание, расположенное по адресу: г. Пермь, р-н Камская долина.
Согласно п. 2.1.3 вышеуказанного договора по окончании срока аренды арендодатель обязан продать здание арендатору по отдельному договору купли-продажи по согласованной цене.
Отказывая в удовлетворении исковых требований, суды, исходя из буквального содержания договора аренды от 21.02.2000 N 119 юр-176, пришли к правильному выводу о том, что данный договор является смешанным (п. 3 ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации), его составной частью является предварительный договор купли-продажи недвижимого имущества. Поскольку сторонами не согласована цена объекта, по которой он подлежит отчуждению истцу, суды обоснованно признали предварительный договор незаключенным (п. 3 ст. 429, 555 Гражданского кодекса Российской Федерации). С учетом того, что в предварительном договоре не согласованы все существенные условия основного договора, суды сделали правомерный вывод об отсутствии у истца права требовать заключения основного договора купли-продажи объекта. Судами обоснованно отмечено, что протокол согласования цены объекта, не содержит положений, свидетельствующих о согласовании сторонами цены, по которой объект будет отчужден в собственность истца…”

Позиция 2. Условие договора аренды о том, что по окончании аренды арендодатель обязан продать арендатору по отдельному договору объект аренды, не может быть квалифицировано в качестве предварительного договора купли-продажи.

Судебная практика:

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11.05.2011 по делу N А11-3565/2010
“…Как видно из документов и установил суд, Банк (арендодатель) и ООО “Лидер-Авто” (арендатор) заключили договоры от 15.12.2008 N А-1-15/12/08 и от 31.12.2008 N 04-31/12/08 аренды оборудования – электронных терминалов, адаптированных в банковскую систему электронных расчетов, согласно спецификации.
На основании пункта 2.2.5 договоров арендодатель обязан в течение 10 дней с момента получения от арендатора уведомления, указанного в пункте 2.1.9 договоров, заключить с последним договор купли-продажи оборудования по форме приложения N 3 на условиях указанных в договоре, при условии надлежащего и своевременного исполнения истцом своих обязанностей, указанных в пункте 2.1 договоров.
Аргумент заявителя о том, что договоры аренды по сути являются предварительными договорами, основан на неправильном толковании норм материального права.
Данные договоры по правилам пункта 3 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации относятся к категории смешанных договоров, содержащих в себе элементы договоров купли-продажи и аренды.
Остальные доводы заявителя отклоняются по мотивам, приведенным в настоящем постановлении…”

Понуждение к заключению договора купли-продажи объекта аренды

В соответствии с п. 1 ст. 624 ГК РФ в законе или договоре аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены. В силу п. 1 ст. 19 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” договором лизинга может быть предусмотрено, что предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя по истечении срока договора лизинга или до его истечения на условиях, предусмотренных соглашением сторон. Данные нормы не указывают, какие требования вправе предъявить арендатор в том случае, когда арендодатель уклоняется от заключения договора купли-продажи.

8.1. Вывод из судебной практики: Если арендатор надлежащим образом исполнял свои обязательства, то по окончании срока действия договора, который предусматривает преимущественное право арендатора выкупить арендуемое имущество по определенной выкупной цене, он вправе понудить арендодателя к заключению договора купли-продажи.

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 04.05.2011 N КГ-А40/3314-11 по делу N А40-97394/10-82-848
“…Неисполнение лизингополучателем указанного требования лизингодателя явилось основанием для обращения ООО “ЛТ-Лизинг” в суд с иском о взыскании с ООО “Эврикон-Строй” 303.891 руб. 18 коп. задолженности по уплате лизинговых платежей за время просрочки возврата предмета лизинга (за период с 06.08.10 по 15.09.10), а также о возврате предмета лизинга, переданного по договору от 27.07.07 N 473-п: крана стрелового, самоходного КС-5576Б 2007 года выпуска, VIN X8969814270AW9029, цвет белый, по адресу: г. Москва, ул. Маломосковская, д. 22.
ООО “Эврикон-Строй” предъявило встречный иск об обязании ООО “ЛТ-Лизинг” заключить договор купли-продажи предмета лизинга, переданного по договору от 27.07.07 N 473-п: крана стрелового, самоходного КС-5576Б 2007 года выпуска, VIN X8969814270AW9029, номер двигателя 70234593, шасси Y3M63030370002735 на условиях проекта, направленного письмом от 03.08.10 N 136/08-10.
Отказывая в удовлетворении первоначальных исковых требований, суды первой и апелляционной инстанций пришли к правильному выводу об отсутствии предусмотренных статьей 622 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктом 4 статьи 17 Федерального закона от 29.10.98 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)”, пунктом 4.32 договора от 27.07.07 N 473-п оснований для изъятия предмета лизинга.
При этом суды обеих инстанций, установив факт добросовестного исполнения лизингополучателем условий договора внутреннего финансового лизинга движимого имущества с полной амортизацией от 27.07.07 N 473-п, пришли к обоснованному выводу о наличии у ООО “Эврикон-Строй” преимущественного права на приобретение предмета лизинга путем заключения с ООО “ЛТ-Лизинг” договора купли-продажи по выкупной цене, не превышающей суммы в размере 80.000 с учетом НДС.
Так, согласно пункту 1 статьи 624 Гражданского кодекса Российской Федерации в законе или договоре аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.
В силу пункта 1 статьи 19 Федерального закона от 29.10.98 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” договором лизинга может быть предусмотрено, что предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя по истечении срока договора лизинга или до его истечения на условиях, предусмотренных соглашением сторон.
В соответствии с пунктом 10.1 договора внутреннего финансового лизинга движимого имущества с полной амортизацией от 27.07.07 N 473-п по окончании срока действия договора при условии добросовестного исполнения лизингополучателем его условий, последний имеет преимущественное право на приобретение предмета лизинга путем заключения с лизингодателем договора купли-продажи по выкупной цене, не превышающей суммы в размере 80.000 руб. 00 коп. с учетом НДС.
Таким образом, с учетом установленных обстоятельств, а именно того, что, несмотря на добросовестное исполнение лизингополучателем условий договора внутреннего финансового лизинга движимого имущества с полной амортизацией от 27.07.07 N 473-п и истечение срока его действия, ООО “ЛТ-Лизинг”, для которого в силу пункта 1 статьи 624 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 1 статьи 19 Федерального закона от 29.10.98 N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)”, пункта 1.10 договора лизинга заключение договора купли-продажи предмета лизинга обязательно, необоснованно уклоняется от заключения указанного договора, суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу о правомерности заявленного на основании пункта 4 статьи 445 Гражданского кодекса Российской Федерации требования об обязании лизингодателя заключить с лизингополучателем договор на условиях, предложенных понуждающей стороной…”

8.2. Вывод из судебной практики: Арендатор не обязан выкупать имущество по договору аренды с правом выкупа.

Судебная практика:

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 26.04.2018 N Ф07-2055/2018 по делу N А56-89470/2016
“…Как следует из материалов дела, ООО “ОГС” (арендодатель) и ООО “Пальмира” (арендатор) 12.11.2012 заключили договор аренды нежилого помещения 9Н, расположенного в здании по адресу: Санкт-Петербург, наб. Обводного канала, д. 134-136-138, корп. 71, лит. А.
Согласно пункту 5.1 договора арендатор имеет право выкупить арендуемый объект.
Пунктом 5.3 договора предусмотрено, что в счет выкупной цены арендатор выплачивает ежемесячно, не позднее последнего рабочего дня месяца, начиная с тринадцатого месяца аренды не менее 1 325 000 руб.
Платежными поручениями от 18.04.2014 N 155, от 23.04.2014 N 160, от 17.04.2014 N 143 и от 29.04.2014 N 183 арендатор перечислил арендодателю взносы на выкуп помещения в размере 615 000 руб., 3 360 000 руб., 1 325 000 руб. и 1 325 000 руб. 08 коп. соответственно.
Решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 21.12.2015 по делу N А56-12152/2015 ООО “Пальмира” признано несостоятельным (банкротом), введена процедура конкурсного производства, конкурсным управляющим утвержден Монов А.Е.
Претензией Монов А.Е. потребовал у ООО “ОГС” возврата 6 625 000 руб. 08 коп. в связи с прекращением арендных отношений.
ООО “Пальмира”, ссылаясь на прекращение договорных отношений и невыполнение ООО “ОГС” претензионных требований, обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.
Суды первой и апелляционной инстанций, исходя из буквального толкования спорного договора и сопоставления представленных в материалы дела документов, пришли к выводу о том, что между сторонами был заключен договор аренды с правом выкупа.
Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 2 информационного письма от 11.01.2002 N 66 “Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой” указал, что к договору аренды имущества, предусматривающему переход в последующем права собственности на это имущество к арендатору, применяются только те правила о договоре купли-продажи, которые регламентируют форму данного договора (пункт 3 статьи 609 и статьи 624 ГК РФ).
Согласно пункту 3 статьи 609 ГК РФ договор аренды имущества, предусматривающий переход в последующем права собственности на это имущество к арендатору (статьи 624 ГК РФ), заключается в форме, предусмотренной для договора купли-продажи такого имущества.
В законе или договоре аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены (пункт 1 статьи 624 ГК РФ).
Из названной нормы следует, что внесение выкупной цены как платы за приобретение имущества в собственность является не обязанностью арендатора, а его правом, реализация которого влечет возникновение у него права собственности на арендуемое имущество. Если арендатор по каким-либо причинам этим правом не смог или не захотел воспользоваться, то единственным последствием этого окажется невозможность приобретения им права собственности на арендуемое имущество.
Согласно пункту 1 статьи 450 ГК РФ изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено данным Кодексом, другими законами или договором.
Как установлено судами и подтверждается материалами дела, дополнительным соглашением от 27.02.2015 договор аренды от 12.11.2012 расторгнут и по акту приема-передачи помещение возвращено арендодателю.
Выкуп арендованного имущества по условиям договора является правом арендатора, а не его обязанностью, договор аренды расторгнут, следовательно, в силу пункта 2 статьи 453 ГК РФ обязательства сторон по нему прекращены, в том числе и условие о выкупе арендованного имущества. В связи с этим суды правомерно удовлетворили требование о взыскании выкупной стоимости арендованного имущества…”

 Недействительность договора аренды с правом выкупа арендованного имущества

9.1. Вывод из судебной практики: В случае когда условия о выкупе арендованного имущества противоречат закону, недействительным признается договор в целом, а не его часть, если стороны не намеревались заключить обычный договор аренды.

Судебная практика:

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 “О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”
“…100. Признавая сделку недействительной в части, суд в решении приводит мотивы, исходя из которых им был сделан вывод о том, что сделка была бы совершена сторонами и без включения ее недействительной части (статья 180 ГК РФ). При этом в силу пунктов 1 и 4 статьи 421 ГК РФ признание судом недействительной части сделки не должно привести к тому, что сторонам будет навязан договор, который они не намеревались заключать. В связи с этим при решении вопроса о признании недействительной части сделки или сделки в целом суду следует вынести указанный вопрос на обсуждение сторон (статья 56 ГПК РФ, статья 65 АПК РФ).
Например, если судом будет установлено, что стороны не намеревались заключить обычный договор аренды, в случае противоречия закону условий о выкупе арендованного имущества в договоре аренды с выкупом недействительным признается весь договор в целом…”

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Постановление Президиума ВАС РФ от 01.07.2003 N 11224/02
“…Как установлено судом, заключенный сторонами договор аренды с правом выкупа от 26.07.2000 предусматривал переход муниципального имущества в собственность ответчика после внесения арендодателю всей причитающейся суммы арендной платы в качестве выкупной цены. В связи с этим суд обоснованно дал оценку указанному договору как сделке приватизации, направленной на отчуждение муниципального имущества в частную собственность.
В соответствии со статьей 26 Федерального закона от 21.07.97 N 123-ФЗ “О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации” приватизация государственного и муниципального имущества по договорам аренды с правом выкупа допускается лишь по таким договорам, которые заключены до вступления в силу Федерального закона от 03.07.91 N 1531-1 “О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации”. Следовательно, суд обоснованно признал договор аренды с правом выкупа от 26.07.2000 ничтожной сделкой как противоречащий законодательству о приватизации.
Правомерно судебными актами признана неосновательной ссылка ответчика на возможность согласно статье 180 Гражданского кодекса Российской Федерации признания договора недействительным лишь в части права арендатора на выкуп имущества, поскольку сделка была направлена на отчуждение имущества.
Таким образом, муниципальное имущество было передано ответчику по ничтожной сделке и в соответствии со статьей 167 Гражданского кодекса Российской Федерации подлежит возврату собственнику в порядке применения последствий недействительности сделки, а не путем виндикации имущества из чужого незаконного владения на основании статьи 301 Гражданского кодекса Российской Федерации, как указал в решении суд…”

Последствия недействительности договора купли-продажи арендованного имущества

В соответствии с п. 2 ст. 624 ГК РФ в договоре аренды может отсутствовать условие о выкупе, но стороны в любой момент вправе заключить соглашение о выкупе. На практике возникают споры по поводу того, сохраняет ли арендатор право аренды в отношении выкупленных помещений, если договор купли-продажи будет признан недействительным.

10.1. Вывод из судебной практики: Если арендатор покупает арендованное имущество, то договор аренды прекращает свое действие, даже если договор купли-продажи указанного имущества будет признан недействительным. Следовательно, с даты заключения договора купли-продажи арендатор утрачивает право аренды.

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 10.08.2011 N КГ-А40/8128-11 по делу N А40-56099/10-113-471
“…Как следует, из материалов дела и установлено судами, 05.09.1994 между ООО “ТВМ-трейд” (арендатор) и Комитетом по управлению имуществом г. Москвы (арендодатель) был заключен договор аренды недвижимого имущества N 6-610/94, в соответствии с которым арендодатель передал арендатору во временное владение и пользование нежилое помещение, расположенное по адресу: город Москва, ул. Севанская, д. 15, корп. 1, на срок с 01.07.1994 по 01.07.2019.
22.05.2001 ООО “ТВМ-трейд” и СГУП по продаже имущества г. Москвы был заключен договор купли-продажи ВАМ N 15461/ВАМ 3048 помещений площадью 1004,9 кв. м, расположенных по вышеуказанному адресу.
В силу статьи 608 ГК РФ арендодателем по договору аренды является собственник имущества.
В соответствии с ч. 1 ст. 617 Гражданского кодекса Российской Федерации переход права собственности (хозяйственного ведения, оперативного управления, пожизненного наследуемого владения) на сданное в аренду имущество к другому лицу не является основанием для изменения или расторжения договора.
Установив, что договор аренды нежилого помещения N 6-610/94 от 05.09.1994 прекратил свое действие в связи с заключением договора купли-продажи от 22.05.2001 г. спорного нежилого помещения, при том, что в последующем договор купли-продажи был признан недействительной сделкой в силу ее ничтожности (ст. 168 ГК РФ), суд пришел к выводу об утрате истцом права аренды на спорное нежилое помещение, в связи с чем положения ст. 617 Гражданского кодекса РФ не могут быть применимы в данном случае.
В кассационной жалобе не приведено доводов и доказательств, опровергающих установленные судами обстоятельства, как и не приведено мотивов, которые в соответствии со ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации могли бы явиться основанием для отмены обжалуемых судебных актов…”

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Определение ВАС РФ от 27.10.2011 N ВАС-12758/11 по делу N А40-56099/10-113-471
“…Судом установлено, что 05.09.1994 между ТОО “ТВМ-трейд” (правопредшественник истца, арендатор) и Комитетом по управлению имуществом г. Москвы (арендодатель) был заключен договор аренды N 6-610/94 нежилых помещений, расположенных по указанному адресу, сроком с 01.07.1994 по 01.07.2019.
Между обществом “ТВМ-трейд” и СГУП по продаже имущества г. Москвы 22.05.2001 был заключен договор купли-продажи спорных помещений.
Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.04.2007 по делу N А40-69451/06-138-511 установлено, что договор купли-продажи от 22.05.2001 между обществом “ТВМ-трейд” и СГУП по продаже имущества г. Москвы является недействительной сделкой (ничтожной в силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации как совершенной с нарушением требований статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 40 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ “Об обществах с ограниченной ответственностью”), не порождающей перехода права собственности на недвижимость к обществу “ТВМ-трейд”.
Полагая, что договор аренды от 01.09.1994 является действующим, у арендатора отсутствует волеизъявление на выкуп арендованного имущества, общество “Агроаспект” незаконно владеет и пользуется арендованным имуществом, истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском.
Отказывая в удовлетворении исковых требований, суды исходили из следующего.
Суды установили, что договор аренды нежилого помещения от 05.09.1994 прекратил свое действие в связи с заключением договора купли-продажи от 22.05.2001 спорного нежилого помещения, несмотря на признание впоследствии договора купли-продажи ничтожной сделкой, общество “ТВМ-трейд” утратило право аренды на спорное нежилое помещение, поэтому пришли к выводу о том, что положения статьи 617 Гражданского кодекса Российской Федерации в данном случае применению не подлежат.
Суд признал, что истец не является собственником спорных объектов и не владеет ими на каком-либо ином вещном праве, либо по основанию, предусмотренному законом или договором, поэтому, руководствуясь статьями 301, 305 Гражданского кодекса Российской Федерации, отказал в удовлетворении иска об истребовании имущества.
Изучив содержащиеся в заявлении доводы и принятые по делу судебные акты, коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации сделала вывод об отсутствии оснований, предусмотренных частью 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, по которым дело может быть передано на рассмотрение в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации…”

Московский округ

Постановление ФАС Московского округа от 21.05.2012 по делу N А40-63092/11-23-512
“…21.11.2003 г., на основании решения Комиссии по продаже объектов нежилого фонда города Москвы от 17.04.2002 (протокол N 50) и Распоряжения Департамента имущества города Москвы от 14.11.2002 N 5877-р, город Москва в лице Специализированного государственного унитарного предприятия (СГУП) по продаже имущества города Москвы (Продавец) и РПОД “Христианский немецкий союз” (Покупатель) заключили договор купли-продажи N ВАМП (МКИ) N 20781, в соответствии с которым Покупатель осуществляет выкуп нежилого здания – памятника истории и культуры “Здание военно-фельдшерской школы, сер. XIX в. 1780-е гг.” площадью 1586,8 кв. м, расположенное по адресу: г. Москва, Госпитальная пл., д. 1/10, находящегося в государственной собственности города Москвы и арендуемого Покупателем на основании охранно-арендного договора N 236-з от 01.10.2000 г.
Суд апелляционной инстанции, установив совпадение должника и кредитора в одном лицу в силу ст. 413 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришел к выводу о том, что с момента заключения между представителем собственника и арендатором договора купли-продажи арендованного недвижимого имущества обязательства из договора аренды прекратились.
При этом суд принял во внимание решение Арбитражного суда города Москвы от 07.12.2006 по делу N А40-57864/06-52-404, вступившее в законную силу, которым удовлетворены исковые требования города Москвы в лице Департамента имущества города Москвы о признании недействительным (ничтожным) договора купли-продажи ВАМП (МКИ) N 20781 от 21.11.2003, и применении последствий недействительности сделки: возврате городу Москве в лице Департамента имущества города Москвы нежилого здания – памятника истории и культуры “Здание военно-фельдшерской школы, сер. XIX в. 1780-е гг.” площадью 1586,8 кв. м, расположенного по адресу: г. Москва, Госпитальная пл., д. 1/10 и обязании СГУП по продаже имущества города Москвы и возврате РПОД “Христианский Немецкий союз” денежных средств, полученных по договору в размере 8559 062 руб., обязании Департамента имущества города Москвы возвратить РПОД “Христианский Немецкий союз” денежные средства в размере 2139 768 руб.
В обоснование указанного вывода суд апелляционной инстанции исходил из зарегистрированного права собственности города Москвы на спорный объект недвижимости при отсутствии каких-либо обременений и ограничений права, что подтверждается выпиской ЕГРП от 12.01.2012 г. N 11/005/2012-078, поскольку право собственности истца и запись о нем были аннулированы вместе с правом на обременение данной собственности в силу норм ст. 413 Гражданского кодекса РФ, признание сделки, обосновывавшей переход права собственности к истцу, недействительной в силу ничтожности, исходя из нормативной основы государственной регистрации, не предусматривающей возможности осуществления государственной регистрации права на обременение после признания последней сделки ничтожной, что в силу норм ст. 8 Гражданского кодекса РФ, лишает истца права на обременение имущества в форме аренды.
В связи с чем суд апелляционной инстанции признал ошибочным вывод суда первой инстанции о том, что охранно-арендный договор от 01.10.2000 г. N 236-з является действующим.
В силу ч. 2 ст. 651 Гражданского кодекса Российской Федерации договор аренды здания или сооружения, заключенный на срок не менее года, подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации.
Вместе с тем, признание договора купли-продажи от 21.11.2003 г. N 20781 в рамках дела N А40-57864/06-52-404 ничтожным, позволяет считать охранно-договор от 01.10.2000 г. N 236-3 заключенным только с момента государственной регистрации.
Однако доказательства, свидетельствующие о государственной регистрации права на обременение после признания в судебном порядке сделки ничтожной в материалах дела отсутствуют.
Иная оценка заявителем жалобы установленных судами фактических обстоятельств дела и толкование положений закона не означает допущенной судом при рассмотрении дела судебной ошибки…”

11. Выкуп арендованного имущества в порядке, установленном Федеральным законом от 22.07.2008 N 159-ФЗ

Статья 3 Федерального закона от 22.07.2008 N 159-ФЗ регулирует условия преимущественного выкупа государственного имущества, арендованного субъектами малого и среднего предпринимательства. Судебная практика разъясняет, при каких обстоятельствах данное преимущественное право не возникает.

11.1. Вывод из судебной практики: Арендодатель не вправе отказать арендатору в выкупе имущества в соответствии с Федеральным законом от 22.07.2008 N 159-ФЗ, ссылаясь на отсутствие госрегистрации договора аренды, если данный договор фактически исполнялся и его существенные условия были согласованы.

Судебная практика:

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 20.04.2015 N Ф05-1328/2015 по делу N А41-34818/14
“…Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд апелляционной инстанции исходил из того, что договор аренды, не зарегистрированный в установленном порядке, не привел к возникновению у предпринимателя преимущественного права на выкуп нежилого помещения в соответствии с Федеральным законом от 22.07.2008 N 159-ФЗ, равно как и дополнительные соглашения к такому договору, также не прошедшие государственную регистрацию; тем самым, предприниматель не соответствует предъявляемым пунктом 1 статьи 3 Федерального закона от 22.07.2008 N 159-ФЗ требованиям к субъектам, обладающим преимущественным правом на приобретение арендуемого имущества в порядке, предусмотренном данным Законом.
Между тем кассационная коллегия считает ошибочными данные выводы апелляционного суда.
Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, 01.02.2014 между Комитетом по управлению имуществом Администрации Наро-Фоминского района Московской области и ИП Полевым А.А. был заключен договор аренды N 1653 недвижимого имущества – нежилого помещения с условным номером 50-50-26/026/2009-131, расположенного по адресу: Московская область, г. Наро-Фоминск, ул. Парковая, д. 6.
Договор заключен на срок с 01.02.2004 по 31.12.2008, однако не зарегистрирован в установленном законом порядке.
Дополнительными соглашениями от 01.01.2009, 01.11.2010, 01.10.2011, 01.01.2012, 01.01.2013 к договору срок аренды ежегодно продлевался.
Согласно правовой позиции Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 14 Постановления от 17.11.2011 N 73 “Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды” в редакции Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.01.2013 N 13 (далее – Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.11.2011 N 73), отсутствие государственной регистрации аренды в случаях, когда необходимость такой регистрации установлена законом, не означает отсутствия обязательственных связей между контрагентами по этому соглашению.
Существенными условиями для договоров аренды законодателем указаны условия об имуществе, подлежащем передаче арендатору в качестве объекта аренды (статья 607 Гражданского кодекса Российской Федерации), а также о размере арендной платы (статья 606 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Как следует из материалов дела и правомерно установлено судом первой инстанции, соглашение по указанным условиям в договоре аренды было достигнуто, имущество было передано арендатору и договор фактически исполнялся – заявитель пользовался арендованным имуществом, внося арендную плату, а ответчик принимал исполнение в течение всего периода действия договора, в связи с чем единственным последствием отсутствия государственной регистрации договора являются лишь установленные пунктом 14 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.11.2011 N 73 обстоятельства отсутствия у лица, пользующегося имуществом по договору аренды, не прошедшему государственную регистрацию, возможности противопоставления своих прав из договора третьим лицам, но не отсутствия у него всех прав арендатора по договору, в том числе права, предоставленного арендаторам, являющимся субъектами малого предпринимательства, нормами Федерального закона от 22.07.2008 N 159-ФЗ – на выкуп арендованного имущества.
Суд первой инстанции указал, что материалами дела подтверждается, что ИП Полев А.А. относится к субъектам малого и среднего предпринимательства и отвечает всем условиям, перечисленным в статье 3 Федерального закона от 22.07.2008 N 159-ФЗ.
На момент обращения с заявлением задолженности по арендной плате не имелось.
С учетом изложенного, исходя из норм действующего законодательства, кассационная коллегия считает, что суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о том, что препятствий для реализации права заявителя на приватизацию спорного помещения не имеется, в связи с чем отказ предпринимателю в выкупе арендуемого им нежилого помещения является незаконным, противоречащим нормам Федерального закона от 22.07.2008 N 159-ФЗ и нарушающим законные права и интересы заявителя, а требования предпринимателя о признании отказа в выкупе имущества незаконным и обязании администрации совершить юридически значимые действия, установленные частью 3 статьи 9 Федерального закона от 22.07.2008 N 159-ФЗ, необходимые для реализации преимущественного права на приобретение в собственность арендуемого ИП Полевым А.А. имущества, обоснованно удовлетворил…”

12. Невозможность изменения выкупной цены арендуемого имущества

Статья 624 ГК РФ разрешает выкупать арендованное имущество, если это предусмотрено законом или договором. На практике возникают ситуации, когда арендодатель требует изменения предусмотренного договором размера выкупной стоимости арендованного имущества. Анализ судебной практики позволяет дать ответ на вопрос, законно ли такое требование арендодателя.

12.1. Вывод из судебной практики: Арендодатель не вправе требов